пост недели от cindy hockley
«TOLLEBANT IN SEATTLE» S. Bradshaw до 26.02
«VOCES OCEANI» Sophia Novac до 02.03
«DEUS EX MACHINA» Nicolette Aderly до 01.03
сиэтл, апрель-май 2020 года
расы — способности — мистика

blind faith

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » blind faith » перекрёстки сумерек » hp: finite incantatem


hp: finite incantatem

Сообщений 31 страница 44 из 44

1

http://forumstatic.ru/files/001a/e2/23/77344.png
HARRY POTTER 1980 // МИНИСТР МЕРТВ

0

31

аластор муди ждет

https://i.imgur.com/iDDvACr.gif https://i.imgur.com/vDSs3ie.gif

Mackenna & Allan Belby
[1959, всё на выбор игрока; —// внешность: maia mitchell]
[1960, всё на выбор игрока; —// внешность: dylan sprouse]

вам повезло оказаться братом и сестрой - пока родители только и делали, что ругались и выясняли отношения, вы всегда держались вместе. маккена старше на год с хвостиком, но всегда была настоящей старшей сестрой. уводила аллана подальше от ссорящихся родителей, читала ему сказки на ночь, помогала осваивать магию, оберегала в хогвартсе и не давала ему думать, что он не нужен своим родителям.
донна буквально свою жизнь положила ради детей - воспитывала, приводила в общество, делала всю ту работу, что должна была;
аластор был отцом скорее приходящим, даже пока они жили вместе, - он пытался иногда быть примером, но у него не получалось;
семьи у них не вышло, но кого в этом винят дети?

быть ребёнком такого человека, как аластор муди, сложно по умолчанию, а когда он запрещает об этом распространяться и всячески оберегает, давая детям девичью фамилию, приезжая исключительно в шотландию для встреч, нет-нет да наблюдая за тем, чем они занимаются, просто невозможно. любят ли дети его? вопрос слишком открытый.

он не запретит им ввязаться в войну - если маккена или аллан захотели пойти в аврорат, он отговаривать не станет. если кто-то из них захочет рваться в политику, делать этот мир лучше, пытаться всё исправить, он только поддержит - аластор надеется, что хотя бы немного смог вложить своим детям главное - отличать зло от добра нужно уметь и к первому никогда не примыкать.
он всегда готов прийти им на помощь, но не всегда способен это сделать - у него слишком много забот, о которых вслух распространяться не  может, но дети, наверно, понимают; тяжело вздыхают и улыбаются грустно, когда он пропускает очередной праздник/путает дни рождения/забывает про выпускной, но обнимут его и улыбнутся почти искренне, когда он всё же приедет навестить с новыми шрамами и увеличивающимися мешками под глазами.

муди хотел бы стать для своих детей классным, правильным и самым лучшим отцом, но упустил свой шанс ещё с десяток лет назад, когда главной целью в жизни выбрал карьеру.


не могу и не буду ограничивать вас какими-либо сухими фактами о детях - их характеры, био и цели полностью остаются на вас, главное - это наши отношения. если вы хотите быть ребёнком одного из самых знаменитых авроров, но абсолютно ужасного отца, велком, вы прямо по адресу. у нас будет всё - и любовь, и ссоры, и непонимание, и попытки сблизиться, я готов принять любую вашу историю и раскрутить её в разные стороны.
заявка на маму - выше, своей био обязательно поделюсь и в курс дела введу, вы только приходите  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Аластор сглатывает слишком много крови; его почти выворачивает наизнанку, железный привкус на языке заставляет поморщиться, но он продолжает держать палочку наготове побелевшими от усердия пальцами, и всматривается в тёмный коридор полуразрушенного уже дома, пытаясь уловить гудящей головой и, по всей видимости, на половину отказавшим слухом хоть какое-то движение впереди. Он сплёвывает кровь, вновь скопившуюся в горле, и осторожно пробирается вперёд, когда поисковое заклинание возвращается без вестей, но палочку не опускает - бдительность он сегодня больше не потеряет.
Чем ближе выход, тем сильнее ноет тело - пронзительной болью отдают сломанные рёбра, норовящие пробить какой-нибудь ближайший орган, левая рука непослушной верёвкой свисает по телу, потому что в плечо попали заклятьем, глаза и рот застилает кровь, но Аластор не собирается падать прямо в логове врага, ожидая, когда к убитым и поверженным им пожирателям присоединится подмога. Он хочет выбраться как можно скорее, прекрасно осознавая свои шансы на борьбу даже с хиленьким дилетантом - никакие. Он по стене буквально идёт, выходит из дома и спешит, хромая - боль в колене отвратительная - к границе антиаппарационных чар, наложенных им же, чтобы добить себя этим окончательно, но вызывать патронуса на подмогу уже некогда; может не дождаться.
Муди аппарирует прямо к порогу больницы святого Мунго и всё, что успевает, это злобным взглядом окатить ошалевшую от такого визитёра привет-ведьму - добрый вечер, у вас гости.

Он знает, что его пичкают как можно большим количеством зелий, чтобы не проснулся, не встал с кровати раньше положенного, чтобы отлежался и не дал швам разойтись, а костям проткнуть всё-таки почки или лёгкие, но Муди всё равно просыпается. С гудящей головой, накатывающей болью по всему телу, судорожно вздыхает и не может полной грудью этого сделать, потому что повязки на груди слишком плотные; он выругивается негромко и приподнимается, чтобы палату осмотреть. В темноте почти не ориентируется сначала, одно понимает - он здесь в одиночестве; какая честь, неужели нужно было дослужиться до командора, чтобы начать попадать в одиночные палаты, а не за компанию с другими не самыми везучими аврорами?
Аластор пытается встать, но получается не с первого раза; он всё же отталкивается свободной рукой от койки и привстаёт, мгновенно головокружение и тошноту ощутив - когда это он головой приложиться успел? Сидя на постели, пытается прийти в себя, головой встряхивает, дурные позывы желудка игнорируя, но едва ли успевает хотя бы одну ногу опустить на пол, как в палату врывается по меньшей мере целый взвод колдомедиков, они спешат уложить его тут же, но встречаются с громкой тирадой из изощрённых матов и громогласным "не трогайте меня".
Его боятся - он прекрасно это знает и пользуется бессовестно, чтобы своё получить; в святом Мунго его лечить не все хотят, потому что бедолагам после такого отпуск нужен, а желательно обливэйт. Муди - пациент откровенно паршивый, он не даёт себя долечить, не принимает назначенные лекарства в срок и требует слишком много обезболивающего, но сегодня он рвёт даже свои рекорды - никогда ещё не стремился покинуть госпиталь после нескольких часов попадания с такими ранениями.
Он головой прекрасно понимает, что едва ли живым выбрался из засады, в которую попал, но признавать этого не хочет, - у него свой план действий, своё чётко отработанное расписание, в которое отлежаться в Мунго никак не вписывается. У Муди, наверно, поехала крыша - так многие за спиной у него говорят, но сейчас это видно слишком ярко, он себя беречь совершенно перестал. Иначе суицидальные порывы в одиночку с врагом сражаться объяснить сложно; его за это никто по головке не погладит, он знает, но в Ордене запросто можно сказать, что невинную находку проверял и вообще к чёрту идите, выбрался же, ну а Руфусу... Руфус лишних вопросов задавать давно перестал, а учитывая последние события - всё молча и так поймёт.
Убийства двух министров и нападение вскоре на действующего почву из-под ног выбивают у всей магической Британии, но Аластор это всё ещё и лично воспринимает. Он с каждым из убитых общался близко, он их знал хорошо и прямо перед убийством выпивал, обсуждая грядущие изменения и поздравляя Милли с победой; он всегда был близок с той, которой выжить удалось, хоть и общаться они прекратили так давно, что и посчитать не выйдет. У Аластора ориентиры сбиваются, он всё слишком близко к сердцу воспринимает - это личное уже, далеко не ради мира во всём мире. Он хочет найти убийцу, хочет преподать урок тем, кто Юджинию пытался убить, хочет как следует отработать то, что должен, но в итоге сам на пороге смерти чуть не оказывается.
Останавливает ли его этого?
Вовсе нет.

Колдомедикам едва ли удаётся убедить Муди в том, что ему придётся переждать до утра - раны кровоточат, в глазах двоится, зелья ещё не подействовали. Тяжёлой артиллерией в палату входит Скримджер, вздыхает тяжело и в кресло рядом с койкой приземляется, смотрит прямо и молчаливый вопрос "что в этот раз?" Муди стойко игнорирует, предпочитая возмущаться на то, что не подписывался отсиживаться в больнице - с ним всё нормально, он не ребёнок, уберите руки, в конце концов, повязки ещё не настолько грязные. Руфус пытается быть убедительным, говорит умно, а потом не очень, даже угрозы в ход пускает, но Муди отмахивается от друга, как от назойливой мухи: его слова что горох об стену, в голове Аластора приживаться не собираются. Он пробудет здесь до утра и ни минутой больше - у него много дел, он в отпуске не нуждается.
Руфус выходит из палаты не рассерженным, не удивленным, просто никаким - он знает, что если Аластор себе в голову что-то вбил, его в этом не переубедить. Он берёт с него обещание остаться до утра и принять все рекомендации колдомедиков, на что Муди неохотно соглашается и укладывается поудобнее, требуя у девочки, снующей рядом с ним, принести что-нибудь поесть.
[float=right]https://i.imgur.com/hdR59iX.gif[/float]Ему всё надоедает примерно через час - он за это время в своей голове успевает множество вариантов почти проваленной операции перебрать, а ещё ему нужно Ордену сообщить о том, где оказалась новая ставка и где Муди хорошенько подчистил ряды пожирателей, потому, оказавшись один, отправляет патронус Боунсу, детали сокращая и требуя отправить туда самую организованную группу на ещё одну разведку и поиск существенных улик, сам же обещает уже завтра в штабе появиться и подробнее всё рассказать. Он доедает свой йогурт и пытается уснуть, но лишь может нервно ворочаться, а заслышав в коридоре слишком много голосов - как кстати прямо рядом с его палатой - встаёт всё же с койки, в этот раз легче и без воротящего головокружения, и выходит из палаты, сталкиваясь сразу с целой, мать её, армией.
Вы не должны вставать, - к нему уже мчится колдомедик, но Муди закатывает глаза, опираясь здоровой рукой о косяк двери и переводит взгляд на обернувшуюся женщину, которую он и так со спины узнать успел, только в коридоре оказавшись. Муди скрежещет зубами недовольно тут же, злобой наполняется через край - Руфус решил, что тяжёлая артиллерия в данном случае поможет, да только Аластор как раз из тех, кто может послать нахер и министра без лишнего зазрения совести. В конце концов, они это уже и так сделали.
- А Вы с каких пор отдаёте распоряжения о лечении авроров, госпожа министр? - хмыкает Муди, делая шаг вперёд. Ему абсолютно всё равно, что Юджиния себе в голове надумала - он слушать её не намерен, ровно как и она его. С места командор не двигается, в палату возвращаться не собираясь, когда за него решают, как, где и сколько ему оставаться, он в стороне оставаться не собирается. На её вопрос глаза закатывает и поджимает губы. - Сержант Финнеас, если посмеете не дать мне уйти, о карьере в Аврорате можете забыть, - превышение полномочий прямо перед министром и доброй половиной Мунго - это как раз в духе Муди, да только он знает, что ему за это ничего не будет. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться, мисс Дженкинс, - ему теперь на любые обещания совершенно плевать, потому что Руфус свои тоже нарушил.

Муди делает ещё шаг вперёд и к нему тут же рвётся по меньшей мере половина присутствующих - Финнеаса он таким взглядом обдаёт, что тот поспешно шаг назад делает, а на колдомедиков же шипит недовольно проклятиями, но когда он пошатывается, не имея возможности на месте удержаться от резко подкатившей слабости, его тут же под руки хватают. Аластор злится пуще прежнего, он с громогласным "я в порядке" их руки сбрасывает и опирается о дверь, с духом собираясь, но перед глазами фейерверки пробегают, а с повязки на теле уже кровь капает на пол - он перестарался в геройстве своём.
[float=left]https://i.imgur.com/WuSMaf1.gif[/float]Собирается с духом, чтобы не потерять сознание действительно - такой радости он министру не доставит, и поднимает на неё взгляд совершенно не добрый; разве этот человек сегодня чуть ли жизнь богу не отдал из-за того, что она чуть ли не погибла?
- Стерва, - выдаёт он недовольно, всё же помощь колдомедиков принимая, и разворачивается, проходя обратно в палату. Ему помогают улечься на койку, меняют повязку и пичкают новым зельем - он в ответ требует обезболивающее, но те качают головой в ответ, мол, принял и так много. Аластор глаза закатывает и на подушку откидывается, пока с ним все процедуры необходимые выполняют, а потом глаза с потолка уводит и вновь видит перед собой Юджинию - он что, сегодня за бесплатное представление?
- Что ты тут делаешь, Дженкинс? - он морщится недовольно и взмахом руки колдомедика прогоняет. - Решила меня тут запереть? - рычит сквозь зубы, женщину огнём совершенно несправедливого гнева обдавая, - я уйду отсюда утром и это не обсуждается. Можешь возвращаться к своим делам, уверен, у тебя их сейчас немало.

Отредактировано PR (20.09.2020 12:49:11)

0

32

бреннан маккливерт ждет

https://s1.gifyu.com/images/kei1737195fdf52f5198.gif https://s1.gifyu.com/images/kei2ebef8eaa533e045b.gif

Keiron MacClivert
[1952, слизерин'70, немного стажер-драконолог в заповеднике МакФасти, немного контрабандист, немного безработный; лояльность - ???; —// внешность: ryan gosling]

[indent] В его одиннадцать Распределяющая шляпа сомневается: Гриффиндор или Слизерин, и выбирает второе. Кейрон вырастает и показывает всем, что там действительно было над чем задуматься. Он отчаянный сорвиголова, и в драку бросается, не задумываясь, но за другого никогда в жизни подставлять себя под удар не будет. Талант у Кейрона другой: он мастерски находит тех, кто за него встанет горой, и без зазрения совести такими людьми пользуется.
[indent] Семья МакКливертов - потомственные драконологи; Кейрон любит и драконов, и соплохвостов, и сов, радует своими талантами преподавателя Ухода за магическими существами и вместе с младшим братом и кучей приятелей записывается в кружок УЗМС.
[indent] Ему четырнадцать, и половина семьи умирает от драконьих лап - любовь к драконам слегка пострадала, и Кейрон меняет намеченный курс, возиться с магическими существами больше не хочет. Их с братом забирает к себе другой клан драконологов - МакФасти, и Кейрон сматывает удочки от них в тот же день, когда в последний раз выходит из Хогвартс-Экспресса.
[indent] Он самостоятельный и деятельный; месяц живет у друзей, потом - снимает квартиру на деньги, которые достались в наследство. Уезжает в Румынию вместе со знакомыми, странными ребятами, имеющими подозрительно много дел в Лютном переулке.
[indent] С друзьями по школе и кружку УЗМС связи не поддерживает, решительно обрубает все контакты; даже младшему Брату высылает всего две коротких записки: одна о том, что все в порядке, другая, в 74-ом, с просьбой помочь выбраться из ямы, в которую Кейрон случайно попадает. Связался не с теми, задолжал, а украденное у МакФасти драконье яйцо поправило бы положение - но младший брат у Кейрона не такой ловкий, и он пожимает плечами и больше не пишет вовсе.
[indent] Кейрон женится так же внезапно, как происходит все в его жизни; любит ее без памяти, ненадолго оставляет свои слишком темные дела и переходит на почти легальные. Одно "но": его жена - Ваблатски, внучка известной прорицательницы. Талант у нее не такой явный, и все же однажды она неоднозначно сообщает Кейрону, что умрет - скоро, и по его вине.
Он принимает решение уехать от нее и из Румынии мгновенно, и на следующий день глаза открывает уже в "Дырявом котле".


Суеверен; отчасти это все - воспитание шотландской бабушки, отчасти - насыщенная жизнь Кейрона, которая научила смотреть по сторонам и отходить подальше от свистящих девушек, чтобы беду на себя не навлечь;
Понятия не имеет, что с его женой: надеется, что все в порядке, но боится, что неосторожная попытка связаться с ней потянет за собой предсказанное.
!! У кровожадной Ирмы есть мысль, что жена Кейрона была беременна и умерла родами.
В Лондоне быстро занимает свою нишу: Кейрон знает все о драконах и других магических существах, а еще - о способах доставить и продать все, что запрещено законом, но приносит неслабое количество галлеонов. Обитает недалеко от Лютного переулка.
Отношения с братом - сложные. Кейрон почти подставил Брена под удар своей затеей с драконьим яйцом, и больше младшим не интересовался, но в конце 1979 года неосторожно показался общим знакомым, и найти его теперь - дело техники, чем Брен занимается без большого удовольствия, но с семейным упорством.
Скорее всего, никого особенно не поддерживает, но более плотные контакты явно имеет с теми, кто за Темного Лорда.
Вероятно, у него есть группа "подчиненных" - браконьеров, которые охотятся за драконьими останками, чтобы выдернуть оттуда все ценное и продать.

Имя менять оооочень нежелательно, посмотрите на количество моих постов - вы упомянуты почти в каждом : D
Ждем большой драконоориентированной бандой <3 C кузиной Майрет можно проворачивать нелегальные дела, двое МакФасти помогут вспомнить счастливое детство, а я разрыдаюсь от счастья, поэтому пусть братик услышит, пусть братик придет!

пример вашего поста

Бреннан молча поднимает ладони вверх, клоунствуя вместо того, чтобы сказать «спасибо». Внезапно вспыхнувшее раздражение на себя оставило в горле кислый привкус. Он что-то не помнил, чтобы когда-либо начал откликаться на имя «Артур», еще и произнесенное с такой надеждой.
Только полных придурков зовут Артурами, — не удерживается Брен от по-детски злой мысли, пинает перед собой траву. Он не удосужился как-то развить разговор и узнать — если возможно, без лишней желчи, — когда она (и Артур) идут на вечеринку, чтобы — кто знает? — если хватит сил, пойти вместе с ними. По-дружески. Брен злится на себя еще пуще, оборачивается как ни в чем не бывало:
Ни за что не начну пить один. Берегу себя, видишь ли. Даниэль говорил что-то о гостьях из здешнего Министерства, не хочу в грязь лицом упасть.
Руки — в карманы, чтобы не треснуть себя по лбу. Он не узнал, добился ли того эффекта, которого вдруг захотелось добиться, но зато встретил милашку Артура — поглядите только, какой пай-мальчик, чудо, что не заявился в парадной мантии. Брен уже не оборачивался, но ему и не надо, и так понятно: этот время терять не будет. И то, что Брен внезапно понимает, на кой черт тот самый Артур сегодня заглядывал во все палатки в поисках бритвы, дела не улучшает. Удивительно, значит, он еще и недалек весьма, или просто глухой, как пень. Заявиться к МакКливерту, чтобы прихорошиться для МакФасти, каков идиот. У Брена кулаки чешутся. К Ирме он уже давно отношения не имеет, но это что другое, как не нахальство? Даже если он не слышал никаких шепотков по лагерю. Что у него, в конце концов, драконы глаза выели?
Брен бурчит про себя всю дорогу до центра лагеря, пользуясь тем, что отстал от группы впереди и не успел пристать к группе сзади. Порой на него накатывало что-то... так накатывало, что хоть волком вой. Зачем он вообще пошел к палатке Ирмы? Такое чувство, — рассуждает про себя Брен, провожая взглядом стайку незнакомых ему девушек, наверняка чьих-то стажерок, о которых сегодня весь день толковали, — что он собирался силой заставить ее идти вместе, и в последний момент то ли струсил, то ли опомнился, уж поди пойми. Одно хорошо — кажется, это все выглядело, как удачная шутка над... Брен тут же морщится, не в силах выносить эту свою скотскую сторону. Кому хорошо? Ирме, которую он, похоже, раз за разом подставляет и оставляет на растерзание всему их мужскому клубу из осуждающих кумушек-драконоборцев? Ему самому? Мысль о том, что он все же не такой трагический герой, каким представлялся себе еще утром, вызвала невыносимую сухость в горле. Слава Мерлину, он уже был на месте, мог сколько угодно злопыхать, уткнувшись в рюмку с наливкой. Не сравнить с огневиски — Брен поперхнулся, вспомнив, при каких обстоятельствах последний раз употреблял это пойло. Кто-то легкой рукой постучал его по спине — одна из девушек рядом с его знакомцем, тем самым Даниэлем. Что-то говорят, а у Брена опять в ушах шумит — Ирма и этот, любитель чистого бритья, под руку появляются на окруженной палатками поляне. Он что-то говорит — приходится наклоняться, еще бы, такой-то каланче. Брен молча подставляет пустую рюмку Даниэлю, который — рюмка появляется у него под носом посреди разговора, — сперва удивленно пялится на Брена, а потом, как радушный хозяин, наполняет доверху. Брен повторяет свой трюк раз и два. Артур — что за идиотское имя, самое то для нюни из заповедника, — говорит что-то, от чего Ирма прыскает — должно быть, случайно вышло. Брен, кажется, одним глотком выпивает еще три рюмки настойки. Артур указывает Ирме на какой-то листик в ее волосах — и выуживает его.
Брен выхватывает из потока слов свое имя, и еще одно имя — как же ее зовут, эту девушку рядом с ним? не расслышал! — и быструю, полностью забитую шумом в ушах речь дальше уже не различает.
Когда Артур будет возвращать станок, Брен ему горло перережет.
Р У К И. Держи свои длинные руки при себе, черт тебя дери!
Ребята, сложно мне вас понимать, поговорим после пары бутылок! — в отчаянии сообщает Бреннан и выходит из тени ближе к костру, махнув рукой на собеседников. За его спиной девушка — та, что с Даниэлем и хлопала его по спине, — на чистейшем английском высказывает все, что успела подумать о британских драконоборцах.
Отлично выглядишь, Артур, — Брен хлопает драконолога по спине так сильно, что того кидает вперед. Ирма своей руки не опускает и смотрит на него, как на душевнобольного. Такой Бреннан МакКливерт и есть.  — Рад видеть, что моя бритва пригодилась для этого специального случая. Смотри-ка — порезался.
У Брена снова ощутимо чешутся кулаки. Он без предупреждения, молча замахивается и бьет треклятого Артура точно в нос. Стоит молча — как и все вокруг, но смотрит на драконолога, упавшего на задницу и не пытающегося подняться, с такой злобой, что даже Ирма от него шарахается. На щеках Брена ходят желваки, и он впервые жалеет, что сюда попал: тут каждый — дипломированный, проверенный боец, и даже слезливые истории о трудном расставании в случае чего не спасут бренову шкуру.
На кончиках палочек у его приятелей уже пляшут искры. Брен вытаскивает и свою тоже.
Эпискеи.
Хруст вправившегося носа служит своеобразным сигналом для остальных: перебрал, отрезвел, исправился. Брен убирает палочку, снова разминает руки.
Бритву себе оставь, — бросает он, разворачиваясь на пятках и размашисто шагая обратно, вглубь лагеря.

0

33

барти крауч джуниор ждет

https://i.imgur.com/Ip1ogLg.gif https://i.imgur.com/BZCR8Me.gif

bartemius crouch snr
[1930, рейвенкло'1948, глава бюро магического законодательства, министерство магии; —// внешность: christoph waltz]

— все знают что Барти Крауч старший не человек, а запакованный в синий чехол из строгой мантии механизм — неспособный совершить ошибку (разве что одну единственную — собственного сына) или к проявлению каких либо чувств (разве что к своей жене), никогда не опаздывает и ничего не нарушает, чувствует себя в своей тарелке на работе с безупречной осанкой восседая в кабинете больше чем дома, в мягком кресле у камина. Сложно представить его без выглаженных до крахмального хруста рубашек, без пухлого портфеля из драконьей кожи, а еще дома — Барти младший не застал тех времен, а возможно их и вовсе не было, когда отец по утрам задерживался дома, а вечерами спешил к семье, и на выходных не выдавалось каких-то срочных и безотлагательных встреч, на крайний случай — повода запереться в своем кабинете на втором этаже.
— на своей новой должности он достигает пика взращенных за жизнь амбиций, а еще превосходит все границы жестокости позволенные в магическом обществе — ратует за применение непростительных заклинаний против Пожирателей, поощряет авроров атаковать первыми, а то и вовсе призывает что лучше убить, чем заключить. О причастности сына к темным силам не знает, но главное падение в его жизни еще ждет впереди.


— все предопределено каноном и тем лучше, весьма понятно что за человек Крауч, и известно что ему предстоит пережить (а так же что по его вине пережил нелюбимый сын); very welcome обыгрывать daddy issues (со мной) и невеселые военные годы (со всеми остальными)

пример вашего поста

С момента как он оседает в Дырявом котле, четыре выкрашенные в белый казенный цвет стены стали ему почти что домом, а последние несколько дней темноволосый и вовсе оттуда не выходил — тенью слоняется от запыленного, в рассохшейся раме, окна, до опасливо (параноидально, почти, он слушает шаги отпечатывающиеся на щербатом паркете узкого коридора, разучивает каждого постояльца по походке, сжимается острым приступом удушливой тревоги когда, как кажется ему слишком часто, кто-то задерживается у его двери и успокаивался только когда лязгал глухо чужой замок) запертой парой крепких заклинаний двери, изучает комнату до последнего дюйма, как узник свою тюремную клетку, безликое совсем временное жилье (тут не было даже ковра, а занавески щедро пропускали весь солнечный свет) одушевляет разве что аккуратная стопка книг у кровати. Ночью Крауч их зачитывал до воспаленной сухости глаз, в мирной тишине склонив глубоко голову у подожженной люмосом лампы, а днем, когда предпочитает спать, исполненный равномерным шумом толпы Косой переулок, чьи-то вскрики, речь ватная и невнятная, пробирается сквозь захлопнутое наглухо окно и он раздраженно зажимает голову подушкой. Закрывает крепко выжженные бессонницей глаза и мечтает, думает, почти по-детски, а что будет выпусти он посреди дня над крышей Дырявого котла люминесцирующую в небе метку, что будет есть дать волю щекочущему нервно клетку ребер изнутри порыву, а потом просыпается от хруста разбросанных по кровати газет и больше не способен уснуть.

Пусть одиночество им давно уютно обжито, здесь Барти медленно сходит с ума — срок короткий, но кажется бесконечностью потому что лишенный свободного передвижения он почти ни с кем не пересекается, не связывается, вырабатывает послушно ожидание (что сложно, нервный, издерганный, он совсем не умеет терпеть, а ждать не любит от слова совсем), а за жизнью извне следит с лишним сиклем прося оставить с завтраком свежий Пророк. Совсем редко думает о том что вместо клетки этой комнаты, где ветхие перекрытия натужно скрипят на разные лады, хотел бы оказаться в Кингсенде, где у берега тянет влажным ветерком оседающим на коже соленым конденсатом и песок мягкий, выбеленный как кость, но одергивает себя и продолжает ждать — ослушаться Лорда неискупимый грех.

Вниз он почти не спускается, там по утрам и к вечеру неизменно много людей, а неизживаемый запах пирога с почками и резкий ячменный душок вынуждает его чуть заметно морщить нос (в доме Краучей пахло всегда чистым и безжизненным ничем). И еще липкое, неприятное ощущение что по нему лениво скользят прохладные взгляды, изучающе, потому всегда просил еду в номер, но иногда за полчаса до того как переворачивались стулья и метла самостоятельно обходила все углы паба, ступая осторожно на щербатые ступени Пожиратель спускался вниз только чтобы сменить надоевшие белые стены. Заказывал символическую пинту эля, которую даже никогда не отпивал, и никогда там, внизу, он не поддерживает скучный и пространный разговор — иссякающий к тому времени поток неизвестных ему волшебников проходит мимо даже не останавливая на нем взгляда. Так и сегодня, Барти закладывает страницу купленного в соседнем переулке тома химических карандашом и спускается вниз, где почти никого не осталось. Привычным распорядком забирает у барной стойки пинту пока, усаживаясь, не толкает кого-то неосторожно локтем — удивленное о вырвалось у него нервно дергая край нижней губы, и следом так же дергается, расплескивая, рука сжимающая стакан. Он бросает короткий колючий взгляд на выросшую рядом тень машинально оттирая мокрые пальцы о светлый вязанный рукав, а подняв голову еще раз, застывает. Усталые, неподвижные глаза вспыхивают горячим блеском — он ее узнает.

Сложенные в хронологическом порядке фотокарточки памяти не сразу дают нужный ответ — Крауч молчит нерешительно прикусив щеку изнутри, смотрит прямо, из под волнистой челки упавшей на лоб. Думает, отвлеченно, что возможно так устал от ожидания, что готов принять за союзника любое отзывающееся в памяти лицо. Прилаживает слабую улыбку на застылое лицо, смотрит внимательно, надеясь что не ошибся, — Простите, я вас не заметил.

0

34

аластор муди ждет

https://i.imgur.com/RrxCQ1W.gif https://i.imgur.com/ijkgJ9b.gif

rufus scrimgeour
[1938, рэйвенкло'56, глава аврората, министерство магии; —// внешность: jude law]

они всегда были втроём - юджиния, руфус и аластор. ребятам найти общий язык между собой было куда проще, чем потом еще и  с аластором, но руфус и юдж оказались теми, кто смогли понять вечно хмурого и сосредоточенного муди. но в хогвартсе они всегда знали, что могут друг на друга положиться - дженкинс сначала пробиралась в мальчишеские спальни, чтобы поболтать по ночам с друзьями о их целях на будущее, а их у каждого было немерено. руфус не чувствовал себя третьим лишним или обделённым, даже когда муди и юдж начали встречаться, потому что о лучшем друге они никогда не забывали, и скримджер точно был уверен в том, что у него есть надежный тыл.
по окончанию хогвартса они втроём пошли в министерство: руфус и аластор поступили в академию аврората, а юджиния начала свой нелёгкий путь с отдела магического транспорта. они всегда поддерживали друг друга во всех начинаниях, их дружбу совсем не сломило расставание юдж и аластора - всё то же крепкое и близкое единение, семейные посиделки у каждого дома по очереди и шутки над выбором имён для новорожденных детей. они становились старше, развивались в карьере, где-то ужесточались, а где-то меняли свои взгляды, но дружбу это никак не тревожило, пока юджиния не решила избираться в министры.
нет, сначала друзья её поддерживали и помогали, чем могли, весело радовались совместно её победе и подшучивали над первой женщиной-министром, но когда темнота начала сгущаться над магическим миром, и дружба трещать тоже начала.
у руфуса всегда было куда больше сдержанности и терпения, чем у аластора; поэтому, когда они вдвоём уговаривали юдж перестать вести мягкую политику и разрешить аврорам действовать более жестко, а она не соглашалась с этим, он сумел остаться с ней в тех же хороших отношениях, что и раньше, а вот муди разругался в пух и прах. но руфус всё равно оставался рядом с ними обоими, просто втроём они больше за одним столом не собрались.
когда юджинию снимают с должности в семьдесят пятом, аластор и руфус наконец добиваются от нового министра минчума ужесточения политики, аврорам развязывают руки, и бороться с нагрянувшим злом становится куда проще. муди в это время уже во всю работал на орден, и если у руфуса и были первое время подозрения, он никогда другу ничего не говорил - был уверен, что муди знает, что делает.
он и сам всегда уверен в себе, потому-то его карьерное продвижение так резко взвыло ввысь - стать главой аврората для него было целью, и добиться он её смог, в полученном кресле усаживаясь поудобнее, но никогда не перегибал палку, не превышал полномочий и известен как справедливый и честный аврор и мужчина.
и когда всё катится к чёртовой матери, министров убивают, у руфуса есть понимание одного и самого важного: миллисента бэгнольд была его другом, как и юджинии, а потому он решает помочь дженкинс в её борьбе - она хочет продолжить дело милли, а руфус на позиции главы аврората видит, что политика ужесточения не совсем помогла магическому миру - пора что-то менять.
когда на юджинию нападают в январе, руфус убеждает её в том, что ей всё же нужна охрана, и приставляет к ней одного из своих лучших авроров;
когда аластор совсем зашивается на работе и забывает о том, что у него есть обычная жизнь, руфус позволяет себе вольность и пытается помирить юдж и аластора: ведь ничто не удержит муди в мунго дольше пары часов, чем приказ министра магии?
руфус скримджер - громадный пример для подражания, настоящий и честный, без единой задней мысли человек, которых в магическом мире ну очень не хватает.


мы с юдж очень хотим лучшего друга, приходите поскорее, я один всех наших авроров в ежовых рукавицах не удержу!!!
мы никак не ограничиваем в видении истории персонажа, его личной жизни, семьи и тд, всё на ваш откуп, как вы видите. главное - наши отношения между тремя и полная поддержка юджинии в предстоящих выборах  https://i.imgur.com/lcUlgWL.png
было бы классно, если бы руфус пошел в повышение примерно в то же время, как юдж пошла в министра, чтобы они работали в команде ИЛИ руфус станет главой аврората к 1980 году, поэтому в команде они начнут работать сейчас, и это будет одним из залогов успеха
по всем вопросам можете прибегать в лс к нам, обо всём расскажем и покажем  https://i.imgur.com/EvbhfJ2.gif очень ждём https://i.imgur.com/aqZ6zTw.png

пример вашего поста

Аластор сглатывает слишком много крови; его почти выворачивает наизнанку, железный привкус на языке заставляет поморщиться, но он продолжает держать палочку наготове побелевшими от усердия пальцами, и всматривается в тёмный коридор полуразрушенного уже дома, пытаясь уловить гудящей головой и, по всей видимости, на половину отказавшим слухом хоть какое-то движение впереди. Он сплёвывает кровь, вновь скопившуюся в горле, и осторожно пробирается вперёд, когда поисковое заклинание возвращается без вестей, но палочку не опускает - бдительность он сегодня больше не потеряет.
Чем ближе выход, тем сильнее ноет тело - пронзительной болью отдают сломанные рёбра, норовящие пробить какой-нибудь ближайший орган, левая рука непослушной верёвкой свисает по телу, потому что в плечо попали заклятьем, глаза и рот застилает кровь, но Аластор не собирается падать прямо в логове врага, ожидая, когда к убитым и поверженным им пожирателям присоединится подмога. Он хочет выбраться как можно скорее, прекрасно осознавая свои шансы на борьбу даже с хиленьким дилетантом - никакие. Он по стене буквально идёт, выходит из дома и спешит, хромая - боль в колене отвратительная - к границе антиаппарационных чар, наложенных им же, чтобы добить себя этим окончательно, но вызывать патронуса на подмогу уже некогда; может не дождаться.
Муди аппарирует прямо к порогу больницы святого Мунго и всё, что успевает, это злобным взглядом окатить ошалевшую от такого визитёра привет-ведьму - добрый вечер, у вас гости.

Он знает, что его пичкают как можно большим количеством зелий, чтобы не проснулся, не встал с кровати раньше положенного, чтобы отлежался и не дал швам разойтись, а костям проткнуть всё-таки почки или лёгкие, но Муди всё равно просыпается. С гудящей головой, накатывающей болью по всему телу, судорожно вздыхает и не может полной грудью этого сделать, потому что повязки на груди слишком плотные; он выругивается негромко и приподнимается, чтобы палату осмотреть. В темноте почти не ориентируется сначала, одно понимает - он здесь в одиночестве; какая честь, неужели нужно было дослужиться до командора, чтобы начать попадать в одиночные палаты, а не за компанию с другими не самыми везучими аврорами?
Аластор пытается встать, но получается не с первого раза; он всё же отталкивается свободной рукой от койки и привстаёт, мгновенно головокружение и тошноту ощутив - когда это он головой приложиться успел? Сидя на постели, пытается прийти в себя, головой встряхивает, дурные позывы желудка игнорируя, но едва ли успевает хотя бы одну ногу опустить на пол, как в палату врывается по меньшей мере целый взвод колдомедиков, они спешат уложить его тут же, но встречаются с громкой тирадой из изощрённых матов и громогласным "не трогайте меня".
Его боятся - он прекрасно это знает и пользуется бессовестно, чтобы своё получить; в святом Мунго его лечить не все хотят, потому что бедолагам после такого отпуск нужен, а желательно обливэйт. Муди - пациент откровенно паршивый, он не даёт себя долечить, не принимает назначенные лекарства в срок и требует слишком много обезболивающего, но сегодня он рвёт даже свои рекорды - никогда ещё не стремился покинуть госпиталь после нескольких часов попадания с такими ранениями.
Он головой прекрасно понимает, что едва ли живым выбрался из засады, в которую попал, но признавать этого не хочет, - у него свой план действий, своё чётко отработанное расписание, в которое отлежаться в Мунго никак не вписывается. У Муди, наверно, поехала крыша - так многие за спиной у него говорят, но сейчас это видно слишком ярко, он себя беречь совершенно перестал. Иначе суицидальные порывы в одиночку с врагом сражаться объяснить сложно; его за это никто по головке не погладит, он знает, но в Ордене запросто можно сказать, что невинную находку проверял и вообще к чёрту идите, выбрался же, ну а Руфусу... Руфус лишних вопросов задавать давно перестал, а учитывая последние события - всё молча и так поймёт.
Убийства двух министров и нападение вскоре на действующего почву из-под ног выбивают у всей магической Британии, но Аластор это всё ещё и лично воспринимает. Он с каждым из убитых общался близко, он их знал хорошо и прямо перед убийством выпивал, обсуждая грядущие изменения и поздравляя Милли с победой; он всегда был близок с той, которой выжить удалось, хоть и общаться они прекратили так давно, что и посчитать не выйдет. У Аластора ориентиры сбиваются, он всё слишком близко к сердцу воспринимает - это личное уже, далеко не ради мира во всём мире. Он хочет найти убийцу, хочет преподать урок тем, кто Юджинию пытался убить, хочет как следует отработать то, что должен, но в итоге сам на пороге смерти чуть не оказывается.
Останавливает ли его этого?
Вовсе нет.

Колдомедикам едва ли удаётся убедить Муди в том, что ему придётся переждать до утра - раны кровоточат, в глазах двоится, зелья ещё не подействовали. Тяжёлой артиллерией в палату входит Скримджер, вздыхает тяжело и в кресло рядом с койкой приземляется, смотрит прямо и молчаливый вопрос "что в этот раз?" Муди стойко игнорирует, предпочитая возмущаться на то, что не подписывался отсиживаться в больнице - с ним всё нормально, он не ребёнок, уберите руки, в конце концов, повязки ещё не настолько грязные. Руфус пытается быть убедительным, говорит умно, а потом не очень, даже угрозы в ход пускает, но Муди отмахивается от друга, как от назойливой мухи: его слова что горох об стену, в голове Аластора приживаться не собираются. Он пробудет здесь до утра и ни минутой больше - у него много дел, он в отпуске не нуждается.
Руфус выходит из палаты не рассерженным, не удивленным, просто никаким - он знает, что если Аластор себе в голову что-то вбил, его в этом не переубедить. Он берёт с него обещание остаться до утра и принять все рекомендации колдомедиков, на что Муди неохотно соглашается и укладывается поудобнее, требуя у девочки, снующей рядом с ним, принести что-нибудь поесть.
[float=right]https://i.imgur.com/hdR59iX.gif[/float]Ему всё надоедает примерно через час - он за это время в своей голове успевает множество вариантов почти проваленной операции перебрать, а ещё ему нужно Ордену сообщить о том, где оказалась новая ставка и где Муди хорошенько подчистил ряды пожирателей, потому, оказавшись один, отправляет патронус Боунсу, детали сокращая и требуя отправить туда самую организованную группу на ещё одну разведку и поиск существенных улик, сам же обещает уже завтра в штабе появиться и подробнее всё рассказать. Он доедает свой йогурт и пытается уснуть, но лишь может нервно ворочаться, а заслышав в коридоре слишком много голосов - как кстати прямо рядом с его палатой - встаёт всё же с койки, в этот раз легче и без воротящего головокружения, и выходит из палаты, сталкиваясь сразу с целой, мать её, армией.
Вы не должны вставать, - к нему уже мчится колдомедик, но Муди закатывает глаза, опираясь здоровой рукой о косяк двери и переводит взгляд на обернувшуюся женщину, которую он и так со спины узнать успел, только в коридоре оказавшись. Муди скрежещет зубами недовольно тут же, злобой наполняется через край - Руфус решил, что тяжёлая артиллерия в данном случае поможет, да только Аластор как раз из тех, кто может послать нахер и министра без лишнего зазрения совести. В конце концов, они это уже и так сделали.
- А Вы с каких пор отдаёте распоряжения о лечении авроров, госпожа министр? - хмыкает Муди, делая шаг вперёд. Ему абсолютно всё равно, что Юджиния себе в голове надумала - он слушать её не намерен, ровно как и она его. С места командор не двигается, в палату возвращаться не собираясь, когда за него решают, как, где и сколько ему оставаться, он в стороне оставаться не собирается. На её вопрос глаза закатывает и поджимает губы. - Сержант Финнеас, если посмеете не дать мне уйти, о карьере в Аврорате можете забыть, - превышение полномочий прямо перед министром и доброй половиной Мунго - это как раз в духе Муди, да только он знает, что ему за это ничего не будет. - Я не собираюсь здесь больше задерживаться, мисс Дженкинс, - ему теперь на любые обещания совершенно плевать, потому что Руфус свои тоже нарушил.

Муди делает ещё шаг вперёд и к нему тут же рвётся по меньшей мере половина присутствующих - Финнеаса он таким взглядом обдаёт, что тот поспешно шаг назад делает, а на колдомедиков же шипит недовольно проклятиями, но когда он пошатывается, не имея возможности на месте удержаться от резко подкатившей слабости, его тут же под руки хватают. Аластор злится пуще прежнего, он с громогласным "я в порядке" их руки сбрасывает и опирается о дверь, с духом собираясь, но перед глазами фейерверки пробегают, а с повязки на теле уже кровь капает на пол - он перестарался в геройстве своём.
[float=left]https://i.imgur.com/WuSMaf1.gif[/float]Собирается с духом, чтобы не потерять сознание действительно - такой радости он министру не доставит, и поднимает на неё взгляд совершенно не добрый; разве этот человек сегодня чуть ли жизнь богу не отдал из-за того, что она чуть ли не погибла?
- Стерва, - выдаёт он недовольно, всё же помощь колдомедиков принимая, и разворачивается, проходя обратно в палату. Ему помогают улечься на койку, меняют повязку и пичкают новым зельем - он в ответ требует обезболивающее, но те качают головой в ответ, мол, принял и так много. Аластор глаза закатывает и на подушку откидывается, пока с ним все процедуры необходимые выполняют, а потом глаза с потолка уводит и вновь видит перед собой Юджинию - он что, сегодня за бесплатное представление?
- Что ты тут делаешь, Дженкинс? - он морщится недовольно и взмахом руки колдомедика прогоняет. - Решила меня тут запереть? - рычит сквозь зубы, женщину огнём совершенно несправедливого гнева обдавая, - я уйду отсюда утром и это не обсуждается. Можешь возвращаться к своим делам, уверен, у тебя их сейчас немало.

0

35

доркас медоуз патронусит
хочу видеть
DARREN CRISS
https://i.imgur.com/kFSqq0R.gif https://i.imgur.com/GZpKK2B.gif https://i.imgur.com/ea9Uxs5.gif

еще со времен блейна соловья питаю к даррену нежные чувства, и в последнее время он все чаще стал мелькать в прекрасных проектах, так что надо брать. вижу его таким министерским работником, который строит карьеру, плетет интриги, портит нервы дженкинс и добивается своих целей любой ценой. вообще он правда может быть таким разным, что подойдет на любую роль, честно честно

0

36

доркас медоуз патронусит
хочу видеть
KIERNAN SHIPKA
https://i.imgur.com/cYbTk7Q.gif https://i.imgur.com/93KB1vK.gif

кто-то скажет, что я слишком много хочу, а я скажу - берите кирнан и приходите со мной стажироваться в аврорате.
немного расшатаем нервы хью, ему точно нужно больше учеников для нескучной жизни

0

37

бреннан маккливерт ждет

ТЫ ЛЮБИШЬ ПРИРОДУ И ОПАСНОСТИ НА КАЖДОМ ШАГУ, А В ДЕТСТВЕ ТЕБЯ УКУСИЛ БАБУШКИН КОТ, И С ТЕХ ПОР ТЫ НЕДОЛЮБЛИВАЕШЬ ЖИВОТНЫХ?
БЮРО КОНТРОЛИРОВАНИЯ ДРАКОНОВ ЖДЕТ ТЕБЯ!

Бюро держится на трех китах: на драконоборцах, стажерах и мистере Макнейре.
Мистер Макнейр - вы в постоянном топ-10 самых брутальных начальников Министерства.
Стажеры - если продержитесь еще годик, мы дадим вам кожаные куртки как у маггловских рок-звезд.
Драконоборцы крутые.

ЭНЗО ЭНД БРЕН ПРОДАКШН ПРЕЗЕНТС

https://s1.gifyu.com/images/mac12d4799e5a8e6b6f5.gif https://s1.gifyu.com/images/mac2fc605bbea138c9d0.gif

Walden Macnair
[1940, Слизерин'57, ММ, Бюро исследования и изолирования драконов, главный драконоборец, Пожиратель Смерти; —// внешность: Daniel Craig]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО У. МАКНЕЙРА

[indent] Мистер Макнейр - непосредственный начальник Брена и Энзо, но уж слишком в малом пример для подражания.
[indent] Он жесткий до жестокости, мало что к драконам добрых чувств не испытывает - да драконоборцам и не положено, так и в целом магических существ недолюбливает. Что ж, у каждого из драконоборцев свои причины там быть, чем нелюбовь Макнейра хуже?
[indent] У Макнейра есть семья: жена и ребенок. Есть любимое хобби: каллиграфия и кружок Пожирателей Смерти. Макнейр - один из самых первых последователей Лорда.
[indent] Полезный человек: сильный маг, в чьих силах даже левитация взрослой драконьей особи, безжалостный убийца, упорный исполнитель. Мимика невыразительная, манера говорить - ленивая, он всегда точно делает одолжение своему недалекому собеседнику. Взгляд навевает мысли о мертвых рыбах.
[indent] Ждет от подчиненных четкого выполнения приказов, и сентиментальных дураков у себя в команде не держит. Не можешь убить дракона - тебе в другой отдел, к слабакам и неженкам. Он не стоит горой за подчиненных: каждый сам за себя, но иногда, в качестве исключения, может вытащить одного-другого из административных передряг - но только потому, что больше магических животных не любит только бюрократов.
[indent] Предвзят по отношению к магглорожденным. Драконоборца Вентуру держит за забавную зверушку и исключение, доказывающее правило: магглорожденным нет дороги в Министерство волшебников.
[indent] Год назад в Бюро стажировалась американская волшебница. Все уверены, что она устала от туманного Лондона и уехала: вот заявление на увольнение, а вот многочисленные свидетели, слышавшие, как Мейв строила планы на свой отъезд.
Никто и не подозревает, что последнее, что Мейв увидела в отделе - это Темная метка на руке мистера Макнейра и его гостя, а затем - зеленая вспышка, чтобы не разрушала ненужными разговорами репутацию уважаемых людей.


Уолден Макнейр - шотландец и дальний родственник Бреннана, кузен его бабушки.
После Первой Магической Войны его разжалуют в палачи. Впрочем, это место ему действительно очень подойдет.
Появляется в нескольких постах у прямых подчиненных:

Свернутый текст

Но её одиночество не длится больше секунды — Ирма замечает, что вовсе не одна.
На неё, полураздетую, молча смотрит мужчина средних лет с короткой стрижкой и в очках. МакФасти не успевает испугаться, только натягивает повыше одеяло на грудь.
— Да больно нужно, — цедит мужчина и дёргает подбородком. — Одевайся.
— А вы... кто? — Мерлин, до чего тупой вопрос. Ирма никогда ещё не чувствовала себя так глупо и в такой опасности. Смотрит на волшебную палочку — она лежит на подушке рядом, но тянуться до неё дольше, чем того требует техника безопасности.
— Мистер Макнейр. И сегодня мы с тобой поедем оценивать пойманных драконов, — тут только Ирма замечает значок на лацкане его пальто. Ещё один драконоборец, но смотрит так, будто дракон — это она. Даже имени своего не называет.
Ирме сложно сосредоточиться, но она чувствует, что если ещё секунду проведёт в постели, она там останется навсегда. "Отвернитесь", — бурчит она неловко, но Макнейр даже глаз не прикрывает  [...].
Ещё один вопрос не даёт ей покоя, но она предпочитает сначала полностью собраться, и только потом расспрашивать драконоборца. Он выглядит невероятно самоуверенно, и Ирма не может понять, её это бесит или... успокаивает? Мужчина распространяет вокруг себя ауру властвования, молчит, но это молчание понятно до последнего слова.  [...]
Ирма молчит всё это время, пока они идут от палатки к портальной станции. Им отдают несколько ключей-порталов, и мужчина бесцеремонно хватает её руку и прикладывает к старому башмаку. [...]
— Я говорю, а ты записываешь, — впервые за это время подаёт голос драконоборец.

Ничего не остаётся, кроме как молча кивнуть, мол, я всё поняла, извините, и последовать за ним хвостиком к дракону. Блокнот в её руках слегка подрагивает, карандаш трясётся интенсивнее. Она старательно нажимает на бумагу, записывая цифры — сегодня он выполняет её работу, но, видимо, для Макнейра она слишком неквалифицированный специалист и даже с измерением дракона не справится.
Движения Макнейра точны, ни миллиметра лишнего, но слишком грубы. Конечно, дракон не почувствует, даже если его попытаться пнуть, но драконоборец вертит его как хочет, с помощью своей палочки. Обездвиживает, левитирует — Мерлин, он его левитирует... — накладывает сильное парализующее и открывает дракону пасть. Рассматривает зубы.
- Гнилые, но на месте, — безразлично диктует Макнейр, словно в маггловский диктофон, когда терпение Ирмы наконец заканчивается.

У Макнейра, даром что дальний Бренов родственник, до жути пугающий взгляд, и  Брен прилагает все усилия, чтобы его выдержать. Начальник смотрит безразлично, как мертвая рыба, и все же что-то до костей пробирает.
— Берешь на себя слишком много, МакКливерт. И работать будешь, с кем сказано. Подумай, что делаешь, и есть ли тебе куда податься. Побежишь в заповедник к МакФасти, когда мы тебя взашей выгоним?
Он так резко взмахивает палочкой, отменяя свое заклинание, что Брен едва успевает поймать падающую Ирму, охает, но все-таки выдерживает под аккомпанемент хмыканья со стороны палатки.
— Поработаешь завтра с Пейджем еще раз, и послезавтра, и каждый день, пока я не передумаю. Все ясно?
— Я и сам не собираюсь работать с МакКливертом, он стукнутый! — подает вдруг голос наконец появившийся Артур, и Брен, опуская Ирму на землю, яростно кивает в знак согласия. Макнейр усмиряет его так же — одним взглядом.
— И это, — мягко произносит он, — мне тоже малоинтересно.

https://s1.gifyu.com/images/JER1.gif https://s1.gifyu.com/images/jer2.gif

Jeremiah 'Jerry' Flint
[1961, слизерин'1979, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: aidan gallagher]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Д. ФЛИНТА

[indent]Джеремайа Флинт - квинтэссенция слизеринца. Про таких Шляпа поет не то что песни, а неприличные частушки, когда в кабинете директора никого нет. И запомните: он вам не Джеремайа, а Джерри. Но главный над стажерами драконоборец Вентура называет его "Майа, детка";
[indent] Он с рождения получал всё, что только можно, а потом добирал лишнего своим обаянием. Джерри уверен: стоит улыбнуться, и все, что еще не у его ног, немеделенно туда падет. К сожалению, из чувствительных к его чарам в Бюро осталась только Хейзел, что позволяет Джерри считать драконоборцев тупыми сухарями;
[indent] Джерри знает, как надо, и вам расскажет. Он закончил Хогвартс с блесятщими оценками, и уверен, что рожден для реформирования Бюро. Если он не предложил очередному драконоборцу, как надо сделать по-другому, день прошел зря. Особенно прохаживается по своему руководителю Энзо, вплетая сюда еще и семейную нелюбовь к магглорожденным; однажды подловил его на ошибке и заявил: ну откуда тебе знать, ты же рос с магглами, бедняга. О последствиях умолчим, но они были пугающими. С тех пор Джерри стал более осмотрителен;
[indent] Не особенно дружит с остальными стажерами, считая, что они значительно понижают интеллектуальный уровень всего кабинета.
[indent]


чистокровный and proud of it
самый младший и самый наглый в Бюро
пошел бороться с драконами, потому что это достаточно серьезно, привлекательно и опасно
вполне может поддерживать взгляды ПС, но в большой игре предпочитает быть мозгом операции, а не исполнителем, так что вряд ли примет участие в войне.

https://s1.gifyu.com/images/der1.gif https://s1.gifyu.com/images/der2.gif

Derek Davies
[1958, гриффиндор'1976, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: cole sprouse]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Д. ДЭВИСА

[indent] Дерек - самый старший среди стажеров. Он уже успел пройти годичную практику в отделе, занимающемся выработкой объяснений для магглов, и смертельно устал утопать в бумажках. В один прекрасный день на его стол попало задание выработать приличную версию появления дракона над небольшой деревней, и Дерек решил: моё! И, в целом, не ошибся.
[indent] Драконоборцы называют Дерека "Большой Д", но не из-за того, о чем вы подумали, а потому что он Драконоборец Дерек Дэвис.  [indent] Однажды украл у МакКливерта его любимую форменную куртку из драконьей кожи, чтобы сходить в ней на свидание с девчонкой из своего старого отдела. Был прощен за десять внеочередных отчетов и сэндвич.
[indent] Дерек обладает превосходной реакцией, и со временем подрастет в сильного драконоборца. Проблема только в том, что стажеры большую часть времени пишут отчеты, а не ищут драконов на очередную часть формы, и это просто убивает Дерекову деятельную натуру.
[indent] Считает себя негласным лидером стажеров по праву самого громкого, говорливого и старшего, а самое смешное - даже Джерри порой его слушается.


полукровка или чистокровный
есть старший брат, который уже обзавелся сыном Роджером (кто-то должен будет станцевать на Балу с Флер Делакур!)
вне активной политики

https://s1.gifyu.com/images/haz1.gif https://s1.gifyu.com/images/haz2.gif

Hazel Ridgebit
[1960, рейвенкло'1978, Бюро, стажер-драконоборец, лояльность?; —// внешность: natalia dyer]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Х. РИДЖБИТ

[indent] Единственная девушка в отделе. Хейзел иногда кажется, что ее бы тут не было, если бы ее прадед не был легендарным основателем заповедников для драконов и самого Бюро, а отец - недавно ушедшим на пенсию драконоборцем. Она задалась целью развеять стереотип о том, что драконоборцы сплошь хладнокровные убийцы. Лучший стажер по версии думающего в ту же сторону Брена МакКливерта, подписался и поставил лайк;
[indent] В теории Хейзел просто нет равных, но когда дело доходит до редкой полевой работы... Она боится. Боится просто до одури, и в такие моменты согласна быть и хладнокровным убийцей, и кем угодно, лишь бы не трястись как осиновый лист. Да еще и портрет ее прадеда в кабинете стажеров вечно подливает масла в огонь и спрашивает, не посрамила ли его внучка, а Хейзел от таких вопросов стабильно краснеет, потому что вообще-то - да, посрамила;
[indent] Хейзел сейчас на испытательном сроке: в последний раз, когда ее допустили к полевой работе, она растерялась и вместо того, чтобы подчиниться указаниям старшего драконоборца, едва не выронила палочку и подставила под удар Дерека, который бросился драконье пламя блокировать. Оба отделались обгоревшими бровями, но Макнейр вынес последнее предупреждение: или робкость с сантиментами, или отдел драконоборцев, мисс Риджбит.


Хейзел пришла в отдел не только за высокими целями, но и следом за своим парнем Маркусом. Впрочем, он недавно решил, что убийство драконов под любым соусом - это не для него, и ушел работать в заповедник на острове Дрир. Они все еще встречаются, но Хейзел теперь приходится находиться под давлением с двух сторон: драконоборцев, которые ждут большей решительности от представительницы известной в их кругах фамилии, и своего парня, который внезапно стал волшебным хиппи;
остроумная и смешливая;
Хейзел - цемент, который стажеров склеивает, и все искренне надеются, что она возьмет себя в руки и останется в Бюро.

https://s1.gifyu.com/images/MARC1.gif https://s1.gifyu.com/images/marc24a728ff7987c20f7.gif

Marcus Montague
[1960, слизерин'1978, помощник драконолога в заповеднике на острове Дрир, лояльность?; —// внешность: charlie heaton]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО БЫВШЕГО СТАЖЕРА М. МОНТЕГЮ

[indent] Маркус? Кто такой Маркус? Вы имеете ввиду: Тот-Кого-Нельзя-Называть Второй? Все драконоборческое бюро дружно охнуло, когда узнало, что их лучший стажер перешел на сторону драконологов. Не то чтобы было какое-то противостояние, но драконоборцы всегда считали себя более крутыми и решительными, да и защитниками волшебного и маггловского мира к тому же. Тот-Кого-Нельзя-Называть - это придумал Энзо, пока Брен молча качал головой добрых полчаса, не в силах поверить, что кто-то добровольно отправился на его родной остров в его родной заповедник. Маркус же к славе равнодушен, и бровью не повел, когда узнал про свое новое прозвище. И из заповедника назад не вернулся, хотя многие на это ставили;
[indent] Маркус всегда был странным парнем, подверженным слишком резкой смене настроения. Вот он отплясывает за спиной Макнейра, корча уморительные гримасы, а через секунду мрачнеет, уходит в себя и может в следующий час и слова не проронить. Он первый драконоборец в своей семье, и родные не поняли ни его первого решения - прийти в Бюро, - ни второго - уйти из Бюро в маленький заповедник для раненных драконов. А Маркус все для себя решил, и решение его - штука железная.
[indent] Он верит, что драконы слишком умны для того чтобы нападать бездумно, и не согласен с мнением об их "полуразумности". На этой почве скоро познакомится с Ирмой МакКливерт, женой Брена, в девичестве МакФасти - одной из драконологов соседнего заповедника, которая пригласит его сменить место работы в очередной и последний раз.
[indent] Разорвал бы все контакты с драконоборцами, но ради Хейзел продолжает видеться с ребятами-стажерами в барах, и у них даже почти не доходит до драк с криками "убийцы!".


Чистокровный, не поддерживает Пожирателей
Третий ребенок в семье
В будущем станет одним из самых маститых драконологов своего времени


Имена и внешности со скрипом сменяемы в рамках выбранной концепции для персонажа, то есть Большой Д должен остаться Большим Д https://i.imgur.com/EvbhfJ2.gif
Для стажеров есть Великое Испытание: мы уже в красках продумали, как все трое (а то и четверо!) будут сами, без взрослых, бороться со страшным драконом.
А ради мистера Макнейра мы готовы подписаться кровью на пожизненную службу в Бюро.
Наши телеги и задушевные разговоры выдаются после привета в гостевой :3

пример вашего поста

Если было в его жизни последнее время что-то постоянное, это была Ирма.
То есть, если честно, это было выражение ее лица каждый раз, когда она видела Брена: широко раскрытые глаза, тут же подозрительно щурящиеся, сжатые в тонкую линию губы. Сначала он говорила ему «привет», теперь вот перестала вовсе. И Брен, который сперва думал, что все может наладиться и шел на каждую вылазку как на праздник, уже начинал терять терпение.
Если кто-то расскажет, что любил девушку несколько лет и стойко сносил все ее гримасы в свою сторону, все презрительные фырканья и рассерженные комментарии, Брен плюнул бы ему в лицо. Он устал уже после месяца таких встреч, насупился, решил: просто будет делать свою работу, раз уж нужно выбирать между несчастным влюбленным и профессиональным драконоборцем. За последнее ему по крайней мере платили. А за все свои попытки быть для Ирмы хорошим — и кто ее знает, что она лично вложила бы в это слово! — Брен получал только по носу.
Да, на исходе был уже второй месяц их совместной работы. Так уж повелось: у каждого драконолога должен быть драконоборец, пары сотрудников редко распадались, так же как и редко создавались с драконологами из заповедников. Они предпочитали ограничиваться формальными контактами с Министерством и заниматься своими делами, но иногда один-другой сотрудник заповедника изъявлял желание попробовать себя в полевой работе. Брен знал, что МакФасти не жалуют драконоборцев, но тут уж ни он, ни они не могли ничего поделать. То, что презираемое всеми членами семьи место занял Брен, в целом его нисколько не удивило: кто же еще? И, хотя в Отделе о них с Ирмой толком ничего не знали — повстречались, расстались, у кого такого не было! — все произошедшее могло быть шуткой, доступной только его начальству. То, как он бежал за ней в прошлом апреле, перескакивая через головы, никого не удивило — бывает, глубоко запало парню, у кого, опять же... Ну да черт с ним, Брен уже оправился, и бровью не повел, хотя и допускал, что ребята надеялись поподтрунивать недельку-другую. Повода не дал: пожал плечами, поставил свою подпись под всеми нужными документами. Все, что сказал ему мистер МакНейр после назначения, можно было изложить всего тремя словами: я так решил.
Брен постарался как можно дольше не давать себе повода думать о назначении в карманные драконоборцы к Ирме МакФасти как о знаке свыше. Потом — он уже успел обругать себя последними словами — снова в груди подняла голову надежда, просто однажды Брен проснулся в омерзительном настроении, которое как по волшебству исправилось мыслью о скорой совместной работе. И Брен решил стараться изо всех сил, показать ей, что быть хорошим драконоборцем не равняется быть хладнокровным убийцей, что это никогда не было предательством — только серией шагов к своей точке зрения. И что он абсолютно не против — он всеми руками за — попробовать еще раз, даже если придется неделю стоять на коленях перед входом в заповедник.
Стоять на коленях без четко поданного одобрения Брен был все же не готов.
Доброе утро, — коротко здоровается он, равняясь с Ирмой. Добавляет по привычке:
И мне доброе утро.
Дракона удерживают четверо — и Ирме это не нравится, к гадалке не ходи. Сегодняшняя особь ведет себя ну точь-в-точь, как она: ничего не делает, но видно, что готова разорвать всех присутствующих в мелкие клочки, как только они дают слабину. Брен поднимает руку в знак приветствия остальным драконологам, близко не подходит: не совсем еще из ума выжил. Рассматривает издалека. Дракон ранен, но это для такого как он — пара царапин. Не взрослая особь, но уже достаточно нарастившая пластин, чтобы чьи-то зубы не принесли ощутимого ущерба. Брен окликает одного из драконологов:
Чуть отведи руку, ты ему на рану давишь! Он тебя добрым словом не помянет, глазом моргнуть не успеешь — и мы все поджаримся.
На драконе еще и намордник, но Брен близко к сердцу принимает профессиональные страшилки о том, что вся эта ерунда для рассвирипевшего дракона — игрушки. Стоит ему действительно рассердиться. Да только с этим все ясно: не опасен, тих, издает утробное рычание, но его можно понять, кому понравится застрять в силках.
Служебными бумагами на свежем воздузе никто не заморчаивается, и о драконе они с Ирмой получают только листок, исписанный корявым самопишущим пером: так мол и так, попыка нападения на человека, пойман во столько-то, работают такие-то и такой-то.
Что бы там не говорила — и не думала — Ирма, у драконоборцев не всегда возникала надобность именно что бороться. Иногда можно было просто использовать рабочее утро для того, чтобы подышать воздухом, например. На людей посмотреть, выгулять рабочую куртку.
Брен уже научился спокойно выдерживать острые взгляды в свою сторону и тоже в некотором роде оброс драконьей шкурой.
Это не в моей компетенции, — громко сообщает он в никуда. — Особь не проявляет агрессии, — в отличие от драконолога,а если немного нервничает, кто ж его обвинит. Ирма, ты согласна?
Он спрашивает с легко читаемой насмешкой: Ирма последнее время ни с чем, что Брен предлагает, не согласна. Вот сюрприз-то.
Две вылазки назад ему пришлось убить дракона прямо у нее на глазах. Дракон был буйный, у Брена при виде таких все сворачивалось в животе: не от страха, а от обрушивающихся мыслей о том, что эта тварь может сделать. И вот так, с завязавшимися узлом внутренностями, было все же легко принять решение, в правильности которого Брен ни разу — ни тогда, на месте, ни потом, — не сомневался. Он все делал правильно, делал то, что должен. Драконоборцам не присылают букетов и свежих булочек в знак благодарности, но приятно знать, что потенциально он спас сколько-то жизней. Из всех прелестей жизни отважного героя они получали только повышенный интерес и восхищение девушек — но тут Брену не свезло.
Вечно этот недовольный вид, — бормочет он себе под нос, глядя, как Ирма что-то выговаривает старательно удерживающим своего пленника драконологам. Уже и не верится, что когда-то она смотрела по-другому.

0

38

энзо вентура ждет

БРЕН И ЭНЗО ПРОДАКШН НИКАК НЕ УЙМУТСЯ

ТЫ ПЕРЕЖИЛ СТАЖИРОВКУ В БЮРО КОНТРОЛИРОВАНИЯ ДРАКОНОВ? ПОЗДРАВЛЯЕМ, ДРУГ, ТЕПЕРЬ ТЫ НАСТОЯЩИЙ ВЗРОСЛЫЙ ДРАКОНОБОРЕЦ
"любой переживший первую встречу с драконом драконоборец автоматически считается тертым" [q] ирма

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/559516.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/401089.gif

Louis Jordan
[на выбор, на выбор, драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: michael b jordan]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Л. ДЖОРДАНА

Обладатель самой внушительной мускулатуры в отделе. Ходят слухи, что однажды в дурном расположении духа выбил несколько зубов дракону, ударив его кулаком в морду. Нехотя откликается на "Малыш Лу", особенно когда за этим следует "мы принесли обед из Косого". Чип и Дейл отдела в одном лице. Этот парень обладает серьезным таким комплексом героя, почти не оставившим места для чувства самосохранения. Готов броситься в драконье пламя ради любого незнакомца. Коллеги иногда подшучивают, что пора подарить ему на День Рождения абонемент к психотерапевту. Потому что со своим желанием всех спасти он уже стал постоянным клиентом в Мунго (хотя есть версия, что ему просто приглянулась хорошенькая колдомедик). За белозубой улыбкой иногда проглядывает постоянная тоска по младшей сестре, которая умерла у него на глазах. Как именно - никто не знает, стоит кому-то спросить, как Джордан сразу замыкается, и в собеседника летит кружка со стола. Известно только, что парень винит себя за то, что не сумел спасти сестру. Благодаря своим рыцарским замашкам на спасение всех и всегда пользуется большой популярностью у девчонок. Коронная фраза "сейчас, ребят, я научу вас как жить".

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/487402.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/810602.gif

Barnabas Cuffe
[на выбор, на выбор, драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: aaron tveit]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Б. КАФФА

Барнабас, он же Барни, он же "Кафф, пятиног тебя за ногу" голосом Бреннана. Ломает стереотип о том, что драконоборцы - не шибко умные и простые рубаха-парни. Кафф из хорошей и обеспеченной семьи, сообразительный и предприимчивый, еще на начальных курсах был приглашен в Клуб Слизней, где обзавелся большим количеством полезных знакомств. Не пьет огневиски, но по запаху может определить, в каком районе Франции собран виноград для вина в бокале (по его словам). Единственный среди драконоборцев, который разбирается в искусстве и культуре, поэтому на все официальные мероприятия, где отделу надо не ударить в грязь лицом, засылают именно Барни. Испытывает большую и давнюю любовь к кожаным курткам. Почти такую же, как МакКливерт, что является причиной неофициального соперничество с этим шотландцем. Коллеги уже давно перестали удивляться тому, что два солидных драконоборца периодически подлетают к ним с вопросом на ком куртка сидит лучше. На досуге пишет и публикует в журналах статьи о драконах. Любит свою работу и отлично ее выполняет, но считает, что на Отделе по контролю драконов останавливаться не стоит. Поэтому через какое-то время его переманит Пророк, и в 90-х он доберется до должности главного редактора.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/46868.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/295556.gif

Royden Poke
[на выбор, на выбор, старший драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: chad michael murray]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Р. ПОУКА

Рой - не самый старший среди драконоборцев, но официально занимает статус "папочки". О том, что он пришел с утра на работу можно понять по характерным крикам "Барни, прекрати задирать Брена!" и "Энзо, хорош бить стажера!". Именно к нему все от мала до велика приходят, когда накосячили, и надо быстро исправить ситуацию. Один из старожилов отдела и тех достаточно здравомыслящих драконоборцев, которым удается дожить до тридцати пяти и не быть съеденным раздраженным драконом. Спокойный до хладнокровия. С таким непроницаемым видом способен убить дракона, глядя ему прямо в глаза, что у коллег по спине иногда пробегает холодок. Рассудительный и опытный. Трудоголик, часто уходит из кабинета последним, потому что обоих детей отправил в Хогвартс, и возвращаться домой не к кому. Его жена занимает очень солидный пост в Министерстве, и когда кто-то говорит "вы только посмотрите насколько Поук крут", ему обычно отвечают "это вы еще его жену не видели". Жена, кстати, залетала пару раз в кабинет драконоборцев и устраивала там такой разнос, что все находящиеся там тихонько сползали под стол. Про Роя ходят слухи, что он состоит не то в рядах Пожирателей, не то в рядах Ордена. С его абсолютным "покерфейсом" и не угадать, кого он ненавидит: магглорожденных или последователей Темного Лорда.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/212535.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/998083.gif

Phineas Proudfoot
[на выбор, на выбор, старший драконоборец, лояльность тоже на выбор; —// внешность: ryan reynolds]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО Ф. ПРАУДФУТА

Праудфут мог бы возглавить отдел много лет назад, окажись он чуть более изворотливым и предприимчивым. Он был правой рукой и доверенным лицом предыдущего главного драконоборца. Но, как выяснилось, он был лицом не только доверенным, но и доверчивым. Финеаса считали основным кандидатом в преемники ушедшего на пенсию руководителя. Но Макнэйр обошел его на виражах так лихо, что многие даже не успели понять, как Уолден с ноги открыл кабинет главного драконоборца и уселся в кресло из драконьей кожи. Поговаривают, что между Праудфутом и Макнейром произошла какая-то загадочная история, включающая в себя интриги, представителей руководящего состава Министерства и ожесточенную драку. Драконоборцы уже потеряли надежду узнать как все было на самом деле, поэтому просто пересказывают молодняку эту легенду, приукрашивая ее все новыми деталями для драматизма. Праудфут вобрал в себя правильное соотношение решительности и осторожности, делающие его хорошим драконоборцем. В буквальном смысле чахнет от бумажной работы, поэтому сейчас даже рад, что остался рядовым драконоборцем и может большую часть времени проводить "в поле". Способен с каменным выражением лица рассказывать шутку так, что окружающие задыхаются от хохота. Способен вставить в любой разговор сотню фактов о квиддиче (даже когда никто не просит). Лучше всех в отделе летает на метле потому что у него за плечами несколько сезонов профессиональной карьеры и даже участие в мировом кубке.

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/965464.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/17/229414.gif

Agatha Timms
[на выбор, на выбор, помощница главного драконоборца, лояльность тоже на выбор; —// внешность: kristen bell]

ЛИЧНОЕ ДЕЛО А. ТИММС

Врывается в кабинет с криками "ДРАКООООН" каждый раз, когда в бюро узнают о буйном или подлетевшем к населенному пункту дракону. Говорит со скоростью тысяча слов в минуту и обладает такой жестикуляцией, что итальянец Энзо чувствует себя сдержанным британцем. Ругается как сапожник, научила красочным выражениям стажеров, и даже старожилы отдела периодически узнают от нее словечки, которых раньше не слышали. Когда хочет, включает свой фирменный командный голос. Стоит ей крикнуть "а ну сидеть!", и на стулья опускаются присутствующие в кабинете. В отделе все хотят проверить теорию о том, что своим голосом она сможет и дракона заставить подать голос и протянуть лапу. Энергичная и неугомонная помощница Макнейра, которой удается каким-то чудом найти к нему подход. Поэтому когда драконоборцам что-то нужно от начальника, они идут к Тиммс и съестными взятками уговаривают ее замолвить за них словечко. Донна Полсон для Уолдена (отсылочка к Форс-мажорам, которую вряд ли поймут хд). Иными словами, знает все о боссе, начиная с суммы на счете и заканчивая предпочитаемым оттенком шнурков. Единственное, о чем она не в курсе - это модная татушка на левом предплечье Макнейра. Может, она и об этом скоро узнает?


внешности и имена меняемы, только пжалста не меняйте концепцию персонажа в целом
приходите заставлять стажеров бегать штрафные круги и хихикать над драконологами  https://i.imgur.com/LOtIqfa.png
прошу простить, я уже закончился к концу заявки и не могу придумать классных заключительных фраз

пример вашего поста

[indent] - Нет, и еще раз нет, - Энзо широкими шагами пересекает кабинет драконоборцев, в буквальном смысле убегая от их стажера, - скажу тебе по секрету, мы набираем стажеров именно для того, чтобы они заполняли за нас отчеты. Они за нас, а не мы за них. Парень не знает, что именно сделал, что Мэйв Дюарт из всех штатных драконоборцев именно его выцепила как самое слабое звено, на которое можно напасть с просьбой подкорректировать отчет. Рядом вон сидит целый кабинет его коллег, выбирай любого. Но в ответ на его отказ на него смотрят два самых жалостливых щенячьих глаза. Вентура демонстративно и страдальчески вздыхает. Это запрещенный прием. И чертовски действенный, потому что ему становится жаль единственную в их отделе девчонку, которую и так все шпыняют и советуют идти в драконологи или специалисты по домашним эльфам. - Первый и последний раз, ясно? - Энзо поднимает вверх указательный палец для придания важности своим словам. Забирает из рук девушки пергамент и садится за свой стол, чтобы сделать кое-какие пометки. Он успевает дойти почти до конца отчета, когда по его душу приходит Бреннан. - Эй, Дюарт, там последний пункт только остался, разберешься, - бросает он через плечо, уже натягивая форменную кожаную куртку.

[indent] - Возможно тебе представится возможность, - Вентура пожимает плечами в ответ на кровожадные наклонности начальника и по совместительству хорошего приятеля. Никогда не знаешь, чем закончится такой рейд по отлову блудного дракона. Парень прикасается к порт-ключу следом за МакКливертом и тут же ощущает себя в воздушном вихре. Легкой походкой спуститься на землю. конечно, не выходит. Но Энзо вполне достойно спрыгивает на траву, уверенно держась на ногах. Парень удивленно смотрит на Брена, который приземляется на траву мешком с картошкой. Обычно он более ловок. - Грация и красота, - со смешком комментирует парень и осматривается. Они где-то в промозглых лесах Уэльса.

[indent] Гадать, где именно находится дракон, не приходится. Ряд поваленных или наклоненных в одну и ту же сторону деревьев говорит сам за себя. Держа палочку наготове, Энзо вместе с МакКливертом начинает продвигаться по драконьему следу. Благо, проверенные временем ботинки позволяют двигаться бесшумно. Чего не скажешь о куче сломанных веток, на одну из которых Вентура на ступает, и она с громким треском ломается пополам. - Кое-кто сегодня в особо хорошем расположении духа, - хочет упрекнуть Энзо ворчливого товарища, но чтобы еще больше не шуметь только смотрит на него в ответ настолько многозначительным взглядом, насколько способен. Он застрял на на задании с драконобрцем, который сегодня настолько не в духе, что сам скоро начнет дышать огнем. Прекрасно. просто замечательно.

[indent] Медленно по протоптанной драконом тропе они доходят до прогалины возле реки. Это было бы весьма живописное и миролюбивое место с чистой речушкой и плакучими ивами, не разбавляй пейзаж приличного размера валлийский зеленый дракон. Энзо тут же пригибается,  прячется за поваленным стволом дерева и тянет за собой Бреннана. Выглядывает из их укрытия, чтобы понять, с чем им придется столкнуться. Черный гебридский - уж точно не безобидный пудель среди драконов. Гнездится на гебридских островах, кушает крупный рогатый скот, но довольно агрессивен. Что эта особь забыла так вблизи к маггловскому поселению - вопрос. Зверь, наклонив рогатую голову, пьет из реки, но периодически прерывается на звуки, похожие на ворчание. Странно. Энзо показывает товарищу на еще одно укрытие - большой булыжник с них ростом. Он не дожидается ответа от Брена и, когда дракон снова опускает голову, перебежкой добирается до булыжника. Делает знак Брену присоединиться к нему. - Смотри, левый бок - обеспокоенным голосом шепчет Энзо, когда МакКливерт присоединяется к нему. На богу дракона вспорота чешуя и кровоточит рана. Этим и объяснялось невнятное ворчание животного. Ничего хорошего в этом открытии нет, потому что раненый зверь - непредсказуемый зверь. Особенно если это огромный огнедышащий ящер.

[indent] - Каков план, шеф? - Вентура делает акцент на последнем слове, потому что внезапно вспоминает, что Бреннан формально его начальник. Очень странно быть в подчинении у сокурснику, с которым сидели за одной партой и вместе посещали кружок УЗМС. В конце концов, у них одинаковый стаж работы и одинаковый опыт в работе с драконами. Поэтому о том, что Бреннан МакКливерт - старший драконоборец, Энзо вспоминает редко и внезапно.

[indent] Вентура еще раз аккуратно выглядывает из-за камня и видит, что взгляд раненного дракона обращен прямо на них. Вот дерьмо. Плакал их эффект неожиданности. Воздух пронзает на удивление мелодичный, но недовольный рев зеленого валлийского. - Кажется, нас заметили, - констатирует факт парень и энергично продумывает возможные варианты действия. Тем временем со стороны реки раздаются тяжелые шаги и звук хвоста, словно плеткой рассекающего воздух.

Отредактировано PR (01.10.2020 12:47:02)

0

39

нагини ждет

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/170/121801.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/170/22472.gif http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/170/174145.gif

tom marvolo riddle
[31 декабря 1926 года, слизерин'45, темный лорд, пожиратели смерти; —// внешность: keanu reeves]


рожденный в канун нового года, он стал предвестником, символом новой эры, но не светлой, как им всем мечталось, а темной, мрачной, черной, как метки, которые он потом ставил на запястья своих преданных соратников. зачатый под воздействием любовного зелья, он этой самой любви никогда не знал и не чувствовал, что-то чужеродное для него, что-то чужое, что-то, что делает людей слабыми. в сиротском приюте миссис коул было холодно и мерзко, и мальчик впитал в себя жестокость, окружавшую его и разгорающуюся глубоко внутри, текущую по его венам вместе с чистой [злой] кровью меропы гонт. десятки лет пройдут прежде чем жестокость станет окружать его повсюду, прежде чем она воспламенится в сердцах его сторонников, следующих за ним, как за своим новым божеством. умный, старательный, хитрый том риддл насыщал себя знаниями, обучаясь в хогвартсе, знаниями доступными и недоступными, очаровывал своих преподавателей, очаровывал всех вокруг, быстро понимая, что у него к этому особый талант. может быть, в его жилах до сих пор течет то любовное зелье, приготовленное его матерью, и он воздействует на всех одним своим сладким голосом, одним своим чарующим словом? да только он горький весь изнутри, злой и черствый. но никто этого не видит, правда? никто этого не узнает, пока он сам того не захочет.
все мы знаем историю темного лорда, поэтому вот вам наша история:
//                                         //                                               //
превращаться в змею каждый раз было больно. элизе терпела хруст в позвоночнике, не плакала, когда выворачивала бедренные кости, заламывала плечи и показывала изумленным зрителям красивое шоу страданий. им нравилось, они были довольны, они платили деньги и покупали новые билеты. они спрашивали у ли цзэя, что ещё может этот маледиктус и он отвечал им: всё, что пожелаете, сударь.
а потом ей стало шестнадцать и она впервые увидела его.
- elisee, - отвечает она не смело, потупив испуганный взгляд в пол. её зовут элизе, но все здесь зовут её змеючкой. ли цзэй считает, что это смешно и удобно: не нужно запоминать имена всех чертовых фриков, назвал змеючкой, карликом, уродом, и готово. их имена, говорил он, не помогут ему заработать больше денег.
марволо гонт, как он себя назвал, купил её и забрал. он сказал ей, что теперь у неё новое имя – нагини. так зовут девушек, обращенных в змею. теперь так зовут её. нагини навсегда забыла своё старое имя, в котором не была счастлива.
нагини боялась нового хозяина, и была им очарована. она осторожно, шаг за шагом, изучала его привычки, его силу и слабость, его характер и желания, но он никогда не подпускал её опасно близко. он позволял ей делать то, чего бы ей никогда не позволил узкоглазый ли цзэй. он учил её магии, и истории, и показывал мир, который она до этого не видела из-за плотной ткани циркового шатра. красивый, умный и сильный, он стал всем её миром, а она, сворачиваясь в клубок у него на коленях, стала его преданной слугой. она творила ужасные вещи, потому что он просил её. она убивала, калечила, преследовала, кусала. они перемещались с места на место, из страны в страну, и нагини с каждым днем становилась всё взрослее. в ней уже не осталось той наивной, глупой шестнадцатилетней девочки. теперь у неё были знания, и она стала на голову выше, но этого всё равно не хватало, чтобы заметить его лживые манипуляции её чувствами и преданностью. она ловила каждое его слово и с ревностью смотрела змеиными глазами на тех, кто окружал его опасно близко. она обвивала его плечи скользким телом и шипела им: это моё.
но это никогда не было её. нагини делала всё, что он приказывал ей, была самой послушной, самой верной, самой преданной, но он никогда не подпускал её так близко, как ей бы хотелось. он не позволял ей прикасаться к его коже, только гладил её скользкое змеиное тело, когда сам того хотел. она всё дольше находилась в облике змеи, и уже никто не знал, кто она на самом деле. уже никто не видел её настоящего лица, и она часто думала, а какое из лиц теперь ей настоящее? и всё чаще отвечала, что теперь её отражение змеиное.
темный лорд давал ей надежду, что исцелит её, и оттягивал этот день, поручая всё новые и новые задания, которые проще и эффективнее выполнять в облике змеи. его новая свита, пожиратели, видели в ней только змею и никто, никто, никто не знал, что когда-то она была совсем другой. она теряла себя. с каждым днем она всё больше теряла себя, и превращалась в ведомое инстинктами животное.
запертая в змеиной оболочке, как в тюрьме, она вечная невольница своего единственного хозяина.


темный лорд нужен всему форуму и у многих игроков уже имеются сюжетные завязки с этим персонажем, которыми мы с радостью поделимся, поэтому не забудьте перед написанием анкеты дать о себе знать, чтобы мы пересказали вам все самые важные моменты, которые нужно будет учесть. пожалуйста, не переживайте, что информации будет очень много и вы не потянете такую ответственную роль, мы здесь все прекрасно понимаем, что лорд – это ключевой персонаж нашей истории и не каждый решится его взять, поэтому будем всячески вас любить [а кто-то любя ненавидеть] за то, что вы проявили интерес к темному лорду. со своей стороны, обещаю сразу же завлечь в личные эпизоды и вдохновлять на развитие нашей истории. кстати, из пробного поста, предоставленного ниже, вы тоже сможете немного узнать об отношении к лорду нагини.
киану – это лишь предложение, а не требование, вы можете выбрать совершенно любую внешность, которая кажется вам подходящей, хоть оригинальную, хоть какую-либо ещё.
играю в таком темпе, в каком позволяет реальная жизнь, но обычно больше чем на две-три недели посты не задерживаю [а уж лорду, как основному для меня соигроку, буду стараться отвечать в первую очередь]; могу и в большие буквы, если это принципиально, могу с полным соблюдением всех ролевских правил вроде птицы-тройки, могу без – это мы с вами по ходу дела договоримся.
не бойтесь брать лорда, мы все знаем, что вы страшный и ужасный, поэтому будем бояться ещё сильнее, и знайте, что пока на фините нет хозяина, где-то в мире плачет одна маленькая змейка :3

пример вашего поста

нагини тяжело дышит, черными глазами врезаясь [впиваясь] в глаза голубые, холодные, не его глаза, не яхонтовые. мадедиктус ищет в них спасения, умиротворения, будто бы чужой взгляд способен обволакивать, покрывать её, закрывать собой, как коконом. как воздух, ей было необходимо чужое тепло, змея внутри сжималась в клубок от холода, от мороза, проходящего по тонкой белоснежной коже, оставляя линии мурашек на руках и спине, заставляя внутренности сжиматься и чувствовать тошнотворную, сосущую пустоту под лопатками, вжимать в себя алчущий живот, нетвердо стоять на ногах, на земле, уходящей из под них. ей так нужен был этот взгляд, и это тепло, и эти руки, которые бы держали её крепко и не дали упасть в долгую холодную пропасть, на дне которой её ожидали злые, черные глаза из теней прошлого.

она знала, нагини знала, что любой её ответ будет вмиг перечеркнут жирными черными чернилами, и воткнут обратно в её лживый язык острым холодным взглядом. её страхи были у него на ладони, он читал их, заглядывая к ней в голову, выворачивая её сознание наизнанку, читая его почти по буквам, выуживая её слабости и трусливые страхи, образы разноцветных афиш проклинаемого цирка. она бы так хотела, чтобы телепатия исчезла, выключилась хотя бы на миг по щелчку, чтобы хозяин не мог видеть её страхов и то, как она сжимается, едва подумав о том, что может встретиться с ли цзэем лицом к лицу – его глаза, узкие и черные, скользящие по девичьему телу; и её, круглые, объятые страхом, выискивающие тонкую плеть в чужой толстой руке.

- … потому что я не смогу… - почти шепотом выговаривает нагини, спотыкаясь о каждое слово, выкашливая, выхаркивая из себя последние, сквозь подступившие к горлу слезы, которым она не позволит показать себя. она не даст себе расплакаться. она тысячу раз повторит себе, что уже не маленькая девочка, что ей нельзя, нельзя, нельзя больше быть слабой, что хозяина это раздражает и она, сейчас трусливая и  н е у д о б н а я  раздражает его. ей нельзя, нельзя, нельзя быть неудобной, чтобы хозяин мог хотя бы на миг, хотя бы на минуту подумать, что можно выкинуть её и больше никогда не слышать её стенаний и не смотреть в её трусливые глаза. нагини проглотила слезы и встала прямо, выпрямляясь, как натянутая струна, почти что выталкивая из себя позвоночный столб, до скрипа напряженный.

они идут вниз и нагини еле находит ступеньки, крепко вжимаясь пальцами в поручень, чтобы не упасть. темный лорд хватает её под локоть и разворачивает лицом к лицу её оживающих страхов. нагини глубоко и тяжело дышит, чувствуя, как легкие тяжелеют и пульсируют над мышечной тканью напряженного, колотящегося сердца, стучащего по ребрам, как надутый футбольный мяч. ей становилось тяжелее дышать, но твердая хватка темного лорда легкой болью возвращала её обратно из тьмы собственных страхов сюда, на эту лестницу, и направляла её взгляд вперед, на яркие вывески и конусы разноцветных палаток. маледиктус не закрывала глаза, впиваясь в образы из своего прошлого, как того хотел хозяин. она могла зажмуриться, могла упасть на колени и просить его, слезно умолять не заставлять её смотреть, а просто увести отсюда, увести далеко, как можно дальше.

темный лорд останавливается позади неё, и выдыхает ей в шею теплый воздух, спрашивая [у в е д о м л я я] её о том, что им стоит пойти туда [нагини знает, что они сделают, как он захочет]. и только теплый воздух, опускающийся на её тонкую кожу, согревает её. нагини чувствует, как его дыхание проникает ей под волосы, заставляя её спину сжаться [согреться] под линиями мелких напряженных мурашек. сосущая пустота под лопатками нарастает, будто её щекочут лебединым пером,

                                     и она смотрит вперед,
                                                                                         на разноцветные огни прокаженного цирка.

хозяин разворачивает нагини к себе лицом, заставляя её взглянуть на себя, и она стыдится своего испуганного, растерянного взгляда, наполненного образами из прошлого, и мелькающего под светом уличных фонарей. нагини смотрит на его лицо, хватаясь [у п и в а я с ь] каждой черточкой и думает лишь о том, чтобы темный лорд обнял её.
обними меня. обними меня. обними меня.
намерена ли она бояться своих детских кошмаров? она бы хотела забыть всё. она бы хотела не помнить ни имени ли цзэя, ни его лица, ни его глаз, ни его тонкой хлесткой плети, опускающейся ей на лодыжки острыми иглами. она хотела бы вычеркнуть из памяти других детей, уродливых фриков, умелых анимагов, обращающихся самыми редкими и экзотичными животными, когда им бросают звонкие золотые монеты и кричат: «ещё! ещё! ещё! ещё!». она хотела бы навсегда оставить прошлое, но оно настигало её  с н о в а  и  с н о в а.

нагини подхватывает руку хозяина и идет за ним, куда он скажет. сквозь белену настигающего её тумана из разноцветных огней, по земле, утекающей из-под неё, тяжелыми дрожащими ногами, чувствуя, как икры непослушно наливаются безнадежным страхом, и тянут её вниз, под землю, и только за темного лорда она держится [п р я ч е т с я  з а  н и м].

«самое полное в мире собрание человеческих странностей»: фраза, придуманная ещё прошлым хозяином цирка – скендером, яркими буквами пестрила на красочных афишах. новые гости завлекались новой цирковой программой, которую обещал им ли цзэй. уроды на афишах весело приглашали смотреть на них [издеваться над ними / платить им] и улыбались самой широкой из возможных улыбок. «новые чудовища и специальное иллюзионистическое шоу». будь нагини сторонним зрителем, охотно завлеклась бы на красочные вывески, но прошлое изо дня в день напоминало ей, что кроется за красочными афишами и задорными улыбками чудовищ, размещенных на них.

она протянула контролеру хрустящие билеты, купленные на кассе, и прошла внутрь под руку с темным лордом. три года назад под руку с ним она покинула этот цирк, но сейчас она не помнила, так же страшно ей было, как сейчас, или нет. и если ей было страшно, то что пугало её больше? неизвестность? беспомощность? тоска? и что пугало её теперь? иллюзорная вероятность возвращения к былому? разве темный лорд её отпустит? разве позволит узкоглазому китайцу вернуть её в шоу, чтобы тот достал свою плеть и вновь опустил её ей на кожу? нет. нет. нет. нет. нет. нагини знала, что этому не бывать. её пугали глаза – глаза детей, уродцев, фриков, чудовищ – наполненные болью, так знакомой ей. её пугала эта боль. нагини больше никогда её не почувствует, но они – да. и будут чувствовать изо дня в день.

- я бы хотела взять его плеть, обернуть вокруг его шеи и придушить его ею, как удавкой. – шепотом произнесла змея, когда они стояли за спинами зрителей, глядя на шоу «вероломного гипнотизера». ли цзэй стоял в трех ярдах от них и довольно оглядывался на лица восхищенных [завороженных] гостей грандиозного шоу.

0

40

уильям лаш ждет

http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/153/921735.jpg http://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/153/655483.gif

charles lush
[1948, факультет на выбор, аврор, Орден Феникса; —// внешность: на выбор]

У сотрудника отдела Тайн Министерства Магии Уолтера Перегрина Лаша было все — и уютное родовое поместье на юге Англии, и красавица-жена, которая управляла поместьем и воспитывала потомство, и тщательно оберегаемая родословная, которая открывала семье двери в магическую элиту. За место под солнцем и охранение старых порядков приходилось усердно бороться, что мистер Лаш делал ежедневно, можно сказать, ежечасно.
Пусть его семья и не входила в перечень великих чистокровных семей Британии. Когда-нибудь всё изменится. Всё старик Лотрик, пра-прадед, невероятного упрямства волшебник, влюбился в полукровку, и не просто влюбился, а женился на ней и наплодил детей — за что со скандалом был исключен из семьи, а сама семья получила позорное пятно в свою историю, от которого не может избавиться до сих пор.
У мистера Уолтера Лаша много забот. Головной боли тоже много, старшая - Чарли Лаш - уже отболела, Уолтер махнул рукой, не в силах справиться с крепостью стальной воли Чарльза. Хочет разменять удобное теплое креслице в Министерстве на работу в аврорате - так тому и быть.

Чарли умен и ловок, гибок и находчив, если того требуют обстоятельства, и жесток и несгибаем, если дела касаются его принципов - а они у него весьма своеобразны. Темная магия - грязная, порочная материя, пятнающая честь волшебника и жизнь окружающих, и ее как любое грязное пятно следует стереть с лица земли. Она пуста и деструктивна, она не насыщает, не наполняет и не преумножает, она похожа на позолоченный медяк, такая блестяще привлекательная снаружи и обескураживающе ничтожная, едва доберешься до сути. Так он рассуждает, и так говорит любому, кто его спросит "в чем же цимес твоей цели, Чарльз?". Слова его убедительны, взгляд горит, а в гордости расправленных плеч чувствуется внутренняя сила и алмазной твердости уверенность в себе. Орден Феникса принимает его безоговорочно - такие убежденные борцы за светлую сторону силы им нужны. Проблема в том, что на Орден Чарльзу плевать - он предан только себе и своим целям, и пока ему с Орденом по пути, почему бы и не поиграть по их правилам. Чарльз умен и молчит о том, что в своей борьбе он возьмется за все, что поможет ему достичь цели. Даже если руки будут по локти в крови - всё во благо, всё приемлемо, если темные маги будут наказаны и он сыграет в этом не последнюю роль.
Чарльз недолюбливает отца за чиновничий карьеризм, скользкими дорожками ведущий к соблазнам темной магии. Он восхищается матерью, которая стоит на страже интересов семьи, не давая отцу оступиться. А младший брат - младший брат суматошен, хаотичен, наивен. Но слишком полезен, чтобы пренебрегать отношениями. К тому же, Чарли не очень нравится идея, что мальчик в своем стремлении к славе оступится и попадет под дурное влияние. Лаши не якшаются с темной магией, не пачкаются ее грязью, и что бы там мальчик о себе не говорил, Чарли не допустит, чтобы он оступился. Не потому, что за Уилла тревожно, но потому, что провидец в руках пожирателей может натворить непоправимого, а этого Лаш позволить не может.


- внешность вы вольны выбрать любую, буду рад, если Чарли и Уилл будут хоть отдаленно похожи;
- очень здорово, если вы будете готовы развивать и менять персонажа по ходу игры, потому что жевать стекла придется мноооого https://i.imgur.com/skAKINb.png;
- в постах хочу третье лицо и грамотность, в темпе игры непривередлив, только надолго не пропадайте, а то как же без игры-то :3

пример вашего поста

Пиво немного горчит на языке, и Уилл невольно обращает на это внимание, пока обдумывает предложение Энди. Эшворт снова свалился как снег на голову, даже его сова казалась взволнованной, когда принесла письмо.
- Две недели до выступления? Это нереально, ты же знаешь.
- Брось, мы делаем похожую музыку. Кто ж знал, что Марвин загремит в Мунго? У него с женой вечно какая-то херня творится, и похоже, новый виток неудачно наложился на наши планы. Ерунда, Уилл,  в казино всем плевать на тех, кто им поет и играет, богачи заняты собой и поглощены азартом охоты за легкими деньгами.
- В "Вавилон" не придешь поиграть вот так, вдруг, Энди. Да я эти две недели потрачу на оправдание права там появиться.
- Я все устрою, Лаш. Ты знаешь наш репертуар, поиграешь свой, никто не заметит разницу, а мы уж постараемся. Сыграем что-нибудь из общего.
Уилл тянет пиво из кружки и молчит, переводя взгляд с Энди на Карла, который за всю встречу не произнес ни слова и сверлил Лаша своими водянисто-серыми глазами. Предложение смахивает на авантюру, и что говорить, оно манит Уилла, и его слова о том, что будет сложно органично вписаться в группу и в такие сжатые сроки отрепетировать плейлист - только слова.
- По рукам.
Карл наконец размыкает губы и довольно басит:
- Отлично. Я отправлю пару писем, - и смеется хрипло, надтреснуто, барабанит пальцами по столу будто палочками по барабану.
Пшеничная горчинка на языке Уильяму нравится. Думать о том, справился или нет, он будет после того, как двери "Вавилона" выпустят его в лондонскую ночь, а на личной карте появится еще одна галочка "я здесь был и зажег".

Момент выхода из гримерки на залитую светом сцену всегда похож на разбег в ледяную прорубь - несколько секунд волнения, а после уже неважно, едва медиатор касается гитарных струн и музыка мощной волной вытесняет из головы все лишние мысли, требует единения с ее потоком, растворяет в себе, и нет ничего, кроме нее, языка текстов и энергии зала. После третьей песни Уильям чувствует, как трескается и ломается тонкий лед недоверия, с которым присутствующие в зале смотрят на музыкантов, и ему хорошо знакомо это ощущение - сладкое удовольствие отпустить себя и встретиться с самими собой, диким и свободным, хоть на несколько часов, пока не отпускает придавленный тяжестью необходимости держать лицо и соответствовать своей роли восторг.
Его и самого начинает вести, ему нравится адреналин роковой музыки, слова чужих текстов свободно слетают с губ, будто свои, от сердца, из подсознания, и свои собственные песни в более агрессивном звучании кажутся органичным продолжением полотна чужой вселенной.

I just wanna be someone you remember
A star glowing like the sun


Непринужденно перехватывая зал, Уилл ведет его в привычной ему манере по тонкой грани, он одновременно для всех и для каждого, кто его слышит, неуловимо нежно касается каждым словом, каждой нотой, обволакивает голосом, в удовольствии  других ищет свои отражения. Танцуйте, танцуйте, память о том, как вы были свободны, навсегда останется в этих стенах, навсегда утаится в каждом драгоценностями искренних воспоминаний. 
Can’t you see my heart is sore and tender?
And I just wanna dance and dance

Он знает, что свобода всегда рвется наружу, когда человеку тяжело и он отчаянно ищет катализатор. Сливается с ним в сиюминутном бессознательном порыве, вспоминает, что такое жить, и даже если броня намертво вросла в кожу, робкие искры "а может быть" зажигают недоверчивый взгляд, топят лед, заставляют тянуться навстречу.

‘Til I’m numb and I’m done
Now the rattling has just begun
*

Спустя полчаса в баре Лаша отпускает. Карл со своей девчонкой о чем-то негромко разговаривают, Энди не затыкается о том, что всё прошло просто великолепно и он говорил, что так и будет. Уилл тянет сладковатый коктейль и думает о том, что видел в толпе похожего на Дэниэла мужчину, и лучше бы фортуне так не шутить, потому что у Дэни дела и он уже около месяца безвылазно зашивается в министерстве.
- Детка, я не ожидал, что ты сегодня выступаешь, - знакомый голос заставляет вздрогнуть и обернуться.

Дэни почти слово в слово повторяет Энди, удивляется, что Уилл ему ничего не сказал о выступлении в "Вавилоне", а Уилл чувствует, как трещина доверия, на которую он уже около полугода закрывал глаза, увеличивается с космической скоростью. Дэни едва ли не вульгарно великолепен в ладно сидящем по фигуре костюме-тройке из дорогой темно-синей ткани с едва заметным холодно-серебристым отливом, он чисто выбрит, на холеном лице ни признака усталости, о которой он бесконечно ноет в письмах, и Лаш едва сдерживается. чтобы не выдать безупречной щеке тяжелую затрещину.
- Пойдем, Уильям, присоединись к нам. Сегодня удачный день.
Уилл позволяет увлечь себя в компанию таких же холеных министерских лиц - видимо, коллег Дэни, - позволяет Дэни похваляться тем, что это его мальчик сегодня "блистал среди звезд", морщится от нелепых сравнений, ласково улыбается, пару раз даже ставит и выигрывает, но выигрыш горек. Он держит лицо сколько хватает терпения, и когда ладонь Дэни снова мягко ложится на плечо неизвестной Уиллу женщины в роскошном бледно-зеленом шитом сверкающими камнями платье, Лаш чувствует, как его начинает колотить.
- Я пойду, Дэниэл.
- Нет, ты останешься, - с улыбкой говорит ему Дэни, - доиграй, мы сегодня вынесем это казино и весь Лондон будет...
- У тебя уже весь стол в фишках, зачем еще? - улыбка становится еще ласковее, а руки уже сгребают со стола разноцветную россыпь и бросают ее воздух, - вот твои фишки. Вот еще. И еще.
С того самого мгновения, как богатства Дэни цветными монетами полетели в стороны, время потекло как на лениво медленных кадрах колдографии - и кажется, что вздох тянется целую вечность. Замерло всё вокруг, звуки застряли в ватном "ничто", сама ткань времени разделилась на "до" и после" - Уилл едва вздрагивает, внутренне тянется провести по ресницам ладонью, смахнуть с них мелкие блестки. тонкой пудрой рассыпанные по лицу. Он бросает фишки, пока на столе не остается ничего, и уже даже не сдерживает смех. Весь этот цирк роскошества ради цветных пластиковых кружочков, в которых заключен смысл сегодняшнего существования его - уже бывшего - ухажера.
... слышишь меня? - Дэниэл что-то говорит, его лицо меняет гримасы с удивленной на раздраженную, и Лаш внезапно окунается в какофонию творящегося вокруг хаоса. Его толкают в плечо, заставляя отступить прочь с дороги, но он будто не замечает, чуть вздергивает подбородок, с вызовом смотрит на Симмса.
- Проваливай, Дэни.
Под блестящей пудрой на скулах проступает краска, ему становится жарко, запоздало настигает догадка - снова что-то произошло. Тыльная часть ладони еще ощущает удар, под ногами суетятся гости, собирают с пола фишки, взгляд цепляется за пышные надушенные женские декольте и идеальные задницы в слепяще блестящих роскошью вечерних платьях, за вызывающе дорогие идеально скроенные и подобранные по фигуре мужские пиджаки и запонки с драгоценными камнями, бриолин в щеголеватых укладках - откуда достали?! - и дизайнерские туфли. Всё это плотной живой массой копошится и суетится где-то внизу, на полу, Дэниэл с обиженной гримасой держится за щеку, слуха даже иногда касается его раздраженный голос. Холеная рука с поблескивающим на безымянном пальце перстнем с тяжелым кроваво-красным рубином протягивает Лашу запотевший бокал с ледяным напитком.
- Детка, успокойся, давай спокойно всё..
- Нет, - Уилл не может сопротивляться волне поднимающегося гнева, она снова топит его, снова захлестывает и уносит прочь с той же неотвратимостью, с какой шторм швыряет утлый кораблик на острые скалы - где он со стоном разбивается в щепу, выворачивается наизнанку, чтобы сгинуть бесследно в пене дней. Бокал летит на пол и с мелодичным переливчатым звуком разлетается тучей подсвеченных разноцветьем огней брызг. - нет, нет, нет, нет. Проваливай.
Он не будет отступать, не в этот  раз. Не поддастся на уговоры, на обещания, он видел во снах сотни раз одно и то же, и все красивые слова разбиваются той тучей блестящих брызг, что сейчас жалобно хрустит под ногами. Красивые женщины, дорогой алкоголь, манкость счастливого случая и выигрышных партий - он весь в них, его Дэни весь в них, и ладони то и дело касаются ухоженных дамских пальчиков.
Уилл больше не будет одним из.
- Ты забываешься, Лаш, - холодный и звенящий металлом голос взрезает повисшую в воздухе неловкую тишину, и скулу обжигает тяжелым ударом. Уилл едва не падает на пол от силы удара, он дезориентирован и попытка оттолкнуть решительно надвигающегося на него Симмса терпит поражение. Дэни выхватывает палочку, от сильного резкого толчка в грудь Лаш летит на пол и заходится кашлем, тщетно пытаясь вдохнуть - ему не хватает воздуха. Дэни мгновенно оказывается сверху, отвешивает Уиллу еще одну затрещину, рывком переворачивает на живот, наваливается всем телом, грубо хватает за волосы и тычет палочкой в щеку, шепча угрозы и напоминая, какую должность он занимает в министерстве и что он может сделать не только с Уиллом, но и с его родными. Уилл не слушает, ему бы вдохнуть как следует, отдышаться, очнуться от расколовшей голову боли.
- Слезь с меня, ублюдок, - хрипит он.
Их снова обступает толпа, Уилл видит чужие ботинки, ступающие по полу в опасной близости от его лица, Симмса отрывают от простертого под ним Лаша, под возмущенные вопли тащат прочь, и Уилл наконец вдыхает. Ловит губами воздух, неловко поднимается, хватает кем-то участливо протянутый платок и отступает к барной стойке вытереть кровь с лица и прийти в себя.
Два стакана ромовых коктейлей после выступления были лишними. Возьми себя в руки, Лаш, ты здесь не затем, чтобы устраивать сцены, внимания твоей персоне и так было достаточно.
Блестящая пудра сыплется на кончики пальцев фейной пыльцой, в воздухе едва слышен тонкий перезвон колокольчиков.
Уилл открывает глаза. Выдыхает, и едва ли не физически чувствует, как немного отступает нервная дрожь. Хочется выпить еще - но пить больше нельзя. Карл и Энди давно ретировались, нужно будет забрать у них свои инструменты.
- Я заплачу за этот.. беспорядок.
Кляксы крови на шелковом платке напоминают гротескное многоточие, будто ночь еще не всё сказала и у нее для Уилла еще есть новости.
Его снова окликают, на плечо ложится ладонь. Уилл оборачивается. С губ срывается еле заметный вздох. Чужой взгляд будто режет насквозь, и Лашу кажется, что он разлетается под ним тучей мерцающих брызг, как хрупкий стеклянный бокал.
Смотри, смотри навылет. Чего я еще сегодня не видел.

__________
*Wellmess feat. Divty- Dancing Through the Stars

0

41

гестия джонс ждет

https://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/165/681451.gif https://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/165/426617.gif https://forumuploads.ru/uploads/001a/c4/ff/165/693440.gif

oscar wheeler
[1956-1957, гриффиндор'75, место работы на выбор, максимально нейтрален; —// внешность: charlie puth]

[indent] - в смысле, джонс, они в своем уме?! с чего вдруг чистокровные волшебники круче магглорожденных? родится щенком в  паре собак - особого ума не надо, а ты хоть раз видела, что бы у двух ящериц родилась псина?! ну вот, мы нагнули эволюцию!
[indent] оскар с детства говорил, что он особенный, тыкая матери в лицо очередной комикс, привезенный отцом из америки, матушка в ответ лишь орет на мистера уилера, что бы он перестал забивать ребенку голову всякой дурью. мистер уилер показательно игнорирует ее, не позволяя меж тем этой старой корге обрезать крылья мечты еще и сыну.
[indent] оскар радуется, когда приходит письмо из хогвартса: - не супермэн конечно, но зато мне не придется искать никаких пауков! он специально оставляет письмо каждый раз перед носом матери, что бы та видела, ОНА НЕ ПРАВА.
[indent] - джонс, стой, джонс! а что если плохо пережевать беременную шоколадную лягушку? в смысле не беременные? ну а если? нет, джонс, ты не укроешься от меня в женских спальнях!
[indent] уилер и джонс не друзья. он банный лист на ее заднице еще с первого дня в школе, когда шляпа распределила их на один факультет, когда им пришлось сесть рядом. джонс пыталась от него отделаться, но безрезультатно. она прошла все стадии от "пошел в жопу, уилер", "клянусь, если ты немедленно не свалишь, я превращу тебя в туалетную бумагу", "может ты найдешь себе уже друзей?" до "ладно, рассказывай, какую очередную чушь тебе прислала матушка". стоит ли говорить, что у парнишки порой отсутствует понятие личных границ? если он решил, что вы будете его другом - вы будете. хотите ли вы или нет.
[indent] оскар один раз получил от джонс. по маггловски, без палочки. долго красовался синяком под левым глазом, когда на втором курсе вытянув губы в трубочку решил ее поцеловать. оказался не глуп. урок усвоил, повторных попыток больше никогда не предпринимал.
[indent] уилер влюбчивый до невозможности. несколько раз в месяц у него новая любовь, безответная, самая последняя, точно до конца жизни. он генерирует планы по захвату, придумывает сложные сценарии, из-за которых джонс заходится смехом, делая ставки, когда его отпустит на следующий раз. к концу школы она научилась определять с точностью до дня.
[indent] уилер чертовски везуч. как его еще не прикончили в косом за его высказывания непонятно никому. джонс просит его держать язык за зубами, подумать головой, но он вместо этого лишь громче кричит, что магглы порой круче волшебников, заставляя джонс [кстати, он ее принципиально никогда не называет по имени] закрывать лицо рукой. при этом в мир магглов он почему-то не вернулся, не смотря на неплохое состояние своего папочки, он работает где-то в косом, где получает копейки, но и не напрягается особо. ведь зачем?


так, что бы понять КАКОЙ он быстро нашли его инстаграм и засели там. парниша весь карантин меня заставлял смяться до колик и вот перс такой же. думаю не стоит говорить, что я не приму смену внешности? готова вспомнить как резать гифы, одевать, но только пута, ну ибо сами гляньте!!! я бы очень хотела, что бы персона был в ордене, но тогда он пересечется с пруэттами, и тогда джонс найдет способ побега, так что оставьте ее в покое, разделите седы волосы на ее голове напополам. твоя сторона будет правая.

пример вашего поста

[indent] Команда ненавидит Гестию Джонс, команда ее проклинает. А Гестия лишь пожимает плечами, продолжая уверять всех, что ошиблась, что это было случайной, просто неудачный день, но дьяволенок внутри смиренно потирал ручки. Она еще сама не понимала, что приятней: наконец-то показать Гидеону, что его насмешки были лине всякого смысла и что она не шутила, что у нее хватит сил оставить его метлу в воздухе, а его самого на песке внизу или то, что наконец-то эго старшего Пруста было разбито вдребезги. Собственно оба варианта ее более, чем устраивали. Вот только была одна мааааленькая оплошность: она не думала, что этот оболтус поселиться в больничном крыле замка на пмж. Упс, неприятно получилось.

[indent] гестия старается слушать капитана, но у нее еле получается сжать губы, когда Фабиан начинает смеяться. И начинают смеяться все. И это у всех истерическое. Второму Прусту явно платят соперники, иначе обьяснить все то, что он вытворяет на поле нельзя, аномальное везение. Вот только для противников. Гестию поражает, как он, обладая всеми данными защитника, настолько плох. Он не спасает команду, он словно тренирует ее, не позволяя расслабиться даже на секунду, потому что прилететь может далеко не от ребят в другой форме, а от личной гриффиндорской летающей неприятности.

[indent] Гестия сосредотачивается, Гестия собирается, как учил ее отец. Она собирается с силами, собирает всю свою ярость, так проще всего, ее легче всего направить в нужное русло, когда неуверенность в своих силах накрывает. Ревенко помогает ей в этом, тыча пальцем, словно в гоблина], появившегося на арене цирка. Она привыкла, что ее недооценивают.Все еще помнит, как капитан переспросил точно ли не на ловца та пробуется, ведь по комплекции... Но в этом была ошибка даже Пруэтта, от нее не ожидают бладжера, запущенного с дикой силой, а маленькая масса помогает добраться до него быстрей, чем игрок противника или даже игрок противоположной команды.

[indent] Гестия почти готова уверовать, пасть на колени, лишь бы только этот матч закончился хорошо. Она видела Фабиана в небе, примерно знает его тактику, а тактика у него простая - сдохни или умри.

[indent] И вот, пожалуйста. Матч не начался, но Джонс уже получает. У нее спирает дыхание от удара Фабиана, она чуть не выпускает метлу, она смотрит на него исподлобья, испепеляя его взглядом. Он хотел как лучше, но Джонс готова поклясться, если бы не защита - она бы выбыла еще до начала матча, - Спасибо, -она выцеживает это сквозь зубы, разминая плечо, подлетает к нему поближе, что бы это никто не слышал, что бы это осталось только между ними, - Слушай, давай попробуем план невмешательства? Постарайся максимально держаться подальше от мячей, а я постараюсь сыграть за двоих, так у меня больше шансов выжить, - и нет, ей нихера не стыдно. Джонс не готова была соседствовать с его братцем, у нее не хватит нервов, проклятий и шоколадных лягушек. Да и если Гидеон и Гестия когда-нибудь и окажутся под одной крышей больничного крыла, то выйдут они не скоро. Мадам Помфри будет не успевать лечить появляющиеся опять и опять травмы.

[indent] Музыку на поле еле слышно из-за порывов ветра. Словно погода тоже не на стороне Гриффиндора, прям таки создает дополнительные способы покалечить команду для Фабиана. Джонс успокаивает себя, что это первая игра сезона, что поиграть сейчас не так страшно, главное выжить сегодня. Проклятье Фабиана не распространяется только на Гидеона. И кажется Джонс начинает понимать, почему она единственный запасной для игры в связке с братьями. Гестия кивает ему, перехватывая биту в правую руку. У них есть буквально пара минут, облететь поле, понять с какой погодой предстоит столкнуться, осмотреть противников, осмотреть болельщиков. Одного болельщика Гестия замечет молниеносно, по голосу. Странно, что именно ему доверили комментировать сегодняшний матч. Гидеону прям на пользу пошел отдых, но видимо капитан не выпустил его не только по причине недолеченных травм. Пару недель Пруэттов точно смогут отличить все. По подбородкам. Теперь их три штуки на двоих братьев. Гестия дует щеки, пролетая мимо Гидеона, но даже всего воздуха Хогвартса не хватит, что бы хотя бы поравняться с ним.

[indent] И только сейчас, выстраиваясь в круг для начала игры, Гестия понимает, что этот день явно не сулит ничего хорошего. Слишком темно для этого времени суток. Нет намека на солнечный свет, а значит ловцу будет крайне сложно, а значит матч будет слишком долгим. Мерлин, спаси нас.

[indent] У Гестии потеют ладошки, она почти готова поклясться, что начала напевать детскую песенку себе под нос, лишь бы успокоится. Она забыла одно большое, огромное, необъятное почти как щеки Гидеона НО: бладжера два. А она одна. И бита у нее одна. И даже если она отберет вторую, она не сможет разделиться на все поле. Гестия надеется на две вещи: все члены команды сегодня предельно удачливы и внимательны и что, мерлинова борода, им повезет сегодня. Хоть чуть-чуть.

0

42

торфинн роули ждет

https://s8.gifyu.com/images/LIMA.gif

Edwardus Lima II
[1946, Слизерин/Рейвенкло1964, Глава группы ликвидации опасных вервольфов Секции учёта оборотней, Пожиратель смерти либо лояльный пожирателям; —// внешность: Joseph gordon levitt]

Есть хорошие люди, есть плохие, а есть те, кто слал условности нахрен!
В магическом мире есть много знаменитых семей, много неизвестных, есть те, чьи имена на слуху у узкого круга людей. Чуть меньше чистокровных, ещё меньше чтущих принципы чистой крови. Семья Лима относится к тем, о которых знают любители магозоологии и те, кто в школьные годы знал не только как называются их учебники, но и чьего они авторства. Наверное на этом и заканчиваются все заслуги их фамилии.
Лима со времён прародителей отличные маги зоологи, это ремесло буквально у них в крови. Они не из тех, кто держит заповедники или разводит породистых зверушек. Скорее из исследователей, чья жизнь посвящена разъездам по самым захудалым уголкам этого мира, по самым грязным кучам, на которых точно водится что-то неизученное. По самым влажным тропикам, по самым дремучим лесам. И так всю жизнь. В лачугах, палатках, лишениях. Но в этом, наверное есть своя романтика.
Эд, как и Финн, из тех детей в своих семьях, которых принято считать “чёрной овцой”, “белой вороной”, сосредоточением всего, что раздражает и огорчает родителей, которые бы хотели вырастить достойного продолжателя рода. Наверное именно поэтому в какой-то момент эти двое и познакомились на общей волне, ещё в школьные годы, и с тех пор не теряли связи, даже когда Лима путешествовал после выпуска.
Эд особо никогда не хотел провести жизнь лёжа в луже и наблюдая в бинокль. У него были свои мысли на жизнь, какие-то планы. Известные только ему. Но “фамилия обязывает”. И он жил как то должно, пока ему всё не осточертело и он не стал поступать так, как ему хочется, а не как будет лучше.
Эд какое-то время плотно занимался контрабандой редких товаров. В основном животного происхождения. Ведь для него не составляло особого труда отловить какую-то редкую пушистую тварь и загнать её в три дорого идиоту, который хочет из неё рагу или шапку.
В середине семидесятых Эд приезжает в Лондон и решает остановиться здесь. Ему нужна легальная работа. Пусть не высокооплачиваемая, но чтобы соответствовала его навыкам. Финн замолвил за Лима словечко в Бюро.
Сейчас Эдвардас глава группы ликвидации ов, или старший ликвидатор, если вам так нравится больше. Роули доверяет ему как самому себе. Никогда не обращается к другу, как к подчинённому, да и повода не было.
Во многом Эд Лима похож на эталон джентльмена своего времени. Однако в нём скрыты такие потаённые черты, живут такие демоны, о которых стыдно упоминать вслух. Иначе что могло бы заставить магозоолога с педантичной методичностью истреблять вервольфов.

Из известных родственников: Эдвардас Лима I  автор «Чудовищная книга о чудищах», 
Мина лима — ведьма, уличённая в тёмных делишках с гоблинами.


дополнительно:
Все пункты заявки менябельны и обсуждаемы.
Моему персонажу иногда требуется нянька, а иногда верный друг. Так что Игры будет много! Это я могу вам гарантировать.

пример вашего поста

Бюро всегда кишело людьми. Не так как на других этажах Министерства, но Роули хватало и того, что кто-то вечно шныряет мимо двери его кабинета, хлопает дверью, заглядывает задать глупый вопрос. Где-то в конце коридора группа ликвидации проверяла затворы камер для содержания вервольфов в фазе. Стандартная программа каждого полнолуния. Ещё пару лет назад он сам проделывал всё по регламенту, от проверки камер, до сборки снаряжения. Прекрасные времена. Ночи, леса и болота, погони. Удачи и промахи. Во всём этом была своя поэзия. Когда проходят годы. И старые твои друзья, как и ты сам, носят узор на теле, оставленный когтями зверей и ветвями деревьев. Но когда ты молод и неопытен, каждое твоё полнолуние превращается в повод для ночных кошмаров на весь следующий месяц.
За пару часов до рейда Роули, по традиции, оставшейся от предыдущих руководителей, проводил инструктаж. Весьма формальный для ребят из ликвидации, поскольку они и сами знали лучше, как им разделиться на группы, кто работает на загон, кто на отлов. Финн доверял ровно половине из них. Вторую половину переносил. Текучка кадров в их сфере дело привычное, как и в отлове опасных тварей. Поэтому всегда была пара, тройка человек, которых стоило бы оставить в Министерстве на бумажной работе, но они рвались в полевую службу. А раз они хотели испытать себя на прочность, но Роули им препятствовать в этом. худшее, что может с ними произойти, это укус с последующим обращением. Смерть предпочтительнее. По мнению самого Финна. Впрочем это совсем другая история.

Сегодня было настроение “тряхнуть стариной”, поэтому мужчина решил сам отправиться на ночную прогулку. Не с целью отлова, скорее понаблюдать за работой своих сотрудников. В компании старшего ликвидатора Эдвардаса Лима, по совместительству старинного приятеля Финна он направился на окраину небольшого городка в Хартфордшире. Следом на опушку парка аппарировала и группа ликвидации. Роули оглядел собравшихся, переглянулся с Эдвардасом, и сунув руки в карманы, прогулочным шагом направился вглубь лесопарка.
-Всем удачной охоты, господа, - бросил он через плечо с ухмылкой и прибавил шагу. Ликвидаторы ринулись врассыпную и растворились в темноте и тумане.
Пройдя метров двести они со старшим ликвидатором заняли позицию на пригорке и нарочито, с удовольствием, закурили. Оборотни раздражаются, когда ощущают присутствие людей. А значит не будут прятаться.
Проще прихлопнуть бегущего на тебя вервольфа, чем искать его лёжку всю ночь по колено в грязи. Такой позиции придерживался Финн, как собственно и “воспитанные” им головорезы.
Ночь была хороша, луна низкая, крупная, вокруг много тумана, но в свете луны видно движение сизых клубов.
Уже начало становиться зябко, от бездельного стояния, когда наконец кто-то нашёл оборотня. А это означало, что рейд заканчивается. В лучшем случае. И Финн было уже вздохнул и похлопал Лиму по плечу, как бы невзначай поздравляя с окончанием рейда. Когда кто-то в темноте и хрустальной тишине ночного леса крикнул “Инкарцеро”, а спустя несколько минут в воздух взвился столб сигнальных красных искр, указывающий местоположение колдующего и это означало, что нужно подкрепление. Роули принял решение наблюдать, однако когда мимо них с поджатым хвостом пронеслась махина, Финн резко переключился в осатанелый режим. Эти недоделки решили запороть такую отличную ночь!
-immobilis, - белая вспышка достигла движущуюся мишень и вервольф рухнул прямо на бегу.
Псина не собиралась нападать, она улепётывала от кого-то настолько быстро, что даже не заметила, что неподалёку от пути её следования на холмике отдыхают два мужчины. Значит кто-то спугнул оборотня, возможно причинил боль. Но не поймал и не убил. Это что за новости?
Наконец подоспели члены группы ликвидации. Роули сверкнул глазами.
-Псину убрать и поместить в камеру, - махнул он рукой и направился в сторону, где уже хлопотали другие работнички.
-Кто колдовал? - продолжал стальным голосом шеф.
-Я, мистер Роули, - отозвался молодой сотрудник Бюро, явно повстречавшийся с оборотнем лицом к лицу. О чём свидетельствовали его раны. Роули одарил его испепеляющим взглядом, но ничего осуждающего не сказал.
-В Мунго его! - парочка парней подхватили своего коллегу под руки и испарились в аппарации.
-А теперь найдите мне того, кто кричал заклинания на весь лес, - Торфинн не просил, он грубо намекал на то, что спугнувший оборотня сейчас должен выйти и принять свою участь. Голос был женский, а сегодня на задании женщин было не много. А вернее сказать одна.

0

43

патриция селвин ждет

https://i.imgur.com/4aMr36o.gif https://i.imgur.com/EcTkvXk.gif

priscilla burke*
[1951, slytherin'69, death eaters; —// lucy boynton]

л у ч ш и е              п о д р у г и              н а в с е г д а
говорили мы друг другу, а я потом замуж вышла, работать устроилась, а ты связалась не с теми, не тому сказала "да". ты синяки на руках скрывала, кровью научилась сглатывать, у тебя в жизни все хорошо, ты же, деточка, под счастливой звездой родилась.

тебе так говорили, но к 28 годам понимаешь - лгали, нагло лгали. я тебя не видела больше шести лет, у меня проблемы другие, для кого-то кажущиеся лужей, для меня - морем, океаном представляющиеся. тебя муж избивает; а может все совсем не так и его похищают, а ты сбегаешь. в лесу проводишь несколько дней, потому что аппарация в этом регионе почему-то не срабатывает [ чертовы артефакты ]. вскоре у тебя сил не остается ни для трансгрессии, ни для попыток идти дальше. у тебя на предплечье метка жжет, и ты дождаться ответа от хозяина не можешь; вот тебе и цена слепой веры.

тебя, еле дышащую, находят спустя неделю и в мунго закрывают. однажды я просыпаюсь, потому что ты рядом стоишь. у меня другие проблемы, говорила же, сцилла, сейчас не время, как ты сюда попала? а ты понятия не имеешь, потому что последнее, что помнишь, - небо, сквозь густые ветки проглядывающее.
а потом мы обе слышим новости по радио: найденная в пригороде девушка опознана. присцилла берк со зверскими ранениями находится в коме в Ммунго, колдомедики борются за ее жизнь.

как так, сцилла, как так, что среди всех людей, тебя видеть могу лишь я?


* имя сменить можно, внешность тоже
* принадлежность к пожирателям смерти тоже можно сменить; неважно, к кому принадлежит условная сцилла, ибо пэт и там, и там побывала
* абьюзер муж или хороший парень на твое усмотрение, мне главное, что тебя нашли с непонятными ранениями в лесу, а потом ты стала привидением, которое видит только пэт https://i.imgur.com/ECCVt8A.jpg
* приходи, все обговорим, обсудим, можем подольше тебя привидением оставить, можем в прошлом спасти и сейчас пытаться как-то разобраться с тем, кто на тебя напал (тоже обсудим и придумаем)
* пишу с инверсией, от третьего_первого лица, частой игры не прошу

пример вашего поста

Патриция осекается, потому что Доркас говорит правильные вещи: что ее ждет через год там, откуда она бежала, потому что когда-то всех окрестила монстрами, зверями, чьих лап опасаться нужно? Наверное, ничего хорошего, сто процентов — ничего_хорошего. Селвин скорее наказать себя хочет, с каждым годом ставки повышая. Сначала это было самобичевание, общение с теми, кого презирала до этого, а теперь вынуждена с ними равняться, после — побег, отчаяние, попытка скрыться от всего мира. Когда с этими тенями Патриция смиряется, она решается на следующую ступень: разговор с Нейтом, Кадом, теперь возвращение домой. Кажется, что еще чуть-чуть и ее на земле этой больше не будет, судьба наконец устанет бороться с яростными попытками с ней столкнуться и просто даст то, чего Селвин жаждет. Наверное, так было бы правильно, так было бы с п р а в е д л и в о.
— Я их не защищаю, — отвечает пристыжено, потому что не ради пожирателей смерти рискует всем, а ради семьи.
— Я уговорю их уехать, бросив все позади, — скорее себя успокаивает, чем Медоуз пытается предложить очередную сделку. Могла бы быть более убедительной: Доркас, только я могу их убедить, понимаешь, надо бежать, — было бы этого достаточно она уже никогда не узнает. За год ее отсутствия Орден Феникса никуда не сдвинулся: разве что оказался запрещен законом, что только усложняло ее сотрудничество с ним. Если теперь они наравне с пожирателями смерти, то в чем смысл, стоит ли ради этого рисковать?
Медоуз повторяет то, что ей твердят окружающие: ради блага, ради добра, ради светлой стороны. Но кто определяет то самое благо, кто диктует способы борьбы? Селвин догадывается, что орденовцы следуют за несколькими лидерами, судя по всему, один из них Альбус, раз она сама с ним договаривалась о сделке, второй — Аластор, потому что Фрэнк именно через него ее в Орден зовет, а третий Эдгар, потому что он баллотируется в министры. Патриция правда не понимает, попытка победить в выборах — это способ отвлечь внимание или на свою сторону перетянуть первенство, ведь если во главе министерства магии окажется свой человек, то посадить неугодных в Азкабан на пожизненное заключение будет в разы легче.
Но только магглы не догадываются, что министры магии — лишь куклы, власти особой не имеют, ибо все решает визенгамот, председателем которого еще нужно стать. Значок министра не дает подобной гарантии, поэтому планы Ордена Феникса для нее до сих пор остаются загадкой.
Да и Доркас задается тем же самым вопросом, переспрашивая то, на что Патриция и сама найти ответ не может. Столько лет между двумя огнями, столько переживаний и попыток понять, как_правильно приносят лишь мигрени и нервные расстройства, а не мудрости или хотя бы жизненные уроки.
Но Пэт палочку крепче пальцами сжимает, потому что от своей мысли отступаться не хочет — это последний разговор с орденовцами, больше она с ними не только сотрудничать не хочет, но и пересекается. Клятва связывает ей руки, она не может поделиться ни с кем важной для деятельности феникса информацией, поэтому они могут просто ее отпустить, в конце концов Селвин имеет право принимать решения самостоятельно.
— Я считаю, что нельзя верить одному человеку, — отвечает, чуть погодя, искренне и так, словно не прощается, — нельзя верить в одного человека настолько слепо, чтобы следовать его указаниям беспрекословно, — Патриция кивает на палочку, которую Доркас на нее направляет, потому что если бы не Альбус, — она в этом уверена, — то они бы уже давно разошлись с миром. Но он приказал следить и не отпускать, что понять можно, но принять — нет.
— Надежду нужно искать в нас самих, в семьях, которые разрушаются из-за чужих амбиций, — упрямо отвечает Селвин, своего артефакта не опуская и понимая, что следующие слова Медоуз вполне закономерны. Она не может предать своих, подставить того же Дамблдора или Хартли — любого, кто причастен к информации, которой Пэт обладает. Но все эти разговоры толка никакого не принесут, девушки все равно будут стоять на своем, оттого Патриция на месте остается, раздумывая, достаточно ли времени прошло, чтобы вновь прыгнуть в вихре аппарации.
В ответ Доркас она только кивает:

— Я не хочу тебя ранить, — предупреждает, а на самом деле показывает, что не отступится и ее решение окончательное. Приподнимает голову, губы поджимая, и не отводит взгляда от той, от которой зависит чуть больше, чем ничего. Орденовцы заставляют всех членов организации чувствовать себя важными, словно они и правда могут что-то исправить, но очень легко отличить оптимистов от дураков, и Патриция во взгляде Доркас видит то, что в свое время мечтала разглядеть в Нейте. П о н и м а н и е. Она не просто стоит посреди поля, не просто под прицелом держит ту, кто когтями себе вырывает путь домой, она словно сама рассуждает о происходящем, и это Селвин заставляет смягчиться, поэтому палочку опускает.
Сражаться она не будет, выдержит атаку, ее заблокирует, но сама наступать не станет; подбирает рюкзак, который по воздуху к ней летит, не выпуская Медоуз из видимости.
— Я не могу быть с теми, в кого не верю, как бы мне ни хотелось справедливости, но для всех она разная. То, что Альбусу принесет удовлетворение, разрушит несколько семей, и я не могу с этой мыслью жить дальше, потому что в войне нет победителей, — Патриция щит вокруг себя колдует, — мы уже все проиграли, Доркас, — а потом трансгрессирует несколько раз, прыгая из парка в Косой переулок и оттуда в гостиницу Бирмингема, пока наконец не останавливается в нескольких километрах от родового поместья с попавшим в нее заклинанием Доркас, упрямо за ней прыгающей до Бирмингема.
Патриция наверняка много ошибок совершила и еще совершит, в ней живет бунтарство, которое выражения еще не нашло, потому что боль и отчаяние окружающих в себя она впитывает и не знает, как с ним справиться. Она была на стороне нейтралитета, обратилась за помощью к тем, кто, казалось бы, свет олицетворяет, и теперь должно попробовать понять, что из себя тьма представляет.
Тени ее поглощают по мере приближения к дому, но Селвин шага не сбавляет, крепче лямки рюкзака пальцами перехватывая. Она очень устала и ее тошнит от столько трансгрессий подряд, поэтому у высоких кованных ворот Пэт останавливается, чтобы перевести дыхание. В некоторых окнах горит свет, а лужайка заросла непроходимыми зарослями; атмосфера двора не внушает доверия: слишком мрачно, слишком не_так. На крыльце не встретит мать, тяжелые руки отца ее не обнимут, а взгляды братьев не позволят расслабиться в своей комнате.
Патриция дышать опасается, когда толкает ворота, боясь, что защита ее не пропустит, но не чувствует в ладонях ни боли, ни сопротивления. Делает несколько шагов к дому, пока не замечает, что входная дверь открывается, а освещая теплым светом крыльцо.

0

44

антонин долохов ждет

https://i.imgur.com/SrGcrnc.gif
vladislava [slava]
[1950-1954, durmstrang, hyenas'; —// bella thorne]

ты мне крови столько попортила, что я тебя с превеликим удовольствием в венгрии еле дышащей бросаю. зоя удостоверяется, что ты не выживешь, мы оставшимся дуэтом уезжаем дальше в турне, а ты, блядь такая, не просто выживаешь, но еще и умудряешься устроиться в юникорс, лондонский известный бордель. ты слишком много знаешь обо мне и о группе, в мыслях твоих одна месть_месть_месть: либо ты меня убьешь, либо я тебя - другого варианта нет (есть).

https://i.imgur.com/BBEErpD.gif
hristina [tina]
[1950-1956, durmstrang, hyenas'; —// alexa demie]

ты единственная в группе вейла без всяких "полу". у тебя характер отвратительный, но чужие слезы утираешь своими пальчиками, заботой окружаешь, соблазняешь каждого, кого на своем пути встречаешь. ты мне нравишься: ты думаешь перед тем, как пуститься во все тяжкие. у тебя большая фанбаза, и ты к каждому относишься по-особенному. поэтому ты одна из первых, кого я с собой на собрание беру и темному лорду представляю "лучшей из большинства".

https://i.imgur.com/k25ZEnc.gif
madelaine [maddy]
[1960-1961, hogwarts, hyenas'; —// madelaine petsch]

после исключения славы из группы, нам нужна рыженькая. ты - одна из пришедших на кастинг в лондоне. заметили тебя лишь благодаря громкой фамилии и усердием (ты пробираешься в номер к гиенам, чтобы сначала шантажом взять, а потом доказать, что достойна среди прислужниц темного лорда стоять). я тебя беру на испытательный срок, ты свою прошлую жизнь оставляешь позади, но где-то там маячит твой жених и, оказывается, ты вообще беременна. зай, ты в своем уме?

hyenas' - музыкальная группа, образованная в болгарии. по началу занимались музыкальной деятельностью, впоследствии стали одним из рычагов давления в руках темного лорда. все участницы вейлы или полувейлы, благодаря своим чарам они гипнотизируют аудиторию во время выступлений и добиваются хороших результатов в вербовке. каждая девочка страдает проблемами: зоя (блондинка) не в того влюбляется, свою жизнь отравляет, окружающих на скандалы провоцирует; слава (рыжая), кажется, наркотики толкала до того, как ее с позором исключают после постоянных попыток на себя одеяло перетянуть (и ссор с зоей); тина (брюнетка) слепо следует за темным лордом и антонином; мэдди (рыжая 2.0) пытается доказать, что не просто замена, а угроза в виде славы, в англии обосновавшейся, не угроза вовсе.


— собираем виагру из вейл
— внешности и имена сменить можно
— биографии на ваше усмотрение, причины и так далее - тоже, важна линия славы, так как мы уже придумали стёклышко
— отношения и подробнее можем обговорить с зоей и мной вместе
— по постам, стилю мы всеядные, пишем от 4к и выше по настроению, третье лицо

пример вашего поста

Его жизнь - сплошные полосы; черная, белая, черная, блять, белая. Антонин порой не знает, куда смотреть, куда повернуть, потому что — куда бы ни шел, везде_всюду темнота, которая уже давно ему мысли в голове заменяет. Он комнату шагами меряет, кровь по паркету разносит, руками трясет, в немом смехе заходясь
                                                                           блять.

Петя никогда не была той, к кому ему вернуться хотелось. Долохову, если честно, сложно к кому-то привязаться — он не знает этой эмоции, лишь как пес, неприкаянный, скачет от забора к забору, завывает лишь под окном сестры, скулит всю ночь, не давая ей спать_жить. Антону бы совестливо прощения у Айви просить, но он каждый раз на те же грабли наступает, каждый раз разочаровывает сильнее, словно проверяет, насколько ее хватит, как скоро сломается / сломается ли. Хочется верить, что она с ним до конца, но что-то (наверное охладевшее тело Пети) подсказывает, что в этот раз он грань переступает.

Антон останавливается, когда слышит тяжелые удары часов: три ночи. Зою он уже давно доставляет в местную больницу, не удосуживается досидеть до прихода врачу, потому что его тошнит, ему мерзко, он впервые за гребанные двадцать лет осознанной жизни вслух признаться хочет — я долбоеб.
Долохов садится, пальцы друг о друга растирает, кровь жены под кожу втирая
                                                                           будь там, будь там всегда.

Она лежит с открытыми глазами, ему хочется ей их закрыть, но Антонин не решается к ней прикоснуться. В ушах все еще отдается ее истеричный крик, на визг похожий, перекошенное лицо перед глазами то и дело скачет. Он не виноват, он не знал, что так получится; она сама довела, сама. Но сколько бы раз Антон ни повторил это, сколько бы раз ни пытался вслух произнести, верить не получается. У него рубашка испачкана кровью, у него теперь в памяти момент, когда Петя в судороге бьется, когда последними словами его проклинает. Долохов глаза жмурит, нервно пальцами щелкает, пытаясь ритм секундной стрелки поймать, от одного до десяти досчитать и обратно. Ладонями по лицу трет, кричит среди гостиной, горло дерет, чтобы успокоиться, чтобы подумать.

А Петя все лежит.
А Петя не смеет двигаться.

Она была идеальной женой: не спрашивала, не просила, не ожидала. У Антона всегда была свобода передвижения, свобода чертового выбора. Он ее оставлял в поместье, навещал раз в несколько недель, позволял ей творить все, что душе угодно. Но вместо того, чтобы завести любовников и сифилис в тайне от него лечить, Петя занималась живописью. Их дом походит на галерею, на стенах которой картины, картины, картины. Антон может пройтись по коридору и отследить, как менялось психическое здоровье жены; сначала зелень, пейзажи, потом портреты, следом за ними абстракции. К концу оставались лишь хищные, злые изображения, которые Долохов оценивал чуть больше, чем остальные.

— А это кто? — спрашивает_вал он каждый раз, когда Петя заканчивала рисовать.
Это ты, — ответ был всегда одинаков, и Антон этому радовался (жена о нем думает, потому что он такой ахуенный). Теперь он смотрит на одну из последних картин, замечает в изображении мерзость, понимает, что она его монстром рисует. Долохов ближе подходит, осознает, что у монстра светлые волосы, что у него руки тонкие, женские. Антон глаза снова с дикой болью жмурит: не его она рисовала, не о нем думала, когда последние штрихи дописывала. Зою в изображенном монстре узнать несложно; Антонин на несколько шагов отходит, чтобы себя найти, чтобы понять, каким Петя его видела. За Цековой крылья черные колышутся, словно на ветру подрагивают, и Долохов перелив красных глаз замечает.

Он смотрит на жену с сожалением (кажется). Наверное, его нужно винить в произошедшем, ведь Петя с ума сходит, потому что Зоя оказывается рядом, снова с ним, снова на нем. Но Антон сразу правила объясняет, никогда не скрывает ни своих увлечений, ни того факта, что спит он с теми, с кем хочет, а с Петей — не хочет. Он когда под венец ее ведет, повторяет, что связалась она не с тем, что не получится у них ни наследника, ни счастливой сказки. Она должна была — д о л ж н а б ы л а — найти кого-то на стороне, не замыкаться в замке, не запираться на засовы, а за саму себя отвечать.

Долохов практически себя убеждает в ее вине, из гостиной выходит, чтобы филина свистом призвать. Он слишком взвинчен, чтобы решения принимать, у него голова идет кругом, а единственная идея — закопать жену на заднем дворе и сделать вид, что она уехала и пропала без вести. Антон не сможет в этот раз самостоятельно справиться: это не пожирательские шутки, это не задание Темного Лорда, это его блядский самоконтроль, которого нет.

«Ты мне нужна»
царапает на бумаге, привязывает к лапе птицы, выбрасывая ее из окна.

У него перед глазами вспышки появляются, когда Долохов в ванную заходит, когда кровь с рук смывает. Он гадает, как много на его руках крови жены и как много крови Цековой. Когда Антон осознал, что натворил, когда Петя задыхалась на полу, Зоя не додумалась с глаз его убраться.

Петя кричала о ребенке, в агонии заходясь, а Зоя смеялась, наслаждаясь бессилием, с которым Антонин столкнулся. У него рука поднялась на жену, на ту, кого ему доверили, на ту, с кем выходить в свет нужно.

Долохов хлебает виски с горла, кривит, рычит, когда пытается воздуха в разодранное горло набрать. Ему хреново, ему адски хреново на пороге гостиной. Его тошнит в углу, домовик справляется с последствиями, когда Антон проходит дальше и взгляда с тела Пети не спускает.
Ему никогда не найти такую же: чтобы картины рисовала и не спрашивала_не требовала. Они в браке больше девяти лет без детей и без обещаний, и она, дурная, все терпела. Если бы высказывалась, если бы истерики закатывала, если бы не связывалась с аврорами. Антон вздыхает: ему «если бы» осточертело.

Он слышит скрип двери, знает, что Айви приближается, поэтому из гостиной выходит, закрывая за своей спиной тяжелые двери.
— Спасибо, что пришла, — она его младше, у нее вся жизнь впереди, но всем наплевать — Иванке, кажется, больше всех. У нее в руках бизнес, в голове идеи, и Антонин счастлив_рад за нее. Искренне. Он в ней видит ту, кем хотел бы видеть мать в детстве, наверное, поэтому, оказавшись в безвыходной ситуации, сначала с ней связывается. У Айви всегда все под контролем: Антон не понимает, как она умудряется, но факт остается фактом. Он идет по наклонной, руки в крови пачкает, сигареты скуривает пачками, просыпаясь в луже чего-то вонючего и скисшего, а она, принцесса рода Долоховых, в тайне от не знающих, подпольный бизнес выводит в прибыль.

— Айви, я не знаю, как это произошло, - врет, конечно, все он знает, помнит до ярчайших деталей, — я вернулся домой, и она… — он ловит взгляд сестры, бутылку на пол бросает, не обращая внимания, что та разливается на ковер. Иванка к пожирателям смерти не принадлежит, и Антонину удается хоть что-то от нее скрыть (или хотя бы утаить, чтобы в детали не посвятить ненароком). В дела Темного Лорда он отказывается ее вводить, дает шанс самой выбрать, а тут, кажется, впервые с последствиями своей неконтролируемости столкнуться позволяет.

— Вань, помоги мне, — шепчет, когда сестра в гостиную проходит, к двери жмется, как последний пес, который в угол оказывается загнан, — Вань, — ему должно быть стыдно, совестливо, но ни того, ни другого Антон не чувствует. Ему страшно ее разочаровать, ее задеть и потерять, поэтому он ее снова зовет в надежде, что она откликнется и разберется со всем.

0


Вы здесь » blind faith » перекрёстки сумерек » hp: finite incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно