«CONTRA SPEM SPERO» Eithne Riagan до 27.09
«ALTERA PARS» Fenella Hawke до 29.09

сиэтл, март-апрель 2020 года
расы — способности — мистика
jameshopecharlieíjóna

blind faith

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » blind faith » перекрёстки сумерек » hp: finite incantatem


hp: finite incantatem

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

https://forumstatic.ru/files/001a/e2/23/77344.png
HARRY POTTER 1980 // МИНИСТР МЕРТВ

0

2

теодор паркинсон ждет

https://i.imgur.com/0mO7gvR.gif https://i.imgur.com/Q7iugu2.gif

Penelope (Penny) Finnigan
[1950-1955, факультет на выбор, daily prophet (?), нейтралитет; —// diane guerrero]

просто здравствуй, просто как дела
пе-не-ло-па, пэнни - это только для близких и для Артура. ты - Артур? ты знаешь, что делать, когда я готова сожрать пол отдела за затянувшийся материал для колонки? нет? ну, так какая я тебе пэнни, алло не алло?

мы познакомились с тобой, когда я еще работал в ежедневном пророке; скорее всего мы пришли туда примерно в одно время, потому что нас постоянно ставили на одни репортажи, а ты каждый раз с этого смеялась так, что окружающие не понимали - то ли Паркинсон тебе не подходит, то ли ты - ему. но стоит отдать тебе должное, ты в каждой неловкой ситуации находила выход: подружилась с моей женой, стала вхожа в наш дом, я позволял тебе называть себя идиотом и давать советы Флоре [жене], как меня поставить на место.

ты - лучшая подруга и один из лучших журналистов, с которым мне приходилось работать. поэтому после того, как я решил уволиться, мы с тобой ненадолго поссорились [ты обиделась, что я тебя оставляю в политизированной и ограничивающей настоящую журналистику газете]. но скоро и в этом нашлись плюсы: я давал тебе наводки на самые важные и эксклюзивные дела, а ты обеспечивала мне правильный нарратив.

мы хорошо вместе работали, думаю, что я точно пытался тебя переманить к себе в помощницы, но вряд ли ты согласишься бегать у меня на побегушках [я бы никогда тебя не заставлял этим заниматься, кстати]. подозреваю, что ты имеешь какое-то отношение к новым оппозиционным журналам, но пока не могу с точностью сказать, с каким именно - с орденовским или пожирательским. приходи, покушаем стекла и вернем настоящую журналистику


все-все-все менябельно. просто будь моей подругой, дружи с моей женой, помоги нам выбраться из стекла, а еще постарайся не умереть в этой войне. по-братски прошу. от себя обязуюсь защищать, считать своей сестрой и отрубать каждому пальцы, кто тебя тронет. приходи  https://i.imgur.com/JZg28jx.gif

0

3

ремус люпин ждет

https://i.imgur.com/1Ma14dn.gif

Lyall Lupin
[1937, на выбор'55, ММ, отдел регулирования магических популяций и контроля над ними, нейтралитет, при желании оф; —// внешность: matthew davis]

Как выглядела среднестатистическая семья магической Британии в шестидесятых? Кажется, у Ремуса где-то в ящике завалялись колдографии из далекого детства. Лайелл Люпин — энергичный и временами вспыльчивый полукровный волшебник, пробивающий себе дорогу в Министерстве тяжелым трудом и сверхурочной работой. Хоуп Хоуэлл, ныне Люпин, невероятной красоты девушка-магл, полная неунывающего оптимизма и мечтающая в будущем обзавестись еще и дочкой, а лучше несколькими. Ну а Ремус был старшим сыном, которому по плану была уготована роль няньки для той оравы детей, которой родители грозились обзавестись. Жили Люпины на окраине городка Блэкпул, графство Ланкашир, в той части города, которую уже много лет как облюбовали местные волшебники. Но потом их уютная идеальная жизнь пошла крахом. Умные люди утверждают, что все до "но" можно даже не читать. Ну а после этого "но" случился Фенрир Грейбэк. Его судили за убийство двоих местных детей, и так уж вышло, что Лайелл оказался единственным, кто понял, что перед ним самый настоящий оборотень, а совсем не бродяга-магл. Лайелл оказался в меньшинстве, и Грейбэка выпустили на свободу, а все, что оставалось Люпину-старшему — это захлебываться от возмущения и в приступе праведного гнева проорать, что Фенрир заслуживает разве что смерти, а оборотни – злобные существа, которым не свойственно ничто человеческое. Грейбэк решил проучить Люпина за пренебрежение к оборотням, и заканчивается это все нападением на пятилетнего Ремуса прямо в детской. Услышав шум, Лайелл успевает забежать в детскую и осыпать оборотня мощными заклинаниями. Но тот уже сделал то, ради чего пришел – оставил укус на плече Люпина-младшего, чем обрек мальца на ежемесячные болезненные трансформации в озлобленного маленького монстра, опасного для окружающих и себя самого.
Оптимизм Хоуп не прошел испытание на прочность. Рем отчетливо помнит как часто слышал ее сдавленный плач в ванной или запертой спальне. На лице Лайелла появились преждевременные морщины, а на голове – седые пряди. За последующие месяцы Люпины посетили буквально всех колдомедиков Британии, и каждый твердил одно и то же "мне очень жаль, но лекарства нет".
До нападения Ремус больше времени проводил с отцом, ходил за ним хвостом, пытался повторять мимику и жесты. Потому что Лайелл для сына был во всех смыслах примером и эталоном. Однако после нападения Лайелл был настолько раздавлен чувством вины, что долгое время не мог спокойно даже смотреть на сына. Пытаясь пережить то, что стал причиной, по которой надежд на нормальное будущее у Ремуса теперь немного, он невольно отдаляется от семьи, хороня себя под сверхурочной работой в Министерстве. Вместо того, чтобы зарегистрировать сына в министерских списках оборотней, он решает скрывать болезнь сына настолько долго, насколько это возможно, чтобы уберечь его от статуса изгоя в общества. Перед первым полнолунием Лайелл с Хоуп разбирают подвал, вычищая оттуда все, что можно сломать и чем пораниться, укрепляют дверь и вешают на нее здоровенный амбарный замок. Слыша крики, рычание и метание загнанного зверя в подвале, Лайелл сидит в гостиной с бокалом огневиски и мечтает о том, чтобы Фенрир заразил ликантропией его, а не сына. Первое время Люпин-старший пристально присматривается к Ремусу, боясь найти в его поведении проявления агрессии и жестокости. Не находит. Помимо ночей во время полнолуния его сын все тот же, разве что чаще чувствует себя уставшим и измотанным. Урок Грейбэка усвоен — оборотни не монстры, которых стоит перебить без оглядки.
За последующие годы Люпины научились жить с последствиями ошибки Лайелла, и проверка лунного календаря уже кажется нормальной повседневной привычкой. Очень долгое время Лайелл и Хоуп скрывают от сына подробности нападения. Не говорят ни кто его укусил ни, что самое главное, почему. Правда выходит наружу во время рождественских каникул выпускного курса Ремуса. Лайелл и Ремусом ссорятся так, как давно не ссорились. Вскоре мирятся, но осадок, что называется, остается, и образует серьезную трещину в отношениях отца и сына. А дальше война, Орден Феникса, собирается семья вместе намного реже, чем раньше. Но когда восстанавливать отношения, как не сейчас, когда никто не может быть уверен в том, что завтра действительно наступит?


— сам в шоке от количества стекла в заявке, но у Люпинов драматичный сюжет по канону, никуда не деться. Если случится чудо, и вы по заявке придете, то будьте уверены, что играть будем не только это самое стекло, но и экшн,и кучу еще всего другого. У Лайелла с сыном сложные отношения, приправленные ошибками прошлого и невозможностью их справить, но тем не менее они семья и осознают силу этой родственной связи, особенно в такие неспокойные времена.
— Лайелл — не нытик, а классный деятельный мужик (минутка рекламы персонажа), который многие годы вез на себе все семейные невзгоды и отважно разгребал последствия ссоры с Грейбэком. В каноне о нем известно очень мало, буквально только то, что он не умеет держать язык за зубами оскорбил Грейбэка во время слушания в Министерстве и потом прогнал его из детской Ремуса. Все остальное можете смело додумывать так, как вам хочется.
— по канону Хоуп умирает где-то в 78-81гг. Предварительно есть задумка, что ее убьют Пожиратели за брак с волшебником. Так что нас с вами ждет еще больше драмы. И девчонки меня тут заставляют написать, что выстраиваются в очередь за горячим вдовцом ахах а еще у нас с вами будет альтовая Хоуп Люпин, такие дела.
— размер постов и лицо, от которого вы их пишете, значения не имеют. Люди мы тут с вами уже все взрослые, реал и работу никто не отменял, поэтому суперактив от вас тоже требовать никто не будет, но вы главное не пропадайте совсем уж.
— на этом все, преданно вас жду и приманиваю шоколадками :3

пример поста

[indent] Сегодня Люпин особо тщательно собирается перед тем, как отправиться в штаб-квартиру Ордена Феникса. Максимально удобная для пробежек по пересеченной местности одежда, несколько раз проверяет, ничего ли не забыл, хлопая себя по карманам потертой мантии. После чего трансгрессирует за несколько сотен метров до штаба, и оставшийся путь проходит пешком - необходимая мера предосторожности. Да и немного свежего воздуха для ясности мыслей в ответственный день тоже не помешают. Курс молодого бойца в исполнении Росса уже пройден (хотя Люпин все еще периодически бегает к Лорнеллу с просьбами обучить его тому или иному дуэльному приему), и парня уже допускают до заданий Ордена. Но сегодняшний штурм - определенно самая масштабная миссия, в которой Люпину приходилось участвовать. Никого из Мародеров на этом задании не будет, что только добавляет мероприятию серьезности и ответственности. Назвав пароль, Ремус проходит в дом как раз вовремя, потому что в кабинет, служащий местом для совещаний, уже потихоньку стягивается народ.
[indent] Люпин обменивается приветствием с Лонгботтомами и занимает место за спиной невысокого Мунгулуса Флетчера, откуда прекрасный обзор на дубовый стол, на котором разложена магическая карта местности, где им сегодня предстоит работать. Директор Хогвартса размеренно вышагивает вокруг стола и указывает то на одну точку, то на другую, а над картой на высоте нескольких сантиметров в воздухе плавают белые и черные шахматные фигуры, обозначающие участников сегодняшнего штурма. Люпин - ладья. Удивительно, что не пешка. Ну судя по тому, что самая младшая фигура досталась некоторым матерым орденцам, Дамблдор присвоил людям фигуры случайным образом. По ходу обсуждения операции время от времени возникают вопросы, и перед тем как задать свой, Рем едва сдерживается чтобы не поднять руку как на занятиях в школе. Инстинкт, вбитый за семь лет обучения, за несколько месяцев просто так не выветривается. Десять баллов Гриффиндору.
[indent] Ремусу сегодня предстоит быть в атакующем отряде Фрэнка. Марлин, которая сегодня будет вместе с Россом выполнять роль разведчика, высказывается против участия новичков в задании. От парня не ускользнуло отношение Маккиннон к новичкам. С одной стороны, Ремус не согласен с девушкой: не стоит недооценивать находчивость и способности молодого молодого поколения. У них еще не замылен взгляд, они еще помнят, почему пришли в Орден и не успели потерять себя в каждодневной борьбе с Пожирателями Смерти. Любой динамичной организации нужна свежая кровь, и Орден не должен быть скоплением старцев, воюющих по инерции. Судя по тому, как активно идет вербовка ровесников Ремуса в состав Пожирателей, даже люди "по ту сторону" это понимают. Но с другой стороны, вчерашний гриффиндорец понимает Марлин. И вполне возможно, что через какое-то время уже он будет смотреть на новобранцев как "лучше бы ты шел радоваться жизни вдали от всего этого". За прошедшие месяцы Люпин осознал, что он с друзьями несколько романтизировал борьбу на стороне добра. Война оказалась беспорядочной, жестокой, и люди как правило не получали то, что заслуживали.
[indent] Шумное обсуждение и жужжание голосов в кабинете сменяется напряженным молчаливым ожиданием по мере того как приближается время штурма одной из штаб-квартир Пожирателей. [float=left]https://i.imgur.com/bPhxvF0.gif[/float]Рем обратил внимание, что у многих его собратьев по оружию есть свои маленькие ритуалы, которые они выполняют перед тем, как отправиться на задание. Кто-то выходит закурить трубку определенное количество раз за пару часов, кто-то садится медитировать в кресле перед камином, а некоторые бормочат себе под нос одну и ту же песню. Сам парень еще не выработал себе подобного обычая, но, будучи человеком привычки, понимает, что непременно выработает. Приходит время, и люди отправляться в шервудский лес. Маккиннон покинула штаб минут пять назад, Фрэнк - за пару минут до нее. Лорнелл и Люпин должны занять свои позиции следующими. Росс уже движется в стороны двери, когда его на полпути перехватывает Муди и Дамбдор и быстро командуют, что тот срочно нужен в другом месте. Очевидно, так, где все пошло не по плану. Маккиннон одну решют не оставлять, и не успевает Люпин оглянуться, как он уже в разведческой части отряда. С Марлин, которая не хочет иметь дело с кем-либо моложе лет эдак тридцати. Прекрасно, просто замечательно.
[indent] На обочине пыльной дороги Рем оказывается буквально через секунду. Чтобы не оставаться на виду, парень быстро юркает к деревянному забору, через который перекидывается накренившаяся старая лиственница. Он делает несколько шагов вперед, и глаза слепит люмос в исполнении Марлин. Конечно, она думает, что он по глупости перепутал отряды. - Лорнелла Дамблдор с Муди отправили на другое задание минуту назад. Там дела пошли не по плану, нужно было подкрепление, - Рем ловит обеспокоенный взгляд Маккиннон. Похоже, они думают сейчас об одном и том же: как Росса без объяснения приин швырнули куда-то в гущу совершенно другой, видимо, не очень удачной операции. Но сейчас не время мыслями быть в другом месте. - Отряд Фрэнка в курсе, меня перебросили к тебе.
[indent] По пустой дороге проносится магловский автомобиль, и водитель не обращает совершенно никакого внимания на два темных силуэта в тени у забора. Люпин бросает взгляд на здание на холме, где, по сведениям информатора Ордена, располагается логово Пожирателей. И было бы глупо просто брать и врываться туда с боевым кличем. Именно поэтому они с Марлин здесь. Здание скорее смахивает на заброшенное помещение магловской фабрики, чем на пристанище родовитых аристократов. - Выглядит не очень-то чистокровно, - пожимает плечами Люпин - я ожидал, знаешь, готический замок с горгульями. У здания нет окон с торцевой стороны - идеально для того, чтобы подобраться поближе незамеченными. Короткими перебежками и то и дело проверяя подозрительные участки на наличие ловушек, Маккиннон с Ремусом продвигаются вперед, пока не прижимаются спинами к кирпичной стене. - Идем? - спрашивает парень, выглядывая за угол и примечая входную дверь в паре метров от них. Но рядом и небольшое окно под потолком, какие обычно делают на кухнях и подсобных посещениях. Оставалось дождаться, каким путем опытный аврор Маккиннон решит пробраться в стан врага. Lady's choice.

0

4

фините инкантатем


ЛУЧИ ЛЮБВИ ПЕРСИВАЛЮ БЕРКУ ♥

0

5

андромеда тонкс ждет

https://i.imgur.com/zHg3U7k.gif https://i.imgur.com/OFBGtsY.gif https://i.imgur.com/v3pbMyp.gif

maxine blishwick
[1960, вампус'77, лавка зелий thistle & heather, нейтралитет или орден феникса; —// внешность: emma greenwell]

Когда Макс толкает входную дверь лавки Андромеды, тонким звоном колокольчика оповещая о своем прибытии, последняя и не подозревает, как западет ей в душу эта дерзкая, бойкая девчушка. Она еще не знает, что Максин будет напоминать ей Беллу — ту, что хранится в ее воспоминаниях из прежних времен, до того, как все было разрушено. Такая же страстная и стремительная, не полезет за словом в карман и не станет, как говорится, терпеть всякое дерьмо. Зато с удовольствием ткнет за вас кому-то палочкой под нос, отстаивая честь и безопасность тех, кем дорожит.
Сбегая от каких-то неведомых проблем из Штатов, она оказалась на лондонских улицах практически без гроша, рассчитывая на помощь британской родни, но получив вместо этого шиш с маслом. Вот только девчонка отнюдь не растерялась и решила проблему с наскока — обошла приглянувшиеся ей заведения Косого переулка и осталась помогать там, куда приняли. Ввиду нехватки рук и душевной доброты приютила ее именно Андромеда, также замолвившая словечко перед арендодателем небольшой квартирки над лавкой, где Максин смогла остаться жить.  Переезд в Британию начался с приключения, но чем он закончится?..


Мне нужна дерзкая, но уже родная заноза в одном месте. Я оставляю вам на откуп все, кроме имени и «истоков» Макс, потому как выпускница Вампуса по имени Макс с этой внешностью это очередное старое детище моего воображения и мне хотелось бы, чтобы кто-то кто не я вдохнул в нее, наконец, жизнь. Блишвик — фамилия, теоретически, чистокровная, но вы сами вольны выбирать степень благородности ее происхождения. Приходите и будьте неотразимы! А я обещаю вам свою нетленную любовь и графику.

пример вашего поста

[indent] Старый матрас скрипит от любого движения — это скрипят тонкие длинные стволы сосен, покачивающихся под порывами теплого, медового апрельского воздуха. Андромеда вытягивает ноющие руки, тянется пальцами к скрывающимся под облаками колючим кронам, и костяшки греют солнечные зайчики, пробивающиеся откуда-то свысока. Она жмурится, изящно изворачивая кисти, пытаясь поймать шустрые лучи в вечно замерзающие в этом огромном холодном доме ладошки, и сильно вздрагивает, вырываясь из сна, когда раздается стук в дверь.

[indent] Наваждение улетучивается, будто подхваченный ветром одуванчик, и взгляд светлых глаз фокусируется на причудливой лепнине, украшающей высокий потолок, а затем медленно, как луч маяка, двигается в сторону дверного проема. На пороге распускается самый ранний цветок в поместье Блэк — солнце только недавно встало, а Нарцисса уже сияет свежестью и красотой, а в данную минуту еще и плохо скрываемым энтузиазмом. Но рядом нет матушки, чтобы прохладным тоном сообщить ей о том, как пристало вести себя леди, и она буквально подлетает к постели Андромеды, проворно забираясь на нее с ногами и нависая над сестрой, разыгрывающей спящую красавицу.
[indent] — Проснись и пой, сестрица! — призывает она с той живостью, которую позволяет себе только в присутствии старших сестер. — Пора приводить тебя в порядок, сегодня наведается твой ненаглядный жених.

[indent] На последней фразе театр одного актера осыпается, как листва с деревьев, и Андромеда протяжно стонет. Из троих наследниц рода Блэк именно Нарцисса проявляла особый интерес к замужеству, и поскольку для собственного она пока была еще юна, все восторги припадали на Меду и Беллу. К тому же она находила Эйвинда «просто очаровательным», а потому не упускала шанса слегка поддразнить сестру, снедаемая светлой, но все же завистью. Андромеда же, в свою очередь, искренне завидовала сестринской легкости и в каком-то смысле даже наивности в этом вопросе. Впрочем, ложью было бы сказать, что сама Меда не была отчасти наивна в отношении своего будущего супруга, и в последнее время она задумывалась об этом все чаще.

[indent] — Ты шутишь, да? — пытаясь натянуть одеяло на себя с головой бормочет Андромеда. По какой-то причине ей хочется как можно дальше отложить пробуждение, отложить начало этого дня, течение которого не станет церемониться с ее желаниями и закончится встречей, мысль о которой вызывала в ней одновременно улыбку и тревожную, ватную пустоту в грудной клетке. — Эйвинд будет здесь только вечером, Цисси, угомонись...

[indent] Но не успевает она договорить, как в дверь снова стучат. Даже по этому звуку можно было понять, что по ту сторону стоит Друэлла и когда она, не дожидаясь никакого ответа, заходит в комнату (Нарцисса едва успевает принять более-менее достойную позу), выглядит она привычно строго и самую малость недовольно. Впрочем, последнее быстро сглаживается, когда она видит дочерей бодрствующими. Сухо выразив свое удовлетворение тем, что обе уже встали, она приказным тоном просит их собрать в теплице цветов для столовой, куда в скором времени подадут завтрак, после чего удаляется. Андромеде не остается ничего другого, кроме как выбраться из постели, прощаясь с последними нотками сладкого солнечного сна, цеплявшегося за подол ночной сорочки.

♦ ♦ ♦

[indent] Как и ожидалось, день пролетает практически незаметно. В почти непреодолимой тяге к свежему воздуху, перекочевавшей из сна в реальность, Андромеда пытается улизнуть из дома, но все ее попытки терпят поражение. Стены мэнора начинают давить все сильнее, а суетливость Нарциссы под конец начинает вызывать раздражение. Смягчается Меда только когда начинает близиться шестой час и сестра чуть ли не насильно усаживает ее перед своим туалетным столиком в твердом намерении сплести нечто потрясающее у нее на голове. Руки у Нарциссы мягкие и ласковые и на какое-то время Андромеда забывает о своих тревогах, что теперь довольно редко случается в этих стенах. Но мысли ее, до этого будто стянутые в тугой узел, напряженные, как и сама она, начинают вольно скользить, пробуждая в голове разные образы, неизменно сходясь к тому, что бредит душу. Осталось совсем немного до того, как подобные моменты окажутся колдографией, ограниченной рамкой собственной памяти — Нарцисса превратится в гостью ее нового дома, а сама она будет вынуждена стать хозяйкой, что, подобно Друэлле, плывет белесым призраком по коридорам особняка новой ячейки чистокровного общества. Андромеда содрогается, пытаясь напомнить себе о том, что Эйвинд — не ее отец, не восковая фигура с человеческим голосом и лицом, которая никогда не позволит себе загореться хоть какими-нибудь чувствами, грозящими превратить ее в свечной огарок. Он живой. Но отогнать от себя безрадостную картину отчего-то не получается, она вгрызается в сознание тем сильнее, чем ближе оказывается заветное событие.

[indent] Ах, Эйвинд, зачем же ты так поспешил. 

[indent] В этих раздумьях та самая тревожная пустота в груди лишь разрастается к тому моменту, как уже пора спуститься в гостиную. Из ниоткуда возникает домовой эльф, чтобы сообщить, что господин Эйвери прибыл и ожидает хозяйку Андромеду внизу. Но ей не привыкать брать в себя в руки и, уже появляясь на лестнице, она натянута, будто струнка, и безупречно мила. Редкий, но все же уже хорошо знакомый взгляд Эйвинда не застает ее врасплох, как не застает и оценивающий взгляд матери — Друэлла быстро понимает, что ситуация под контролем и не требует ее вмешательства, а потому ничего не говорит.

[indent] — Добрый, Эйвинд, — отзывается Андромеда негромким эхом на его приветствие, и замечает, что ей стало чуть спокойнее от звука его голоса. Потому она позволяет себе чуть эмоций напоказ — удивленно и одновременно облегченно выдыхает, слыша предложение о конной прогулке. Выдвигает его Друэлла, однако почему-то Андромеда уверена, что это вовсе не ее инициатива и, улучив момент, она дарит Эйвинду благодарную улыбку.

[indent] Ее вдруг воодушевляет, насколько в унисон ее собственному желанию выбраться из мрачного поместья звучит порыв юноши, но выразить это словами она может лишь спустя время, когда они оба уже оказываются в тени рощи, раскинувшейся к югу от гнетущего дома. Поглаживая Вель, свою любимую кобылу, по холке, Меда смотрит куда-то вдаль, сквозь деревья, чтобы не смущать Эйвинда своим взглядом. Ей трудно сказать точно, когда она заметила дискомфорт, начинавший сквозить в его движениях, стоило ей слишком долго держать с ним зрительный контакт, но как только явно это осознала — стала тактично пытаться избавить его от этого. С переменным успехом.

[indent] — Спасибо, что помог сбежать оттуда, — наконец произносит она, вновь слегка улыбаясь и зная, что Эйвинд это заметит. — Друэлла была бы недовольна, даже приди ты секунда в секунду, ей тяжело угодить. Но, думаю, это и так очевидно, — Андромеда хмыкает, чуть натягивая поводья и заставляя лошадь обойти дерево так, чтобы не разделяться со своим спутником. На мгновение она заминается, не зная точно, как ответить на последние слова Эйвинда, но потом роняет: — Я рада, что ты здесь.

[indent] Не то, чтобы это было совсем неправдой, но почему-то эти слова заставляют чувствовать себя неловко. В глубине души она понимает, что не ждала их встречи с тем трепетом, с которым могла бы. С тем, который, скорее всего, Эйвинд заслуживал. До того, как она увидела его в гостиной ей даже казалось, что лучше было бы застрять в этом вечном ожидании, тревожном предвкушении столкновения с этой реальностью, в которой она внезапно не знала, как себя вести. Она не хотела признаваться в этом Эйвинду, но все было гораздо проще до того, как он сделал ей предложение. Сейчас же каждое слово, каждое действие воспринимается сквозь призму будущего, которое будто высечено из мрамора — четкое и непоколебимое, оно не просто ждет их впереди, оно надвигается.

[indent] И пугает ее.

[indent] — Мне сегодня снился чудный сон, — в конце концов она решает увести разговор, пытаясь придать ему тот характер, что носили их прежние разговоры. Те, которые позволили ей на какое-то время искренне поверить, что они смогут быть вдвоем против остального мира. — Я была в лесу, отдаленно похожем на эту рощу, и в воздухе так пахло весной, что можно было бы упасть в обморок, — Андромеда улыбается, живо вспоминая ощущения. Ей часто снились яркие сны, которые оставались с ней еще долгое время — а в некоторых из них желала остаться она. — Ярко светило солнце и казалось, что я так далеко отсюда...

[indent] Она умолкает, все-таки не сумев сдержаться и обращая свой взгляд на Эйвинда. В который раз резко полоснуло ощущение, что она понятия не имеет, что творится у него в голове, и так отчаянно захотелось понять это, добраться до того сокровенного, что смогло бы снова подарить ей уверенность в том, что они с ним... имеют смысл.

[indent] — А о чем видишь сны ты, Эйвинд?

[indent] О чем грезишь по ночам.

0

6

прюденс трэверс ждет
https://i.imgur.com/SLAXcK0.png

[лютный переулок, открытие 1967 год, владелица: табита рамос]
единорог - это бордель, который находится в лютном переулке и обслуживает мужчин, женщин и полулюдей. основными клиентами являются обеспеченные волшебники, личности которых остаются строго засекречены. каждый из посетителей, как правило, выбирает себе фаворота/фаворитку и ходит к нему/ней так часто, как пожелает. ограничения в услугах определяются табитой. все работники борделя получают медицинскую страховку, зарплату, живут под крышей единорога, а также питаются бесплатно.
(существует услуга убийства одного из клиентов, но стоит это очень дорого и необходимо разрешение табиты)


в помещении борделя вильма и трэвис паркинсон и прюденс трэверсв 1968 году открывают подпольный бизнес изготовления и распространения дурманящих и запрещенных зелий. некоторые работники борделя вовлечены в этот бизнес. прюденс и трэвис являются спонсором единорога, табите известно об их деятельности, и она время от времени помогает им с распространением веществ среди клиентов (и сама ими пользуется).

https://i.imgur.com/XAjrEYZ.gif
darcey paradis
[1953, полувейла, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// alexandra daddario]

тебе было семнадцать, когда отец привел к мадам Табите. он задолжал чистокровному англичанину, а ты, француженка, только окончила Шармбатон, но не подходила на звание завидной невесты, потому что за полукровку никто не выплатит несколько тысяч галлеонов. ты работаешь в единороге уже около десяти лет, а еще подрабатываешь в подпольном бизнесе Вильмы и Прюденс (мы варим запрещенные зелья и продаем их богатым мужикам, которые приходят к тебе из-за твоего очарования и умения по-французски посылать подальше). скорее всего у тебя есть план, как выбраться из этого всего, и мы тебе в его исполнении обязательно поможем.

https://i.imgur.com/a2ZB3yy.gif
madeline bell
[1960, полукровка, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// anya-taylor joy]

ты попадаешь к Табите нарочно: один из рекрутеров замечает тебя в Лютном переулке и предлагает быстрый заработок. у тебя скверный характер и куда более отвратительные родственники. замуж не хочется, работать тоже как-то не особо, зато отомстить той стерве с шестого курса - очень хочется. ну, и плюс всегда можно убежать, ведь так? а еще ты деньги собираешь и сливаешь информацию о клиентах беллатрикс лестрейндж, которая приходит к тебе в маске. мы пытались предложить тебе поучаствовать в нашем бизнесе, но пока ты сомневаешься, что это не расстроит твоего постоянного клиента.

https://i.imgur.com/62vFccn.gif
faith dunbar
[1951, полукровка, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// amber heard]

твой муж умирает от драконьей оспы, когда тебе исполняется 19. его накоплений хватает на полгода, а твоего терпения - на пару месяцев. когда кредитор приходит за долгами, ты предлагаешь ему сделку: расплатишься поцелуем и, возможно, проведенной вместе ночью. а что такого? так ты знакомишься с мистером X, который впоследствии берет тебя в напарницы. ты подрабатываешь у Табиты, выманиваешь деньги из клиентов и потом предлагаешь обратиться к твоему партнеру-кредитору. но что-то идет не так, когда один из авроров сажает твоего напарника, и ты - следующая в деле по проституции и мошенничеству.

https://i.imgur.com/KdMLTFJ.gif
abby waterclock
[1955, сквиб, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// antonia tomas]

тебе было семь лет, когда родители сбежали из Англии, оставив тебя посреди Косого переулка с небольшим пакетом конфет. несколько месяцев ты проводишь незнакомых тупиках, спишь на крыльце и убегаешь от летящих вслед заклинаний, пока не встречаешь Прю, которая предлагает помощь. ты ей благодарна, поэтому обещаешь выплатить долг как только окончишь Хогвартс. но тебе не приходит письмо. оказывается, ты - сквиб. спустя пару лет бродяжничества ты несколько раз пытаешься устроиться в единорог, а потом снова встречаешь там Прю и с полным энтузиазма и горечи сердцем вступаешь в подпольный бизнес.

https://i.imgur.com/DpOll2N.gif
kyle neilson
[1966, полукровка, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// ben barnes]

ты - альфонс, а еще ты - кайл. тот самый кайл, который знает, где можно отдохнуть, что лучше здесь заказать и к кому стоит подойти поздороваться. ты знаешь всех в Лютном, уверен, что владеешь миром, потому что можешь читать чужие мысли. врожденная легилименция не уберегла тебя от бедности и голодных месяцев, но Табите ты пригодился, вовремя очутившись неподалеку. она предложила тебе работу, а ты согласился. ты - пока единственный парень в единороге, и тебя это устраивает, потому что это заведение - твоя территория. когда же на ней появляется Трэвис Паркинсон, а ты замечаешь в его мыслях упоминание подпольного бизнеса, тогда, кажется, ты решаешь, что имеешь право на большее. сможешь всех сдать министерству?

https://i.imgur.com/wd1Ktni.gif
clara broderick
[1957, сквиб, unicorn's tail, лояльность на выбор; —// emeraude toubia]

ты - приемный ребенок в семье волшебников, надежда и опора на а) богатство, б) славу, в) продолжение рода. правда все идет не по плану, когда родители понимают, что ты - сквиб, и никто за тебя не выплатит и половины того приданного, на которое они рассчитывали. они плохие люди, настолько плохие, что когда тебе исполняется тринадцать лет, то на твоем теле не остается ни одного живого места. тебя замечает Табита в Аптеке Малпеппера и предлагает дом, еду и заботу. ты - ее преданная помощница, заместитель и практически родная дочь. именно поэтому тебе отвратительно Дарси, ее дерзкий характер и далеко идущие планы. а еще ты, наверное, придерживаешься идеалов ОФ, но не знаю, не знаю.

имена менять можно, истории да и внешности тоже. мы (вильма, трэвис, прюденс и еще одна главная заместительница, которую мы тоже ждем) набираем персонал единорога, плетем подпольный бизнес под нелегальным бизнесом и планируем веселиться. приходи, присоединяйся, можешь даже не зависеть от нас, но зато получать премиальные и помогать пожирателям смерти или ордену феникса (а может и министерству магии). плети интриги, пытайся нас сдать или, наоборот, включайся в денежный трафик. любых примем, главное, чтоб без истерик с':

Отредактировано PR (2020-09-18 09:56:00)

0

7

алекто кэрроу ждет

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/670533.gif

Anthony (Jean-Jacques) Coutu
[1960-1961, Шармбатон (факультет и год на выбор), журналист в издательстве "Рев Мантикоры", Министерство Магии; —// внешность: alex lawther ]


- Мать – чистокровная волшебница из Франции, отец – полукровка. Семья матери всегда лояльно относилась к полукровным волшебникам, поэтому никакой трагедии из брака дочери делать не стали, наоборот, хорошо приняли и зятя, и ребенка, который родился немного раньше положенного срока.

- Жан-Жак Кутю был окружен чрезмерной заботой матерью и отца, так как является единственным и долгожданным ребенком в семье. Гулял только под присмотром матери и друзей из-за этого особо не имел в нежном возрасте, был счастлив поступить в Шармбатон, когда пришло время.

- Жан-Жак никогда звезд с неба не хватал, волшебник из него такой себе, в квиддич тоже не играл. К метле близко не подходит, но всей душой обожает квиддич и старается не пропускать значимые матчи. В детстве совершил неприятный полет на метле, после которого беднягу искали три дня и три ночи, пока не нашли на дереве. Откачивали всем Шармбатоном. Никому об этой истории не рассказывает.

-  После окончания школы сразу же уехал подальше от матери, решил покорять магическую Британию, начал он с Мантикоры, так как более крупные издания не были готовы с ним работать. Любит писать классные статьи и брать интервью. Заговорит любого, лучше к нему лишний раз с разговорами не подходить, иначе от диалога не отвертеться. Имеет легкий, но все же французский акцент. Никому в Британии не говорит свое настоящее имя, так как оно никогда ему не нравилось.

- К чистоте крови равнодушен, но к маггловским штукам относится осторожно и старается с ними не связываться лишний раз.

- Взяли на полную ставку два месяца назад, до этого долгое время был только на позиции стажера. Приходилось подрабатывать в E.L.M. Теперь ночью снятся кошмары.

- Приносит пончики и приглашает на свидания слишком чистокровных волшебниц. Впрочем, никак не может понять, в чем проблема, так как совсем не разбирается в политике и этих ваших священных 28.


Мы тут все такие ведем серьезные разговоры о войне, в мире все плохо, а Энтони живет где-то немного в другом мире, своем собственном. Тленность бытия осознать не сумел в связи с юным возрастом и хорошим детством. Пытался пригласить Кэрроу на свидание, но выбрал не тот спорт. Это немного комичный персонаж, который влипает в неприятности, которые потом приходится разгребать не только ему. Несколько раз ставили в пару с колдографом – Алекто, ему даже понравилось, колдографии делает неплохие, но сама мрачновата. Авада Кедавру пока не получил, но очень напрашивается. Внешность сменяема. Просто давайте привнесем в суровую магическую Британию немного юмора и приключалок. Заберите его кто-нибудь, а. 

пример вашего поста

Алекто задумалась над словами Энид о том, что ей предлагают перейти на полную ставку, но она не представляла то, что ей придется бросать работу в Министерстве. Да, ей нравилась работа здесь, но все же Министерство Магии - более престижная деятельность для волшебницы, именно свои же предрассудки и останавливали Алекто полностью перейти на работу в издательство. С таким она еще бороться не научилась. Хотя именно сейчас ее более занимала ситуация, которое происходила перед ними. И эта рыжая мисс со странным именем Хекторина, и ее странный "милый" дворецкий-охранник создавали ощущение достаточно странной парочки. Алекто не удивилась бы, если бы оказалось, что Хекторина использует этого Эдварда еще и в постели, пока ее муж проводит время где-то на работе.

Хозяйку же этого причудливого местечка явно возмутили слова Энид о количестве Эдвардов в ее распоряжении. Она недовольна поморщила носик и встряхнула головой. Ее рыжие волосы, которые еще не успела застать седина, мягко упали на ее узкие плечи.

- Эдвард у меня один, - она сказала это, будто с гордостью, - один мой Эдвард прекрасно справляется с обязанностями. А насчет яиц - из республики Буркина-Фасо, конечно же. Прямо с родных мест мн доставляют рунеспур, а дальше я их уже сама развожу. Конечно, климат в нашей суровой Шотландии не так хорошо им подходит, но в Британии все еще хуже. Вы же оттуда, верно?

Хозяйка дома явно не очень поверила в историю Энид про открывание яиц какому-то непутевому мужчине, но сделала вид, что не обратила на это внимание. Когда же Эдвард принес чашечку чая, она мило улыбнулась ему и легким жестом указала на дверь. Эдвард вернулся на свой пост - охранять поместье этой странной мисс.

- Вы не представились? - она закинула ногу на ногу и взяла в руки чашку чая и блюдце, - напомните, как вас зовут?

- Лорелай, - Алекто тоже взяла в руки чашку чая, но пить не стала, - да, мы из Британии.

Своим настоящим именем она представляться не стала, боясь, что в ее родной Британии может всплыть что-то не то, связанное с этой странной историей. Пить же она не собиралась по причине того, что от чая шел весьма странный аромат. Алекто увлекалась зельями, поэтому с опаской относилась ко всем жидкостям, которые ей предлагают в чужом доме. Сама же мисс со странным именем чаем не брезговала и успела сделать уже несколько глотков.

Самой же Хекторине эта парочка казалась немного странным. Приехали за яйцами, но интересуются еще чем-то сторонним, еще и таким опасным. Она, конечно, обратила внимание на мешочек, который достала женщина постарше, но все же. Она решила проигнорировать фразу о том, есть ли в этом доме что-либо еще, но при упоминании картины, она заметно оживилась.

- Спасибо, - она почтительно кивнула, - это портрет моей дочери, прекрасная леди, мой муж, к сожалению, давно почил и мне пришлось обеспечивать ее самостоятельно. Она должна скоро вернуться, кстати. 

- Так что у вас еще есть? - Алекто была настойчива, но еще продолжала держать в руках чашку чая, - у нас есть галлеоны не только на яйца, мы бы рассмотрели и другие причуды вашего дома.

- Пока мои гостьи не отведают чая, - хозяйка легонько качнула головой, - не могу продолжать диалог, простите.

Алекто это насторожило, так как понятно было, что это не просто чай, но такая настойчивость от этой мисс только сильнее подтверждала догадки. Алекто аккуратно сделала один глоток, чтобы, если Алекто отключится, Энид смогла бы продолжить диалог. Через несколько минут у той закружилась голова, Алекто попыталась встать, но у нее не вышло. Алекто попыталась посмотреть на мисс, но никак не могла собрать глаза в кучу. Она находилась в смятении и нервно металась по дивану, иногда натыкаясь на Энид.

- Простите, - Хекторина мило улыбнулась Энид, - ваша спутница слишком грубо обошлась с моим Эдвардом, пришлось ее немного наказать. Не обращайте внимания, это всего лишь настойка, чтобы ее угомонить. Эффект скоро пройдет, она должна уснуть. Не волнуйтесь, в вашем чае ничего подобного нет. Как я понимаю, вы же здесь главная, верно? Поэтому с вами мне диалог и вести. Что вы спрашивали, повторите, пожалуйста.

Алекто же продолжала с открытым ртом метаться по дивану. Проблема была в том, что это был брат-близнец Эдварда. Настоящий же Эдвард болел и лежал дома. Эдвард номер два совершенно не разбирался в зельях и на кухне у него стояла достаточно трудная задача - подмешать все верно, вот только вместо усыпляющего зелья, он подмешал дурманящую настойку. Хекторина не знала о том, что это вовсе не тот Эдвард, к которому она привыкла, но разницы заметить так и не смогла. Награждать горячностью в такой ситуации Кэрроу явно было плохой идеей и стоило Хекторине жизни.

Когда же Алекто, вместо того, чтобы уснуть крепким сном, с кружащейся головой, смогла поднять с дивана, она достала волшебную палочку и направила ее на Хекторину. Алекто не совсем понимала, что вообще сейчас происходит, но знала, кто в этом виноват. Виновницей происходящего явно была Хекторина. У Хекторины же волшебной палочки при себе не было, для этого у нее был Эдвард, который все еще находился за дверью.

- Авада Кедавра! - Алекто произнесла это достаточно четко и из ее палочки вырвался зеленый луч света.

Дом озарила яркая вспышка, которая явно была видна всем магглам в округе, в том числе и Эдварду, который стоял за дверью. А так как Эдвард был не совсем настоящий, то к своим обязанностям он относился не так серьезно, как его брат, поэтому успел отойти в сторожку рядом с поместьем. В сторожке окон не было и вспышку света он заметил не сразу.

- Что здесь происходит? - Алекто резко поворачивалась из стороны в сторону, направляя палочку то на уже мертвую Хекторину, то на Энид, - Энид, эта женщина пыталась меня отравить, да? Я ее убила. Ты видела, да? Как голова-то кружится. А где ее Эдвард? Я его тоже убью. Кажется, она ошиблась в зелье.

Вот только со второго этажа послышались снова шаги и перед ними предстала женщина, которая была в точности похожа на Хекторину, но уже с волшебной палочкой в руках.

- Это третья служанка за неделю, - женщина явно была возмущена происходящим, - в моем доме, еще и с непростительным! Или вы думаете, что можно просто попасть в мой дом и убивать моих слуг? Я не такая глупая, чтобы сама общаться с подозрительными гостями. Все ваши галлеоны на стол и успокойте свою служку, пока я не упрятала ее сама лично в Азкабан.

0

8

патриция селвин ждет

https://i.imgur.com/HyX09Tz.gif https://i.imgur.com/XRhZgNz.gif

dedalus and eva diggle
[1948//1951, hufflepuff'1966//69, место работы и лояльность на выбор; —// внешность: Milo Ventimiglia & Mandy Moore]

[indent]  [indent] // dedalus diggle
тебе четырнадцать, и я смотрю на тебя заинтересованным взглядом, потому что черт тебя подери, почему ты такой добрый? д о б р ы й - это так странно для меня, я не знаю, что такое сострадание, но рядом с тобой помогаю кентавру, который калечится в запретном лесу. ты старше на четыре года, у тебя совсем другой круг общения, ты живешь квиддичем, улыбаешься девочкам и не замечаешь никого, кроме евы.
[indent]  [indent] // eva turner
тебе одиннадцать, ты уже три года живешь в Лондоне, скучая по влажному и душному сан-франциско. все здесь не так: мода, еда, люди - слишком скучные, слишком с л и ш к о м. а потом случается Хогвартс, Дедалус подлетает к тебе на метле, когда во время урока полетов в твою сторону летит бладжер. ты его не благодаришь, а целуешь в щеку // что? так всегда делает твоя мать, и ты не понимаешь смешков сокурсников.
[indent]  [indent] // dedalus и eva
не может быть "и" между вашими именами, потому что он старше на три года, а ты обещана румынскому волшебнику. тебя он раздражает, а ты раздражаешь его, но вы ходите вместе в Хогсмид [он приглядывает за тобой, а ты прогоняешь его фанаток], а потом и на балы вместе приходите. ты возражаешь, когда он кладет руку тебе на талию, а он щетинится, когда ты целуешь, потому что "заткнись, диггл, я умею танцевать фокстрот".
а я смотрю на вас, закатываю глаза, потому что д о б р о т а - это так странно, но вы друг друга дополняете, пусть и не хотите этого замечать.

[indent]  [indent] // dedalus / eva
он выпускается из Хогвартса раньше, и ты вслед ему кричишь, что обязательно найдешь кого-то получше, а тайно скупаешь все новые выпуски "квиддич для всех", чтобы не дай Мерлин не увидеть его в объятиях очередной фанатки.
ты говоришь "да" своему жениху в 1969 году, а я предлагаю дедалусу сходить на свидание с кем-то еще. он мчится в Румынию на метле //какой осел; а ты не двигаешься с места, когда он говорит "полетели со мной". но руку ему даешь, садишься на метлу, а фата неприятно оттягивает твою прическу

[indent]  [indent] // dedalus & eva diggle
он - активный член ордена феникса, а ты свои мечты хоронишь за любовью, бьешься в стену, потому что не хочешь жить в страхе. мы работаем вместе с мунго, ты делишься со мной секретами, я тебе плачу тем же - рассказываю о том, что беспокоит, и помогаю, когда дедалус в очередной раз оказывается пьяным вдрызг и не может оставить бутылку в покое.
[indent]  [indent] я вижу в вас доброту, которая со временем начинает чернеть, тлеть и покрываться пылью. вы черствеете, друг друга не замечаете, потому что война пробралась под кожу, сковала движения и не дает вдохнуть полной грудью. я смотрю на вас и хочу напомнить, что вы - лучшая не-пара 1966 года, потому что если ваша любовь не выдержит, то что делать с моей?


я очень люблю эту пару и, если честно, мне абсолютно все равно, какие у вас фамилии, в каких вы находитесь отношениях до брака и после. вы можете изменить в этой заявке абсолютно все, кроме лиц и факта брака. мне хочется друзей, которые будут вместе, переживать кризис в отношениях, бороться в войне не только со злом, но и разочарованием. давайте сделаем их живыми без всяких мери-сью, широких жестов а-ля я для тебя весь мир куплю. просто будьте живыми, я настроена на любую игру [мы можем быть врагами, друзьями, родственниками даже]. хочу помогать дедалусу с его алкогольной зависимостью, поддерживать еву, когда она решится все-таки спеть перед публикой, а не только во время перевязок больных. живите вне моего персонажа и с ним тоже.
жду ♥

пример вашего поста

текст поста тут

0

9

артур уизли ждет

https://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/97/905368.gif

Eva Weasley
[1961-1959, R'на выбор, на ваш выбор, сочувствующий ПС; —// внешность: Sophia Lillis]


Ева, которая всегда не понимала того, почему ее семья с такой легкостью носит клеймо предателей крови. Ева, которая никогда не хотела быть
быть отщепенкой в чистокровном обществе, а так хотела стать его частью. Магглы и прочие неведомые звери ее никогда не интересовали, ее всегда больше заботила магия и ее применение. Ева всегда хотелось стать выше, быстрее, сильнее, поэтому и в квиддич играла, и руку на уроках поднимать не забывала, да и с компаниями старалась дружить только чистокровными. Вот только те ее не особо принимали, посмеиваясь за спиной над ее родственниками. Ева пыталась всеми силами показать, что она не такая и не разделяет любви Уизли к магглорожденным волшебникам, из кожи вон лезла, но клеймо слишком крепко вцепилось в нее. Она - Уизли. Ева несдержанна и легко срывается то на друзей, то на родственников, которые почему-то не такие, как ее так называемые друзья. Она не слушает никаких доводов, закрывает уши и уходит к себе в комнату. Она еще ребенок, которым легко манипулировать, чем и занимаются ее так называемые друзья. Она ребенок, которому хочется пойти против системы. Она всячески помогает пожирателям, надеясь когда-нибудь пробиться в их ряды и получить метку, но последнего немного побаивается, хотя сама себе в этом не признается. Она не знает, что делать ей дальше, но война засасывает ее все сильнее и явно склоняет не на ту сторону, что требуется.


Младшая Уизли, которая после Хогвартса сразу же съехала от родителей в Лютный переулок, где перебивается случайными заработками и помогает пожирателям. Ее юношеский максимализм все еще хлещет через края, сама она тот еще вулкан, который все еще не может определиться с тем, куда ей податься. С Артуром в детстве имела очень теплые отношения, но потом он сбежал, а Ева на него разозлилась. Это тоже сыграло роль в ее становлении, как личности. Сейчас же Артур все пытается воззвать к разуму Евы, предлагает ей покинуть Лютный и переехать к ним с Молли, хотя бы временно. Вот только Ева отказывается, гордость не позволяет, а сама тайком ест пирожные, которые приносит ей брат. Ее друзья кричат, что так правильно - ненавидеть грязнокровок, она соглашается, но она не уверена, поступает ли она правильно. Время от времени приходит на порог дома Артура и Молли, но совсем ненадолго, когда только очень голодная.
Было бы интересно попробовать наставить ее на верный путь, чтобы себе жизнь окончательно не сломала. Не спорю, что все может кончится плачевно, но вы все равно возьмите ее и мы придумаем с вами классную историю.

пример вашего поста

Сегодня работа в Министерстве закончилась раньше обычного, на улице стояла прекрасная солнечная погода и Артур не спешил домой. Сегодня он получил свое небольшое жалование и хотел чем-нибудь порадовать Молли и детей, он понимал, что его жена будет ругаться за лишнюю трату и так небольших средств, но иногда Артур все же шел наперекор Молли и делал так, как считает нужным. Правда перед тем, как отправиться за покупками сладостей для детей, он решил заглянуть в антикварную лавку. Туда, время от времени, привозили маггловские безделушки, которые Артур всегда с неподдельным восторгом рассматривал и сначала сам пытался догадаться о предназначении того или иного предмета. Артур не был там уже достаточно давно, поэтому он надеялся, что туда привезли что-нибудь интересное.

В лавке было прохладно, повсюду летала пыль и Артур с интересом разглядывал окружающие его предметы. Порой он находил здесь настолько древние вещи, что он не мог понять, к какому из миров они принадлежат и порой даже приходилось спрашивать продавца, чтобы подтвердить свои догадки. Порой Артур, по которому с первого взгляда ясно, что он не собирается что-либо покупать, а просто смотрит, доставал продавцов вопросами о том, для чего использовалась та или иная вещь. Чаще всего на его вопросы отвечали с неохотой, поэтому ему, по большей части, приходилось догадываться самостоятельно. Продавцы часто не разделяли восторг Артура от той или иной маггловской вещички, поэтому косо посматривали на него, но молчали и ждали, когда же он покинет лавку.

За прилавком стоял молодой человек, которого Артур прежде не видел, должно быть, совсем новый сотрудник. Артур вежливо ему кивнул и отправился на осмотр маггловских и не очень древностей. Сам Артур выглядел не очень аккуратно: взъерошенные волосы, которые Артур забыл причесать с утра, а потом как-то и возможности не представилось, неаккуратная щетина в несколько дней, когда у тебя на руках пятеро детей, которые с утра от тебя что-то хотят, то иногда забываешь о простейших вещах. Ему часто приходилось помогать Молли перед работой, хотя та и говорила, что справится сама. Он понимал, что ей сейчас приходится нелегко, благо Билл уже подрос и тоже мог помогать ей с младшими братьями. Тем более Молли была снова беременна и Артур очень надеялся, что хотя бы в этот раз у них наконец-то будет дочь. Костюм же его был заметно поношен, на локтях имелись заплатки, бережно пришитые женой, небольшая сумка, где он хранит документы, уже прохудилась, хотя Артур еще этого не заметил. Он обычно не обращал внимания на такие мелочи, для этого у него была Молли. Иногда ему даже было стыдно перед ней за то, что он был не самым аккуратным человеком, из-за чего мог случайно где-нибудь и за что-нибудь зацепиться.

Взгляд Артура упал на странный предмет, который вряд ли мог принадлежать миру волшебников, так как из него шел провод, а дальше розетка. По этим хитрым элементам он уже мог различить принадлежность к маггловским изобретениям. Артур огляделся и видя, что он не очень интересует продавца, подошел к этой странной штуке поближе. Это была длинная палка, на которую был прикреплен что-то похожее на мешок, а на конце этой палки была большая щетка, покрытая железным корпусом. Артур очень осторожно, будто боясь разбудить странный механизм, коснулся пальцем этой самой палки. Он смотрел на прибор с приоткрытым ртом, боясь не увидеть какую-нибудь маленькую, но впечатляющую деталь. Сейчас для него лавки и не существовало вовсе, а существовали только он и это потрясающее маггловское изобретение. Артур еще не понял, что это такое, но уже вовсю строил самые разные догадки. Мешок был на защелках и Артуру не терпелось заглянуть внутрь, чтобы обнаружить там еще что-нибудь более удивительное. Артур аккуратно, но слишком громко, чтобы не остаться незамеченным, открыл это мешок, но никак не решался заглянуть внутрь. Вместо того, чтобы осторожно раскрыть мешок и заглянуть в него со стороны, Артур резко его распахнул и опустил туда голову. Вот только он не смог обнаружить там ничего необычного, а натолкнулся на огромное количество пыли, из-за чего поспешил закрыть мешок, отойти подальше от маггловского чуда в сторону и закашлять. Пыль попала в глаза и рот, Артур щурился и размахивал рукой перед своим лицом, пытаясь избавиться от пыли, но разносил ее еще сильнее. Пока он боролся с кашлем, его прохудившаяся сумка дала о себе знать и со дна посыпались посыпались мелкие бумажки, которые Артур использовал для своих заметок по работе. Более крупные документы смогли задержаться в еле дышавшей сумке. Артур не сразу обратил внимания на потерю содержимого сумки, пока не наступил на бумагу и она не зашуршала под ногами. Приподняв сумку, он понял, в чем проблема и начал собирать всякую мелочь с пола, все еще чувствуя застрявшую пыль в носу и горле.

0

10

вильма паркинсон ждет

https://i.imgur.com/EYUbVpj.gif https://i.imgur.com/v66lhz9.gif https://i.imgur.com/c5oMcMy.gif

esme cochrane
[1960-62, unicorn's tail, NU; —// внешность: zendaya]

у эсме может быть и была мечта — только она где-то её проебала. попала в юникорнс почти случайно, но податься ей больше было некуда: ей нужен был кров, тепло и хоть какая-то работа. у эсме была цель — только она о ней совсем позабыла, когда девичьи амбиции разбились о настоящее. у эсме были планы — только пришлось резко их поменять.
вильма скучает по сестре, она сестру любит (но трэвиса она любит больше), вильме хочется кому-то не отданное сестринство вручить, но никто его не берёт — попыткам её грош цена — ей любовь свою приходится впихивать насильно. она прыгает вокруг и старается понравиться всем, хочет быть нужной, хочет к себе привязать — ей, на самом деле, нравится контролировать.
эсме это всё не нужно — эсме это всё на хую вертела; эсме не любит контроль, от заботы щетинится, плюётся, просит оставить в покое — но вильме очень хочется поиграть в мамочку, вильма лезет всюду без мыла, проникает руками во все дела эсме и держит ту на коротком поводке, стараясь её ответную любовь купить: она дарит дорогие подарки и раскрашивает будни приятными мелочами, она говорит, что готова за эсме расшибиться в лепёшку или даже умереть (врёт). вильма ждёт, что эсме будет также любить её в ответ, что станет за ней ходить всюду, довольно виляя хвостиком и примет без всяких условностей.
эсме хочет вырваться и сбежать, её всё это давно уже достало, она читает сказки и представляет себя в другом месте, где-нибудь в румынии или болгарии, верхом на драконе и мечом в руках — эсме кажется, что она рождена для большего, что ей не место в борделе, не место рядом с этими людьми [а особенно с вильмой].

вильма увидит её впервые на пороге юникорнса и пропитается нежностью. она потянет к ней руки и прижмёт к груди; эсме покажется вильме какой-то родной, в больших карих она разглядит то, в чём нуждалась — в убитой сестре и потерянном ребёнке. вильма будет подбираться осторожно, сделает один шаг, предложит перейти на другую должность. вильма предложит денег и пожить у неё. вильма будет активно навязываться.
эсме станет подозревать, у эсме появится странное чувство, что всё это с л и ш к о м: вильмы слишком много, заботы слишком много, внимания слишком много — ей будет казаться, что она что-то должна в ответ / а эсме ненавидит быть должной.

вильма заметит, как эсме меняется, как становится всё отрешеннее — она только начала её подпускать и теперь вновь отталкивает; эсме на вильму рычит, как озлобленный подросток, сбегает, но всё равно возвращается — ей идти просто не куда. эсме ввязывается туда, где ей не место, ещё больше бед на себя взваливая — ей кажется теперь, что вильма меньшее из зол.
просто она вильму плохо знает.

у вильмы есть план и он ей очень нравится; расставленные по всему дому склянки с разноцветными жидкостями всегда находят своё применение — есть и «особое» зелье для эсме.

болезнь срубает девочку медленно, но основательно; ей плохо, её тошнит, голова кружится и она почти ничего не соображает, галлюцинации штурмуют голову и атакуют сознание — единственное, что на плаву её держит — лицо вильмы и её руки. вильма заботится, ухаживает, вьётся рядом — ей эта роль отлично подходит. эсме идёт на поправку, но ей потом снова становится хуже.
как всё получилось у д о б н о.


у меня в голове что-то щелкнуло и тут, как говорится, понеслось (а я ведь просто внешность сперва заказать хотела). можно поменять и имя, и внешность, можно прописать любой статус крови и выбрать любой факультет. прошлое тоже оставляю на твоей совести, но в 18-20 она пришла в юникорнс потому что идти больше было не куда [сбеги из дома и ищи брата], придумай мечту, до которой никогда не дотянешься — не хватит роста/амбиций/ресурсов. вильма пропитается жалостью к эсме, увидит в ней младшую сестру, которую убили шесть лет назад, захочет свои грехи за счет заботы о кохрейн искупить. но, как всегда, переборщит.
в какой-то момент [недалёкое будущее] у вильмы будет настроение делегированный синдром мюнхаузена, она будет тихонько подтравливать эсме, чтобы заботиться о ней насильно и никуда больше от себя нипускать  https://i.imgur.com/6Gb7Pm7.png

пример вашего поста

[indent] Ей хочется разодрать себе глотку, царапать волокна ногтями долго и тщательно, ей хочется вырвать все слова, которые она обронила сегодня — ей хочется вырвать из глотки голосовые связки, чтобы больше не иметь возможности говорить (никогда); так будет спокойнее. Ей хочется пробраться дальше и продырявить себе лёгкие — не дышать, не чувствовать, как они наполняются, не жить. Ей хочется заглянуть глубже и свернуть немного левее, чтобы добраться до сердца — кровоточащий орган вывернуть и растоптать — сердцу в груди не место, — его разобрать на кусочки, мышцу полосами отделить, чтобы никогда не собралась больше — у Вильмы больше нет сил всё это чувствовать.
[indent] Её рвёт на куски / в ней столько любви; мир уже соскалился и ударил под дых — Трэвис оставляет на ней отметины, а в голове мысли, которым нет назначения. Они бьются внутри черепа — им в голове места мало — они хотят вырваться, освободиться, они в голове Вильмы совершенно лишние — там Паркинсон полноправный владелец, там его вотчина, как и вся Вильма целиком. Мысли едкие, они шипят внутри, разъедают всё, оставляя после себя пепелище; мысли рвутся, за ними рвётся и Вильма. Ей хотелось бы сегодняшний день вычеркнуть, ей хотелось бы его навсегда забыть, ей хотелось бы остановиться, застрять в том, что было — но они с Трэвисом всегда идут дальше; они всегда апофеоза достигают, доводя друг друга до каления белого. Вильма хотела бы зашить себе рот нитями крепкими, чёрными и больше не произносить необдуманных слов, хотела бы запретить себе чувствовать и просто умереть. Вильма хотела бы умереть — понимает это так чётко впервые / смерть её совсем не пугает — только бы от рук Трэвиса. Вильма хотела бы снять с себя кожу, которая усеяна отметинами позорными, унизительными; она первый раз под сомнение любовь Паркинсона ставит, впервые задумывается — мысль птицей бьётся о прутья головы, не унимаясь.
[indent] Она просила себя полюбить, но у него не выходило — она просила отчаянно и рьяно, она просила, торгуясь, она умоляла, но у Трэвиса не получалось; ему было на Вильму плевать. Ему нравилось, когда она находилась рядом, нравилось ощущать прикосновение её губ, слышать аромат её сладких духов и гладить мягкие волосы — ему не нравилось, что Вильме нужно было больше / она просила любви, хоть кусок, но похожей на собственную. Она — щенок, она просит маленькую кость просто кинуть ей под ноги — она будет счастлива, она станет с нею играть, но у Трэвиса даже на это жалости не хватает — он кидает ей под ноги её собственное сердце / Трэвис топчет, топчет и топчет его — он не оставляет на мышце ни одного живого места — он ни одного живого места не оставляет на Вильме.
[indent] Сердце Вильмы огромное — оно вмещает километры и тонны, оно растягивается до непомерных размеров, оно позволяет рвать себя, отщипывать куски, насмехаясь — сердце всё стерпит; сердце терпит Трэвиса. Сердце терпит, когда Паркинсон выкручивает Вильме руки; терпит, когда оставляет пощечины; терпит, когда тянется к палочке и круциатусом снова мучает — сердцу всё равно, сердце Трэвису оправдание обязательно найдёт, сердце придумает: сама виновата. Вильма сердцу поверит, Вильма к сердцу прислушается, Вильма заклинанием синяки скроет с кожи, зелье выпьет от боли в рёбрах и жить продолжит, стараясь забыть.
[indent] Вильма плакала, вгрызаясь зубами в край одеяла, она выла, жалея себя, жалея, что отменить произошедшее не может, жалея, что не может стереть всё из памяти. Её лицо украшает синяк, он тянется от шеи к скуле, он падает тенью на половину лица, закрывая собой сожаление; её лицо украшает кровь, размазанная по губам и окрасившая зубы; её лицо украшает фальшивая улыбка — всё хорошо (сама виновата). Вильма умоется и скроет следы с помощью заклинания, Вильма снимет разорванную Трэвисом одежду, посетует буднично, что кофта эта ей слишком нравилась, Вильма скроет раны за длинными рукавами, Вильма залепит дырки в сердце пластырем и уйдёт подальше — Вильма убежит. Она убежит от собственных мыслей, от слов Трэвиса, от поселившегося в голове червячка сомнения: «а любит ли он меня». Она пойдёт в ближайшую таверну и скроется в темноте от посторонних глаз и в алкоголе — от собственных мыслей.
[indent] Вильма поймёт — ей страшно.
[indent] Боль начнёт накрывать постепенно, рёбра заболят первыми, органы взвоют внутри, грудь сдавит в смешке — сама виновата. Вильма позовёт подругу, чтобы скрасить одиночество, чтобы отвлечься. Вильма захочет просто немного пожаловаться, поныть, поделиться — чтобы её успокоили, чтобы в мысли укрепили прочнее — сама виновата.
[indent] Она просит прийти Прюденс, потому что знает — та вряд ли откажет; Вильма помнит, что ей нравился Трэвис, она одна из немногих, кто его одобрял и никогда не пытался Мэйвор отговорить / когда-то давно, но Ви успела об этом забыть. Вильме кажется, что Прюденс именно та, кто ей сейчас нужен — человек со здравой головой, человек, способный ей правду сказать искреннюю и прямую (ту, что нужна): сама виновата. Вильма не знает, чего хочет услышать, но решение переложить планирует; она от Трэвиса оторваться не может — сердце готово снова простить, — она от Трэвиса хочет держаться подальше — так одна-единственная здравая мысль подсказывает, которую Мэйвор старательно от себя отгоняет: «прочь».
[indent] — Прю! — вскрикнет Вэл и кинется на шею зашедшей в бар подруге, пискнет от боли, пронзившей рёбра / от боли избавляться не станет, эти увечья теперь её украшения — мужья благородных дам дарят им золото и бриллианты, Трэвор дарил сапфиры на шее по форме пальцев, на скулах и на боках дарил аметисты и рубинами наполнял рот. — Как я рада тебя видеть. — подруге в плечо смеётся, с сумасшествием смешивая тон обычный. Вильма уже успела подпить основательно, смыть шок, оставив от него только боль и обиду.

Отредактировано PR (2020-07-21 12:21:48)

0

11

эмма вэнити ждет

https://i.imgur.com/72kl0cV.gif https://i.imgur.com/GrvKwPI.gif
https://i.imgur.com/RRsO2Wz.gif https://i.imgur.com/wdOAofA.gif

nymeria [нимерия]
40-50 лет, рейвенкло, охранница «Холихедских Гарпий»
нейтралитет-мм; —// внешность: najwa nimri

[indent][indent]Нимерия — ядерное соединение двух миров: мира примитивного и мира волшебного. Её родители — беженцы из далекой восточной страны, быстро адаптировавшиеся под реалии кокни. Каждое утро Нимерии начиналось со звона церковных колоколов и каждое утро Нимерия ненавидела открывать глаза под этот оглушительный звон. Её семья жила бедности и нищете пока отец не присоединился к банде преступников. Тогда на столе появились и соль, и сахар, и свежий хлеб с горячей хрустящей корочкой, и молоко. Мама сменила блеклые ткани на изящные платья, расплела косу и сделала начес. Но то, как изменилась Нимерия, было радикально даже для семьи, отступившей от прежних верований.
[indent][indent]Прохладным летним днем на одиннадцатый день рождения в дом залетела сова с письмом. Какой-то Хогвартс, какая-то школа волшебства, всё какое-то похожее на шутку. Даже чудаковатый старик в средневековом одеянии и с колпаком на голове показался шуткой. Родители посчитали его подарком для дочери, но чем больше слушали, тем больше видели в единственной дочери проклятье лишь с чайной ложкой мёда. И всё же они повели Нимерию в Косой переулок, купили лучшие принадлежности к началу учебного года, а после начались круги ада.
[indent][indent]Нимерия уже была в Хогвартсе, когда отца поймала полиция за темные делишки, а молва об этом разнеслась даже в стенах школы. Кто-то искоса смотрел на неё, кто-то больше не разговаривал, кто-то мнения не изменил. Но самой Нимерии было всё равно. Она привыкла быть сама себе на уме, а ум у неё, стоит признать, острый. Она подходила Рейвенкло от и до, в чем сомнений ни у кого не было. Уже с пятого курса Нимерия ступила на путь отца. Начала использовать свой интеллект для корыстных и не всегда благочестивых целей.
[indent][indent]Про таких людей, как Нимерия, говорят: станет или гениальным ученым, или гениальным преступником. После выпуска она выбрала именно второй путь. Вернулась в родной дом, где слишком рано поседевшая мать встретила с любимым пирогом из марокканских апельсинов. Нимерия нагло воспользовалась магическим даром, делая конкурентов сговорчивее и сторонников преданнее. При ней теперь всегда были волшебная палочка и пистолет. Если кому-то нужна была информация, то фунты стерлингов несли Нимерии. Если кому-то нужно было оставить руки чистыми, то Нимерия марала их за всё те же фунты стерлингов. Она хотела власти, влияния и денег, а после хотела повторить тоже самое и в магическом мире. Амбиции Нимерии чуть ли не опережали время. Она держалась молодцом, пока оба мира не смешались в одной точке.
[indent][indent]В ту роковую ночь Нимерия не смогла удержать границ. Будучи на пике своего могущества, если так можно сказать, она допустила ошибку, которая едва не стоила жизней. Скольких? Да пойди в темноте разбери. Нимерия выстрелила из пистолета в волшебника, но благо не смертельно, а следом накормила несколькими заклинаниями магглов. Её поймали сразу и после короткого разбирательства, где вскрылось злоупотребление магией, посадили в Азкабан. Ещё накинули несколько лет за попытку сбежать с места преступления и нападение на авроров. Попытка притвориться магглом не прошла. Собственно, Нимерия по сей день не понимает чем думала, когда решила открыть огонь по ним.
[indent][indent]Нимерия отсидела долгий срок и за хорошее поведение, а также благодаря связям владелицы «Холихедских Гарпий» вышла на полтора года раньше. Осень семьдесят шестого года. Нимерия слоняется по полю и служебным помещениям, защищая чужие жизни и тайны. Владелица же сделала ход конем, решив нанять для этих целей бывшую заключенную, знаменитую разбоями и рэкетом. Никто в здравом уме не сунется к Гарпиям, зная, что у Нимерии есть полномочия сделать один вечер чуточку кошмарнее. Уж в чем-чем, а в драках и пытках та соображала. Но чего действительно ей не хватало, так это хоть одного не осуждающего взгляда в свою сторону. И Нимерия его получила, когда задержалась на трибунах из-за Эммы Вэнити, которая задерживалась после тренировки на «чертовых полтора часа, откуда только столько энергии». От скуки Нимерия спустилась на поле, уселась на траву и открыла флягу с огневиски. А что ещё делать, когда ждешь пока юная спортсменка выпотрошит свою энергию? Тогда же состоялся первый полноценный диалог между Эммой и Нимерией.
[indent][indent]— Сдашь меня? — спросила Нимерия, заметив взгляд Эммы на фляге.
[indent][indent]Эмма усмехнулась, отвела взгляд и снова посмотрела на Нимерию с широкой улыбкой. Она выхватила флягу и сделала несколько глотков.
[indent][indent]— Partners in crime, — сказала в ответ с ирландским акцентом и села рядом.
[indent][indent]Тогда Нимерия нашла не просто собеседника, а цель. Эмма стала её целью, которую та рьяно защищает. Эмма стала той, в кого никогда не вырастет, если бы воспитанием занималась Нимерия, но для неё это едва ли имело значение. Ей просто нужен был кто-то кому интересно её криминальное прошлое и кто-то не осуждающий, а относящийся к случившему как к легендарной истории о великой преступнице. Эмма оказалась такой. Нимерия щелкнула нужный переключатель и вот Эмма уже носит драные джинсы и штаны, а вот Эмма вместо отдельных прядок выкрасила всю голову в зеленый, а потом Эмма стала более смелой версией себя, настоящей оторвой — всё благодаря Нимерии. Помимо знакомства с миром магглов, с пабами и ночными клубами, пьянками до утра по выходным и уличными драками, Эмма обрела свободу, которую Нимерия бережно стерегла и никому не давала посягать на неё.
!!! оставлю последние несколько моментов, чтобы прояснить и дополнить. пожалуйста, продумай Нимерию детально. она сто процентов знает арабский язык и арабскую культуру [учитывай это при написании персонажа, возьми самое лучшее от предложенного, не уходи только в фанатизм]. Нимерия очевидно прекрасно разбирается во многих незаконных вещах, которые помогают держаться на плаву [оружие, коммуникация, переговоры, умение налаживать нужные связи]. на Эмме она по полной отрабатывает надобность кого-то защищать, быть к кому-то привязанным, чтобы не сорваться в обрыва на дно, из которого её любезно вытащили. Нимерия научила Эмму многим хитростям, которые та перенесла в свой стиль игры, сделав его более жестким и остервенелым. Эмма научила Нимерию не стареть душой и не сдаваться.


давай сразу условимся: я прекрасно понимаю, что найти игрока на такую роль что-то из разряда фантастики, но я верю в чудо, в радугу и лепреконов, иначе бы заявки не было. это значит, что я своей зеленой головой отвечаю за то, чтобы тебе финита стала домом родным, чтобы у тебя не было недостатка ни в игре, ни в сюжете, ни в графике, ни в прочем необходимом. я пишу посты довольно часто, легко подстраиваюсь под темп и стиль игры, поэтому в пустоту ты точно не идешь. я за каждого своего нужника зуб даю, а у меня до сих пор голливудская улыбка. понимаешь? но дам конкретику: посты - 1/3 лицо, от 4-5к, могу в оформление, могу в такой вот в/ы/п/е/н/д/р/е/ж и вот_так, но всё опционально. так что приходи, не пожалеешь. а, ну и внешность не менять, потому что же это ведь, черт возьми, Нимри. она шикарна, идеально вписывается в образ Нимерии.

пример вашего поста

[indent][indent]Эмма знает боль разную: слабую // сильную, внешнюю // внутреннюю. Она свыклась с ней как с давней подругой, с которой нужно дружить по привычке и совесть не позволяет от неё избавиться. Эмма сделала боль своей силой, своей жизнью. Лучше бы сейчас её тело сковывала та самая старая добрая подруга, но не опустошение. Вэнити ощущает собственное перерождение и это самое мерзкое, что можно испытать на человеческой [уязвимой] шкуре. Будто сама Смерть засунула костлявую руку в глотку и запустила её по локоть глубоко в грудную клетку, откуда вытащила сердце и проткнула острыми, как бритва, ногтями. А после подступает холод ласковыми волнами, заплывая за шиворот и сея спасительную тревогу.
[indent][indent]Эмма дышит на раз-два-три. Делает медленный глубокий вдох, мысленно отсчитывая десять секунд, затем также медленно выдыхает пока нелепое сердце норовит выпорхнуть наружу. Оно бьется подневольным щеглом на привязи вен и артерий, разбивается о ребра и возвращается обратно. Вэнити дрожит не от холода, а от скорби по той части себя, которая безвозвратно канула в лету и очевидно умерла. Она медленно открывает глаза, но всё вокруг плывет. Заглатывает пыль, что разрезает трахею сухим кашлем, и переваливается на бок. Первой Эмма замечает кровь. Смелые мазки алой, густой краски будто очерчены резвой рукой импрессиониста в порыве вдохновения. Повсюду битое стекло и ошметки книг, рваные страницы и сломанная мебель.
[indent][indent]Вэнити смотрит на свои окровавленные руки и порванную одежду. Растрепанные волосы липкие от багряной. Она знает, потому что чувствует на губах металлический привкус, когда убирает попавшие в рот волосы. Нервно проглатывает болезненный ком, а когда дожидается благословенной боли, пронзившей тело, снова падает на грязный пол лицом вниз и сдавленно всхлипывает. Эмма не понимает кто она и где она. Утыкается лбом в дрожащие руки и содрогается всем телом, тихо и протяжно завывая. Голова разрывается на миллионы // миллиарды частиц подобно осколочной гранате, вброшенной в подкорку с нерушимыми стенами. Вэнити заставляет себя дышать, ненавидя свою слабость.
[indent][indent]— Давай же, слабачка, — приказывает себе, сжимая кулаки и чувствуя как кожа лопается на костяшках. — Вставай! Немедленно вставай, ничтожество! — Эмма медленно сгибается пополам и поднимается на колени.
[indent][indent]Она медленно осматривается вокруг, не понимая как оказалась в квартире Дарры. В квартире ублюдского Дарры! И почему до сих пор головная боль расщепляет до основания любую мысль. Эмма не могла напиться до такого состояния, но и вспомнить что произошло тоже не может. Отползая к кровати брата, Вэнити видит весь масштаб погрома. От спальни осталось только название. Она быстрым взглядом ищет волшебную палочку в беспорядке. Эмма даже не помнит как оказалась в спальне и как наводила здесь беспорядок. Последние отрывки разрезают сознание флэшбеками, в которых Вэнити лишь бродила вокруг да около дома, где жил Дарра. Эмма ползет беспомощным червем к выходу, заметив рукоятку палочки за опрокинутой тумбой. Она оставляет после себя грязно-кровавый силуэт, размазывая пыль и кровь по полу. С висков стекают тяжелые красные капли, застилая глаза мерзкой ржавой пеленой.
[indent][indent]Эмма слышит шорохи вразнобой где-то в самом начале коридоре. До неё доносится шепот нескольких людей. Вэнити не может мыслить здраво, но может подчиниться инстинктам и преодолеть ломящую боль во всем теле. Она выползает в гостиную и медленно встает на ноги, подавляя тошнотворный приступ. Крепче сжимает палочку и хрипло дышит. Выдает свое местоположение, заходясь кашляем от нехватки воздуха. Поднявшаяся пыль раздирает глаза, горло и легкие. Когда Эмма поднимает голову, то видит перед собой двух хит-визардов. Она подвела не себя, а Юджинию. И эта мысль не дает ей покоя. Вэнити должна сдаться, но вместо этого разносит чередой заклинаний дверь и проем в щепки, кирпичную крошку в попытках задержать тех, кто пришел задержать её. Эмма несется к балкону и чувствует облегчение под ливнем, проводящим в чувство. Она должна убежать, но куда и зачем? Ошалелый мозг, подпитанный страхом и потерей ориентации в пространстве, отключается, оставляя работать только инстинкт самосохранения. Но даже тот у Вэнити неисправен, поэтому она сигает с балкона на пожарную лестницу и стремительно спускается вниз, умудряясь ни разу не соскользнуть с мокрых перекладин.
[indent][indent]В проулке между домами её уже ждали. В один миг Эмму обезоружили и повалили на асфальт, ткнув лицом в грязную лужу пока заламывали за спину руки. Дальше снова как в тумане, в сырой мутной пелене.
[indent][indent]Просыпается Вэнити почти в таком же положении. В сухой камере, в другой одежде, больше похожей на тюремную рясу. Ах, подождите-ка, это она и есть. Черная безразмерная ткань натянута на тело смирительной рубашкой. Руки, скованные за спиной, ноют от боли. Эмма слышит щелчок, раздающийся эхом по холодным стенам камеры. Она поднимается с подобия кушетки и плетется к решетке. Сердце ухает вниз при виде Юджинии, окруженной двумя хит-визардами. На их тупорылых рожах торжествует победная улыбка. Эмма скалится и гневно дышит, подходя вплотную. Её загнали в угол раненным зверем и она этого так не оставит. Не сдастся без борьбы, не создав сложностей.
[indent][indent]— Пришли сопроводить меня в Азкабан лично, мадам министр? — Вэнити противно от собственного голоса, но если она разжалобит Юджинию, то подставит её. Эмма не оставит Дженкис иного выбора, кроме как быть той, кем она рождена стать — надежным будущим Магической Британии.

0

12

арабелла фигг ждет

https://i.imgur.com/RBVfEtC.gif https://i.imgur.com/reah363.gif

evita isabel montero
[1960, шармбатон'78, академия аврората, орден феникса; —// внешность: benedetta gargari]

i wasnever welcome here. without backs to the wall the darkness would fall, we never quite thought.
- we could lose it all.

[indent] Эвита-Эва-Эви. Ты родилась "после", - именно так и можно охарактеризовать твоё появление в этом пустом и промерзлом особняке семьи Монтеро; ты так и не смогла понять, как так получилось, что на столь теплом острове, где солнечный свет то и дело растекается под ногами, ты вечно натыкалась на безразличие, что пронзало твою хрупкую душу, оставляя лишь вопросительные знаки в голове.
[indent] Всё было не то, все они - члены твоей огромной семьи казались не теми. Было что-то, чего ты не могла понять, не могла объяснить, лишь чувствовала присутствие кого-то, но никак не могла найти ни одну зацепку - был ли этот призрачный образ взаправду или тебе просто хотелось найти объяснение тому, почему мать всё чаще пропадает в своих мыслях, а отец категорически не желает встречаться с тобой взглядом, предпочитая игнорировать твоё существование. Брат с сестрой - Рауль и Имельда - старше тебя почти в два раза, слишком занятые собственными семьями, постоянно пытались сменить тему, стоило тебе задать вопрос о том, чье присутствие заполняло этот дом и, почему же, у тебя было такое ощущение, что никто в этом огромном доме не смог смириться или простить себя...
[indent] Ты узнала обо всём случайно. Уже будучи в школе, когда вбила себе в голову, что не было никого "до", не было никакой другой девочки, чье имя тебе дали - это потом ты узнала о том, что второе имя не твоё вовсе, а чужое, насильно прикрепленное к тебе; узнала о том, что была ещё одна сестра - сестра не совсем похожая на вас, сестра, которой не было место среди благородного рода Монтеро, - рассказала ли тебе об этом бабушка или один из домашних эльфов, уже не разобрать, но ты знала, Эви, ты знала о том, что у тебя была сестра, которую ты никогда не видела, которую чуть не убил твой собственный отец по той простой причине, что она родилась сквибом. Именно тогда всё встало на свои места - этот вечный страх, когда кто-то из твоих родственников ожидал прибавления в семье и шепот, что сопровождал каждого малыша, ведь после неё - Исабель - все боялись, что на свет появится ещё одна девочка-сквиб.
[indent] Это превратилось в нечто похожее на одержимость - ты хотела знать, тебе нужны были ответы и, раз за разом, ты пыталась получить их. Вечные ссоры, скандалы дома, попытки отыскать старые колдографии, найти хоть одного человека, кто смог бы ответить тебе на вопрос, что же стало с той самой сестрой, о которой никто не хотел говорить. Незадолго до выпуска Рауль сказал тебе о том, что, возможно, она была жива. Он не был уверен, не желал вникать в этот вопрос, просто хотел чтоб ты наконец-то отцепилась от идеи узнать больше - жива она, ничего больше и не надо знать. Наивно твой брат полагал, что ты успокоишься на этом, - нет уж, ты вбила себе в голову, что ты обязательно найдешь ту самую сестру, которая была изгнана из вашей семьи и вместо которой ты появилась на свет. Именно так, после окончания учебы, ты собрала все свои вещи в рюкзак, написала прощальное письмо, взяла нужную на первое время сумму и уехала из родного дома навсегда. Ты искала её - Исабель - искала с помощью магии крови... и нашла. Только, увы, твоя сестра не только ничего про тебя не знает и, к слову, не желает знать, так ещё и сменила имя... теперь она Арабелла Фигг.


» это такой набросок, если уж откровенно, просто мне ещё в процессе написания анкеты хотелось вот такой вот линии. Эвита - не простая девочка-одуванчик, она в каком-то смысле тоже жертва своей семьи, которая появилась на свет лишь потому, что её родители хотели доказать себе и окружающим, что они не совсем деформированные и, даже после дочери-сквиба, у них могут быть нормальные дети. лично мне, очень хочется отыграть все сложности их взаимоотношений, потому что Беллс - всячески пытается отречься от прошлого, а тут появляется младшая сестра, которая утверждает, что она на её стороне и ожидает, что всё у них будет хорошо. не говоря о том, что она - волшебница; намечается много стекла, сложностей и пререканий, потому что Фиггс давно уже не та девчонка, которая чувствовала себя виноватой за то, что родилась не такой, какой должна была.
» не хотелось бы менять ни имя, ни внешность, так что, увы, этот вопрос не подлежит обсуждению.
» есть много нюансов, которые нужно обсудить (и что не влезли в заявку); обещаю дать свою анкету, обговорить все детали и даже помочь с некоторыми моментами в настоящем, вне зависимости от того, связано это с Беллс или нет; академия аврората - тоже своего рода прихоть, потому что в моей голове Эви просто очень хочет отречься от своей семьи (она, кстати, скорее всего уже выжжена из семейного древа), не говоря о том, что чувство справедливости зашкаливает и шило в одном месте не позволяет ей стоять в стороне; помогу и с Орденом Феникса, благо, есть немало вариантов, к кому она могла попасть на обучение и через кого могла узнать про него :3
» в любом случае, жду, надеюсь, верю!

пример вашего поста

- Хм, надо сгонять этого ленивца в Шугарплам, говорят, что сахар делает людей счастливыми и… - всё ещё рассматривая столик перед собой, Фигг подносит указательный палец к губам и утыкается в него кончиком носа, тем самым выражая полную сосредоточенность, - как там говорил Том? Ах да, считать надо до десяти. Раз, - Арабелла всё ещё стоит спиной в болтливому соседу, - два, - убирает пальчик, выдыхает, - три, - перекидывает полосатую тряпку через плечо, даже не испугавшись, что испачкает одежду, - четыре, - поправляет стул, чуть откинув голову назад, прикрывает один глаз, убеждается, что та с точностью стоит в параллельной линии с краем стола, усмехается, - пять, - снова выпрямляется, слегка потягивается на месте, вытянув перед собой руки, наматывает один рукав, - шесть, - второй рукав, - семь, - и, вот уже готовится развернуться, чтобы кратко и сжато изложить свои доводы относительно того, как следует вести себя в общественных местах, если зуд в одном месте никак не унимается, а инстинкт самосохранения так неудачно оказался именно в той клеточке мозга, что напрочь отсутствует, как…

Ну, облом. Спасибо.

Конечно. Как же иначе.

Неудивительно, блять, что именно в этой стране столько баек про рыцарей в сияющих доспехах, ведь чем ещё может заниматься среднестатистический волшебник, решивший пропустить несколько бокалов красного валлийксого, – конечно же она это запомнила, - как не влезть со своими рыцарскими доспехами, дабы спасти незнакомую принцессу от назойливого великана. Не дракона. Драконы милые. А великаны… ну, сложно сказать, что Беллс испытывала к ним какие-то негативные чувства, скорее была индифферентна – есть они, нету их, какая, к черту, разница. Но, вернемся обратно к этой милейшей ситуации, которая должна была обрести все краски именно в тот день, когда Том решил навестить свою семейку. Именно за время тех нескольких жалких секунд, что Альфи решил выйти на перекур и оставил её разбираться с этим… сами поняли, чем, одну. Да потому что, нет ничего, с чем бы не смогла разобраться прекрасная и умопомрачительная Арабелла Фигг.

Ага. Щас.
Альфи как-то не подумал, что в Дырявом Котле немало «рыцарей», что вечно лезут туда, куда их не просят. К примеру, тот высоченный Карадок, который нередко заглядывал к ним и каждый раз умудрялся стать головной болью всех, включая Беллс. Нет, ничего против него она не имела. Чувак был забавный, очень смешной и, что самое главное – вполне себе вменяемый. Но вот это шило у него в одном месте, что не давало ему покоя, явно пиная его в сторону очередной неразберихи, просто «потому что». А потом всё как обычно – лёд в мешке, что летит прямо в лицо Карадока и озлобленная Беллс, которая орёт на него, чтоб больше сюда не совался, если не может держать свои психи при себе.

И тут второй такой же.
Да уж. Почему бы и нет?

Арабелла, ввиду своего совершенно гнусного, просто невыносимого характера, лишь прикрывает глаза на мгновение и вздыхает, стоит ей расслышать столь благородные слова с уст незнакомца. «Прекрасная дама». «Непристойная форма». Фигг открывает глаза и сложив руки на груди, смотрит перед собой. Мерлин, куда она попала? Что за пафос и какой вилкой себя заколоть? «Невежливая свинья» - боги, да он издевается или серьезно это говорит? Ей хочется прикрыть глаза рукой, дабы не видеть этот позор – да, именно, так и есть. Это самый настоящий «позор», иначе и не скажешь, потому что, черт возьми, если уж так хотелось встать на защиту «прекрасной дамы», то можно было не распинаться на столь очаровательные слова вроде «грубияна», и просто сказать ему прямым текстом, что он говно гиппогриффа, а не вот это всё.
Ну, хоть «свиньей» обозвал. И на том спасибо. Может и не всё потеряно, кто знает.
Беллс уже намерена вмешаться, чтобы объявить о завершении столь чудного спектакля, даже делает решительный шаг в сторону этих двух молодых (или не очень) петухов, когда картина обретает совсем иные краски – весьма пестрые, надо признать. Посетители паба, явно приметившие эпицентр угрозы, следовательно, моментально расступившись, когда в их сторону летит этот мешок с какашками, не вызывают у Фигг ровным счетом никаких эмоций, - она продолжает стоять на том же самом месте, даже и не соизволив сделать шаг назад, лишь едва заметно вздыхает, когда от столь резкого полета «свиньи» и «грубияна», прядь её тёмных волос слегка подрагивает. Бочки летят в стороны, свинья без сознания, а Фигг думает лишь о том, что это именно ей тут прибираться, - прекрасно, просто прекрасно. К слову, ей не приходится долго ждать, чтобы найти виновника столь неудачного представления, и блеснуть карими глазами, давая ему понять, что лучше ему валить отсюда на все четыре стороны, иначе она сама его выволочет отсюда. Походу в пабе сегодня собрание людей-бессмертных, или слишком уж храбрых (до тупости «храбрых»), потому что индивид номер два, решает, что, вот после всего этого – самое лучшее время заговорить с Беллс. Покойся с миром, чего уж там.

«Недорыцарь» оказывается рядом с ней за считанные секунды и «дико извиняется», - кто вообще придумал эту формулировку? Нельзя сказать просто «извиняюсь», какое ещё «дико»? Они, что, в каком-то бульварном романе? Арабелла складывает руки на груди (снова) и всем корпусом разворачивается к обросшему парню (он ведь парень, правда? Не так уж и старше неё?) и смотрит на него внимательно, - тонкие губки слегка дергаются по углам, а грудь то поднимается, то опускается, потому что Фигг прервали и она сбилась со счета. Том обязательно посоветовал бы начать отсчет сначала, но, ей плевать, сейчас ей не до считалочек.
- Не уверена, что его примут в Мунго, - предельно спокойным тоном начинает Арабелла и пытается выглядеть… дружелюбной? Милой? Сильно сомневается, что выглядит таковой, учитывая то, что парнишка смотрит на неё так, словно ожидает, как минимум авады. – Животных там вроде не лечат, но, я могу ошибаться, - слегка пожимает плечами, про себя думая, что вот понятия не имеет о том, лечат в Мунго животных или нет. Как-то не задумывалась над этим вопросом. Впрочем, оскорблять зверушек тоже так себе поведение, но, слово не воробей, так что, ничего уже не поделаешь. – Вы поможете. Да, вы определенно поможете мне убрать этот бардак. Более того – вы его и уберете, потому что, увы, я не рассчитывала возиться с этим, - указательным пальцем рисует кружочек в воздухе, вокруг «свиньи», - и, в следующий раз, обязательно подумаете перед тем, как вызваться кого-то спасать, - наигранная улыбка играет на губах Беллс, когда она это произносит, - здесь должна быть речь о том, как я вам благодарна, полагаю? Так вот, её не будет, потому что в спасении не нуждалась, и моя честь никаким образом не была задета подобными замечаниями. А если бы и была, то прекрасно справилась бы сама. Так что, да, можете приступать к делу, - всё ещё стоя перед молодым человеком, Арабелла кивает ему в сторону того бардака, что тот устроил, - Вам одолжить метлу или сами справитесь? 

0

13

юджиния дженкинс ждет
Х О Ч У Т Е Б Я Н А Й Т И        //        М О Я        Г Е Р Б Е Р А
T H I S   N I G H T    I S     C O L D     I N     T H E     K I N G D O M

I can feel you fade away

https://i.imgur.com/2tRhMU7.gif https://i.imgur.com/gxell56.gif

pomona sprout
[до 1938, факультет на выбор, хогвартс, лояльность на выбор; —// jessica brown-findlay]

[float=right]https://i.imgur.com/ALfEzCr.gif[/float]тебе, Помона, не так повезло, как старшей сестре, тебе попался монстр; зверь сначала прятался, играл роль примерного мужа, а потом показался наружу и сбежать от него было практически невозможно. я с тобой знакомлюсь случайно в 1957, помогаю сбежать, прячу в шелтере и мужу твоему грожу судом. мы боремся несколько лет, пока он не умирает // а может и остается жив, тут давай решим вместе.
.. .. .. .. .. ..
[float=left]https://i.imgur.com/qDdKU2n.gif[/float]ты не такая, как все, в тебе есть свет, несмотря на синие отпечатки пальцев на шее. я тебя ценю, рядом с собой держу, мы общество бедствующих волшебниц вместе отстраиваем, а в свободное время ты в поместье бывшего мужа выращиваешь рассаду и новые растения скрещиваешь. Альбус зовет тебя в Хогвартс работать в середине шестидесятых, а мне тебя больно отпускать. к тому же к восьмидесятым тебе придется выбрать - орден феникса или моя дружба.


тут лишь зарисовки: помона спраут, пострадавшая от домашнего насилия, выжившая благодаря обществу бедствующих волшебниц и теперь успешная волшебница, преподавательница в Хогвартсе и ведущий специалист по травологии. хочется девушку-стержень; несмотря на то, что родилась в чистокровной семье, руки не боится пачкать в земле, может и коня на скаку остановить, и от страха закрыться в себе окончательно.
от себя могу обещать дружбу и графику, возьмите эту чудесную девушку! со всеми идеями лично поделюсь ♥

пример вашего поста

// I'M A SURVIVOR
i'm not gon' give up i'm not gon' stop
I'M GON' WORK H A R D E R

Глупый тот, кто считай, что видит собеседника насквозь; до конца никогда нельзя угадать, что движет человеком, куда приведут его тайны, как сильно сломают желания. Юджиния, может, дала бы фору легилиментам, но искусных в магической Британии не так много, а у людей со временем мысли упрощаются. Она судит по себе, потому что десять лет назад мечтала об империи и замках, титулах и равноправии, а теперь с желаниями осторожничает, боится попросить о большем. Если бы кто-то попытался в ее сознание вторгнуться, то нашел бы переживания о делах общества, о том, как справиться с очередными проблемами, в которых оказалось несколько филиалов, но совсем не то, что хотелось бы увидеть в мыслях бывшего министра магии.

Дженкинс берет бокал шампанского с подноса, который плывет по воздуху, потому что нанимать прислугу - это трата денег, которую общество себе позволить не может. Она делает глоток, отмечает итальянский привкус, делает второй и наконец пытается расслабиться. Последнюю неделю Юджиния чувствует себя, как на иголках, потому что организация бала занимает слишком много, как ей кажется, пустого времени. Она могла бы доехать до Йорка, чтобы встретиться с Клариссой, у которой под крылом находится около двадцати девушек. Достать для них еду становится все сложнее: разгорающаяся война мешает снабжению, а при отправке запасов с совами или же с эльфами приходится каждый раз санкционировать использование каминов или же порталов из-за крупных размеров сырья. Дженкинс перехватывает еще и канапе, отходит с середины зала, осматривается вокруг, чтобы уж точно удостовериться, что все находится на своих местах.

Девочки снуют по углам, поправляют заколдованные инструменты, наставляют друг друга, проверяют списки и готовятся снять запрет на аппарацию. Юджиния надеется, что большинство гостей придут традиционным способом - через камин, но подозревает, что не все будут так рассудительны, поэтому отправляет нескольких ответственных к главным дверям. Отель The Crown принадлежит Палмерам, и Дженкинс это ничуть не смущает: она не чувствует себя здесь хозяйкой, как и не испытывает никакого стыда, когда приходит к матери Хьюберта и договаривается о проведении вечера для Общества.
Делает еще глоток, последний, и оставляет стакан на столе, а сама подходит к камину.

Гости собираются к указанному времени, и Юджиния не успевает начать волноваться, потому что вечер начинается так, как и планировался - размеренно и согласно расписанию. Музыка заполняет собой зал, а Дженкинс растворяется в атмосфере, такой знакомой и на время несправедливо забытой. Светские разговоры ни о чем, многозначительные взгляды и короткие кивки в ответ на комплимент или обещание переговорить на следующий день - всего этого в жизни Юджинии больше нет, потому что когда власть переходит в другие руки, то и внимание общественности кочует следом за ней. Она улыбается мистеру Флинту, предлагает ему пройти к закускам, а сама готовится к началу представления: бал - это танцы, выступления приглашенных гостей и немного магии, которой пропитан весь зал.

Она сидит в первом ряду, держит ладони на коленях, смотрит за тем, как шотландская певица поет свою партию. Мыслями Юджиния находится в кабинете, помечает, кого увидела на сегодняшнем вечере и пытается сопоставить, сколько денег им удастся собрать на улучшение шелтеров.
Она понимает, что за ней наблюдают, когда вновь сталкивается взглядом с Беллатрикс Лестрейндж, сидящей напротив нее. Юджиния с ней знакома шапочно: что-то слышала, что-то видела, о чем-то догадывается, но не заметить кольцо на ее безымянном пальце, как и горделивую осанку, очень сложно. Она улыбается ее сосредоточенному взгляду и возвращает внимание на сцену, на которой теперь стоит группа из Ирландии.

Дженкинс сталкивается с Лестрейндж у стола с закусками, откуда берет уже, кажется, шестой бокал шампанского, которое странным образом до сих пор не сказывается на ее состоянии.
— Как вечер? — она знает, что у Беллы есть планы на это общество, потому что слышит и видит, а не пользуется способностями легилименции или шпионажа. Хотя последнее больше бы подходило сложившейся ситуации, так как у Лестрейндж, кажется, вполне валидные желания. Каждая девушка хочет состояться в жизни, просто не у всех хватает смелости это осознать и попытаться осуществить. Если у Юджинии изначальное преимущество возникло из-за полукровности, то у Беллатрикс с этим очевидно были проблемы, ибо чистокровных волшебниц воспитывают совсем иначе, и среди них найти ту, кто сама дошла до осознанности - чудо не больше и не меньше. Конечно, учитывая настроения Темного Лорда (какое же отвратительное все-таки прозвище) любой чистокровный волшебник хмыкнул бы на подобные мысли Дженкинс, но ей уже давно безразлично мнение остальных: никто никогда не будет рад, потому что в каждой бочке меда найдется ложка дегтя.
— Мне сказали, что идея с музыкальным сопровождением - твоя, — иерархия в обществе бедствующих волшебниц не такая уж выраженная, но все-таки имеется. Есть тот, кто организует мероприятия, есть тот, кто подает идеи. Юджиния занимает место срединное, потому что в работу общества вложила не один десяток лет, поэтому ее слово, можно сказать, является последним, если вдруг необходимо разрешить конфликт или принять тяжелое решение. Сама организация достаточно самостоятельна: поделена на несколько городов, каждый филиал ответственен за свою территорию, ни перед кем не отчитывается (официально), но все-таки держит Дженкинс в курсе расходов, количестве заявок на помощь и прочих важных деталей.
Юджиния не знает, зачем Беллатрикс понадобилось названное главенство, ведь с ним приходит лишь нервотрепка, но в лоб спрашивать о планах волшебницы она не решается. Лишь бросает быстрый взгляд в сторону Элизы, которую, как оказалось, Белла подослала к Юджинии в конце весны.

— Ты так и будешь прожигать меня взглядами или все-таки наконец скажешь, что тебя так беспокоит? Если ты о прическе, то ее делала миссис Буве, если о платье - последняя коллекция Феретти, если тебя беспокоят туфли или сумка, то это все от Норы Блэквуд, — Дженкинс допивает бокал, ставит его на летящий мимо поднос.
— Колье - подарок мистера Флинта, нет оно не зачаровано и не представляет из себя никакого ценности в качестве артефакта. Не очень понимаю, почему ты целый вечер не спускаешь с меня взгляда, но если что-то срочное, то предлагаю обсудить сейчас, — мелодия начинает ускоряться, и многие гости пускаются в пляс в середине зала, оставляя Юджинию и Беллатрикс в одиночестве у стола с закусками.
— Если это снова об Офелии, то, пожалуйста, даже не стоит начинать. Я не вмешиваюсь ни в чью личную жизнь и тебе советую делать то же самое, — она не договаривает, что лучше обратить внимание на свою собственную, потому что это звучит грубо, а у нее достаточно хорошее настроение для обмена любезностями вместо приветствия.

0

14

бреннан маккливерт ждет

https://i.gifer.com/NzzI.gif

Donall MacClivert
[1947, факультет'65, драконолог в заповеднике МакФасти, претендент на наследование заповедника МакКливертов на острове Дрир; за все хорошее против всего плохого; —// внешность: Chris Evans]

Дорогой кузен, я давно говорю тебе: в Лондоне куда лучше, чем на любом семейном острове. Взять хоть наш. Господа, посмотрите налево: там драконье дерьмо от очередного немощного питомца; дамы, посмотрите направо: там утес с хищным тварями, которые десяток лет назад поубивали половину нашей семьи. И ладно бы это был первый раз! В 1966 из МакКливертов остались только мы да твоя мама - нынешняя владелица треклятого заповедника. Он маленький, нечего сравнивать с громадиной МакФасти, - только для больных драконов. Одного или двух - в шестьдесят шестом хватило одного. Я туда больше не шагу - а ты что скажешь?
Семь лет разницы в возрасте, но не скажу, что совсем тебя не знаю. Ты всегда предпочитал наблюдать, а не бросаться в гущу событий, но хлюпиком тебя не назовешь. Дружен со старшими МакФасти и моим старшим братом Кейроном; я не уверен, что ты в курсе его темных делишек, а если и так - молчишь, как рыба. Ты не неженка, и драконов ты любишь, но если бы кто-то всерьез решил отправить тебя в полевые условия без пары шерстяных носочков и теплого одеяла, ты бы скорее всего убил этого скудоумного. О твоей любви к здоровому двенадцатичасовому сну и в далеком Министерстве легенды слагают, уж черт знает, почему.
Ты женат на Джуно МакФасти, и у вас уже есть ребенок. Я немного завидую: твоя часть семьи всегда была нормальнее нашей, хотя и не сказать, чтобы твоя мать - наша тетка - стремилась облегчить мою с Кейроном жизнь. Вечная проблема - деньги их создают, дома или острова... Но на кой нам сдались эти острова?


имя и внешность - на ваш вкус, но с внешностью Скарлетт Йохансон (она на Джуно) у Криса Эванса ансамбль будет чудный.
В 1966 на острове Дрир случился грандиозный несчастный случай с участием драконов, пятиногов и половины МакКливертов. Почти вся семья погибла, и ваших кузенов приютили МакФасти.
Я бы хотел чутка стеклишка: настороженное отношение со стороны Донни, которому на кой-то черт нужен заповедник на Дрире, а наследником был назван отец Брена и Кейрона и де-юре сами братья. Брен работает в Министерстве и единственное его желание - драконов убивать, Кейрон занят незаконной деятельностью всех мастей, и им тема заповедника вообще не интересна, но Донни может по какой-то причине не очень в это верить, как не верит и его мать.
В этой заявке описана жена Донни

пример вашего поста

Ну да, ну да. Интересная работа, возможность увидеть новые экзотические места. Ищут смелых и активных волшебников, владеющих трансфигурацией и любящими магических существ. Брен выдал хмурую ухмылку, обмакнул перо в чернильницу и выписал рядом: и обожающих перекладывать бумажки со стола мистера Коула на стол мистера Макнейра. Волшебник на буклете, призванном агитировать выпускников Хогвартса, пробурчал что-то в том роде, что его тоже не затем размещали на буклете, чтобы развлекать разгильдяев.
- А я шел бороться с драконами, и погляди, - резонно возразил Бреннан в полголоса, обводя глазами пространство вокруг. В большом кабинете кроме него было пятеро сотрудников: еще двое стажеров, два драконолога и драконоборец, которые призваны были учить вчерашних мальчишек. Брен не метил в драконологи, хотя их потому и было больше, что погладить дракона по холке хотел каждый второй, а как уничтожить взбесившегося - так все слишком благородные. Тем не менее и у будущих драконологов, и у будущего драконоборца на столах лежало примерно одинаковое - огромное - количество бумаг. Там были обучающие буклеты, служебные записки, выписки из энциклопедий и новинка сегодняшнего дня - брошюрка, которой предстояла проверка и скоры выпуск в печать. Брен сперва возгордился тем, что им доверили проверить сведения о драконах, но потом понял, что проверка была заключена в выискивании досадных опечаток. Ну что ж, писал он, кажется, без ошибок, и чужие увидеть тоже мог... хотя хотелось бы поправлять информацию более специализированную.
- Что за придурок это писал... - простонал с соседнего стола Ник. Бреннан внутренне согласился, но виду не показал. Никто из стажеров ему не нравился, о драконах они ничерта не знали, ни чтобы их уничтожать, ни чтобы тем более их воспитывать. Отношения были напряженными. Брен был один тому виной, но поделать с собой ничего не мог: его щенячий энтузиазм, которым младший МакКливерт положительно отличался в школьные годы, исчез без следа. Мало кто к двадцати трем годам вляпался во столько же дерьма. Теперь хотелось только остаться при своем и показать, что хоть чего-то да стоишь; терпеливое обучение тех, кто пошел в драконологи, потому что куртки из драконьей кожи выглядят круто, в планы не входило.
Странно это, подумалось вдруг Брену. Он оторвался от брошюры, уставившись в пространство между двумя ближайшими столами. Мысли невольно перекинулись на свою семью, на семью МакФасти. Хотя он сам не хотел иметь ничего общего со спасением драконов, эти ребята все же кое-чему его научили. И странно, как они повлияли на пустую мальчишескую голову: за благоденствие толстокожих тварей Брен не боролся, но вспыхивал, как порох, когда кто-то начинал рассуждать о драконьих повадках, о мифических способах улучшить мозги с помощью странных драконьих частей, обо всем, короче, о чем понятия не имел. И хотелось запальчиво крикнуть: заткнитесь! ничего вы не знаете! Чему вообще вас учили? Вчера один из младших драконологов, недавних стажеров, заявил, что ласковее недавно отложивших яйца драконих сложно существ найти. Бреннану едва удалось сохранить молчание, но тяжелого вздоха удержать не удалось, за что тут же было получено последнее-официальное-предупреждение.
На некоторых людях прямо-таки написано "скотина", и иногда они даже скотинистее драконов, это Брен в Министерстве уяснил хорошо. Он коротко, раздраженно вздохнул и вернулся к бумажкам. И кто писал-то все это? "Дроконологи" и "валшебники", сложно поверить, что это ошибки самопишущих перьев. Эти ребята обычно хорошо документируют сказанное и заданное. И вот, снова: "преходите". Бреннан заскрипел пером, перечеркивая неверное и подписывая правильное. Спорить можно было, что все ошибки сделаны исключительно для удовольствия стажеров, чтоб жизнь медом не казалась.
Дверь в кабинет скрипнула, открываясь и закрываясь - это Ник вышел вслед за остальными. Вообще-то сейчас было официальное обеденное время, но гораздо умнее было изображать активную деятельность, даже если ее не было. Тот самый скотинистый драконолог предпочитал работающих стажеров, как он всегда и повторял. Успокаивало только то, что от стажировки оставалось всего ничего - четыре месяца. Глядишь, помимо бумажек их еще раз возьмут на реальное дело - хотя бы единожды.
Звук чьих-то торопливых шагов заставил Брена поднять голову от своей работы - он подумал было, что происходит что-то интересное, и в первые секунды не сообразил даже, кто перед ним стоит.
- Ирма? - не до конца веря глазам своим, спросил он. И тут же, глухо застонав, закрыл лицо ладонями. Подумаешь о МакФасти - они тут как тут, следовало уяснить это еще месяц назад, когда в коридорах встретился Честер. Можно было понадеяться, что Ирма МакФасти появилась здесь по своим делам, но выражение ее лица такой надежды не оставляло. Брен выбрался из-за стола и с вызовом уставился на старую знакомую. Только на это его и хватило.

0

15

рейвен яксли ждет

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/35/369554.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/35/107024.gif

Tiberius Ogden
[около 1950, факультет на выбор, аврор, орден феникса; —// внешность: kit harrington]

Когда говорят о знакомстве старшего брата и младшей сестры, обычно подразумевают, что родители приносят в дом укутанного младенца и говорят своему сыну "это твоя сестренка, милый". И вряд ли кому-то может прийти в голову, что знакомство это может состояться, когда обоим уже около тридцати, и сестра трансгрессирует к брату домой, волоча на себе их раненного отца.
Ни для кого не секрет, что чистокровные браки не славятся преданностью и верностью супругу. Интрижки в пределах достаточно закрытой аристократической ячейки общества встречаются нередко. Но моя же мамашка настолько устала от своего мужа Фредерика Бёрка, что решила пойти дальше. Утешение она нашла в объятиях магглорожденного волшебника по фамилии Огден. Их роман закончился появлением на свет меня. Двадцать семь лет я пребывала в уверенности, что я - законная дочь Фредерика Бёрка и чистокровная до мозга костей. Сейчас, во время войны так сложилось, что почти все мое окружение состоит из Пожирателей смерти: человек, которого я люблю, муж (это разные люди, упс), брат мужа, друзья. И тут матушка решает признаться, что мой отец - магглорожденный волшебник, работающий сейчас в лавке Фортескью. Занавес.
Этот самый Огден-мороженщик, как легко догадаться, является и твоим отцом. Что делает нас сводным братом и сестрой. Ты знаешь, что твой отец - хороший человек. Он добродушный, душа компании и всегда готов поддержать в нужную минуту. Одна загвоздка: ему абсолютно чужды амбиции и желание чего-то достичь в этой жизни. После того, как антикварная лавка, которую он держал в Косом переулке, не выдержала конкуренции и разорилась, он решил далеко не ходить и устроиться на работу, просто перейдя на другую сторону улицы. Вот уже много лет он работает у Флориана и когда однажды ты спросил его о дальнейших планах, он ответил, что зачем что-то менять, когда ему и продавать мороженое местным детишкам вполне комфортно.
Наверно поэтому, насмотревшись на отца и не желая повторить его блеклую судьбу, ты всегда был целеустремленным. Был строг к себе, задавал высокую планку себе во всем, что делал. Начитавшись статей в Пророке о том, что у Пожирателей развязаны руки, и Министерство не может взять ситуацию под контроль, еще на старших курсах ты с друзьями решил, что подашься в авроры после выпуска из Хогвартса. Что называется, вижу цель, не вижу препятствий. Сейчас ты уже опытный страж магического правопорядка с почти десятилетним стажем работы и несколькими эффектными шрамами, подтверждающими, что ты не привык отсиживаться на скамейке запасных.
С тобой мы впервые встретились после беспорядков в Косом переулке. Вместе с остальными случайно оказавшимися в эпицентре заварушки прохожими, я пряталась за столиками кафе, когда увидела, что одно из заклинаний ударило в моего биологического отца. Перед тем, как потерять сознание, старик успел назвать адрес, куда я тут же трансгрессировала вместе с ним. Это оказался адрес твоей квартиры. Ну здравствуй, братец.


Семейная драма, особенно во время войны - наше все хд
Тибериус - полукровный волшебник, аврор, член Ордена Феникса. А еще комсомолка и красавица. Рэйвен выросла в чистокровной семье, колдомедик, которой надоело, что ей вечно приходится залатывать раны близких, полученный во время выполнения миссий Пожирателей. Они существуют в эдаких параллельных мирах, и мне кажется, что будет прям интересно сыграть, как они узнают друг друга получше и поймут, что по другую сторону не безликие враги, а такие же люди со своими привязанностями и страхами. Сейчас у меня спонтанно появилась идея, что Тибериус может покалечить и даже убить мужа Рэйвен, но эту драму продумаем потом уже с вами вместе)
В каноне целеустремленный Тибериус к 95-му дослужился до судьи Визенгамота, так что парень он, несомненно, башковитый. И судя по всему принципиальный, потому что вики говорит, что он подал в отставку в знак протеста, когда Амбридж назначили инквизитором в Хогварте и гнобили Гарри с Дамби в Пророке (вот за это я персонажа уже прям люблю и уважаю заранее ахах)
Приходите, вдохните жизнь в малоизвестный канон, только не играйте с кинжалами в присутствии без пяти минут министра Юджинии, она нервничает уже хд
Если не случится какой-то форс-мажор, я тут, плотно сижу на форуме и никуда не сливаюсь. Жду вас преданно как Хатико. Так ведь зовут собачку в этой вашей маггловской истории? ахах

пример вашего поста

[indent] - Уоррен, ты не видел мои изумрудные серьги? - окликаю мужа, который занят поправлением воротника рубашки перед зеркалом на другом конце комнаты. В ответ слышу протест, что он в принципе не в курсе, где я храню драгоценности. Справедливо. Но я уже обыскала все ящики своего шкафа, а именно их найти не могу. Даже акцио не помогает. Ладно, поручу Поппи их разыскать, пока мы будем у Гринграссов. Вдеваю в уши свою не самую любимую пару сережек и подхожу к зеркалу. Уоррен делает шаг в сторону, освобождая мне часть места для прихорашивания. Подаюсь вперед к поверхности зеркала, смахиваю ресницу с щеки и поправляю волосы. После чего поворачиваюсь вокруг своей оси и оглядываю себя со всех сторон, ладонями проводя по шелковистой ткани черного вечернего платья. Надеваю туфли на немилосердном к моим ногам каблуках и морщу нос, пока Яксли не видит. Красота требует жертв. Отказываюсь признавать, что прихорашиваюсь так старательно в большей степени потому, что сегодня на прием приглашена и чета Трэверсов.
[indent] Обещанный разговор с Элайджей не состоялся ни на следующий день после проведенной вместе ночи, ни через день, ни через десять. Понимаю, что наши планы спутал Уоррен, появившийся в дверях в крови и грязи. Он испытал такую искреннюю радость при виде нас обоих, с таким упоением нас обнимал и рассказывал о случившемся, что сжималось сердце. В глазах Элая я видела смесь стыда и... разочарования? Несомненно, я тоже назвала захлестнувшую нас страсть ошибкой. Но то, что я говорю, очень часто расходится с моими чувствами. Элайдже ли не знать о том, что все чистокровные волшебники играют свои роли и есть вещи, которые они обязаны говорить. И жена, изменившая мужу с его лучшим другом, просто обязана назвать случившееся ошибкой, это извращенные правила хорошего тона. И все же, он не искал со мной встречи после возвращения Уоррена. Это отвратительно, но я снова чувствую себя использованной. Прямо как когда после нашего с Трэверсом расставания узнала, что он бросил меня , потому что, если верить его матери, то я девушка, с которой можно бегать на свидания в школе, но не та, с которой сын Трэверс может создать семью.
[indent] Беру мужа под руку, прежде чем мы трансгрессируем к воротам поместья Гринграсс. Их старшей дочери сегодня исполняется семнадцать, и в честь этого события они устраивают прием, на который приглашены все чистокровные семьи, пользующиеся авторитетом и уважением в обществе. - Это что, Рабастан так повзрослел? - шепчу Уоррену и киваю в стороны молодого человека в обществе остальных Лестрейнджей. - Подумать только, Марианна опять беременна. Они с мужем решили посоревноваться с этими предателями крови Уизли? Злое перешептывание и сплетни пока на лицах наиприятнейшая из улыбок - неотъемлемая часть всех крупных приемов. Придает пресным мероприятиям перчинку. [float=left]https://i.imgur.com/9O6SPtL.gif[/float]Путь нам преграждает Гринграсс-старший и рассыпается в комплиментах. Радушный и приятный старикашка, ничего не скажешь. Разве что слишком дружелюбный, потому что вместо того, чтобы галантно пожать мою руку в знак приветствия, он оставляет на тыльной стороне ладони влажный слюнявый поцелуй. - Для нас честь быть здесь, мистер Гринграсс. Именинница уже спустилась? Мы хотели бы преподнести ей подарок, - показываю ему бархатную коробочку с кулоном, а вторую руку незаметно вытираю о ткань платья. Его старшая дочь зубаста и падка на неуместные комментарии, как и всегда. Хорошо, что для удачного брака в нашем обществе достаточно иметь правильную родословную. И неважно, если у породистой лошадки есть изъяны.
[indent] Вздрагиваю, когда в нескольких шагах от себя слышу голос Элайджи. Он вместе с женой приветствует хозяев дома, и теперь настала очередь Элиан для слюнявых поцелуев в руку. Надеюсь, что Уоррен Трэверсов не заметит, но куда там. Он тут же поворачивается на голос друга, и вот мы уже стоит друг напротив друга. Уоррен и я, Элайджа и Элиан. Элиан приветлива, но почти не отрывает восхищенный взгляд от мужа. И мне это не нравится, ни капельки. Я не вправе ревновать человека к его же жене, и все же... Распрямляю спину и гордо поднимаю голову чуть выше в попытке казаться чуть эффектнее и элегантнее блондинки напротив. Ну и пусть ее род более аристократичен моего. Мне нравится убеждать себя в том, что женщины Бёрк ярче и находчивее чуть более богатых "коллег" из других чистокровных семей.
[indent] Уоррен замечает небольшую группку мужчин и говорит, что ем нужно переговорить с ними с глазу на глаз "по работе". По вопросам предстоящих планов Пожирателей смерти, плавали, знаем. Оставшись в гордом одиночестве посреди зала, снова подхожу к младшей сестре именинницы. Пятнадцатилетняя девчушка с черными как две черешни глазами и вдумчивыми репликами симпатизирует мне куда больше ее пустой сестры. - Замечательный прием, не иначе как к организации ты приложила руку? - спрашиваю, помня о любви девчушки к организации торжеств. Девочка заливается краской и кивает, после чего начинает рассказывать мне о том, как тяжело было достать в ноябре свежие фрукты. Потом взволнованно продолжает рассказ о том, что она придумала заранее распланировать рассадку гостей за двумя большими столами, рассадить подальше друг от друга давших врагов, вместе посадить друзей и коллег. - Очень умно, - одобрительно киваю, потому что таблички именами золотым шрифтом, возможно, предотвратят не одну неприятную сцену. - И где же сижу я? - Гринграсс-младшая указывает мне на места по другую сторону стола. Прохожу к указанному месту и вижу таблички "Рэйвен Яксли" и "Уоррен Яксли". А напротив нас витьеватым почерком выведены имена "Элиан Трэверс" и "Элайджа Трэверс". [float=right]https://i.imgur.com/j6W0Pdl.gif[/float]Нет-нет-нет. Я определенно не хочу весь вечер провести за наигранно отстраненными беседами с Элайджей и смотреть в глаза его ничего не подозревающей жене. И Уоррен может заметить напряжение между мной и своим другом. Ситуацию необходимо срочно исправлять.
[indent] Пользуюсь тем, что гости разбились на группки и погружены в светские беседы, украдкой достаю палочку и направляю ее на имена Трэверсов. Поменяю их на отца и сына Эйвери, места которых находятся в противоположном конце стола. Взмахиваю палочкой, но ничего не происходит. Пробую несколько схожих по действию заклинаний - безрезультатно. Видимо, таблички зачарованы. Издаю тихий стон раздражения. Что, нельзя было не заколдовывать их? Еще и огромные такие - унести две сразу будет слишком заметно. Зато одну можно спрятать под клатчем. Что ж, самое время вспомнить, что моя семья славится своими контрабандистами. Незаметно забираю со стола табличку "Элайджа Трэверс" и накрываю ее сверху клатчем. Как ни в чем ни бывало прохожу к месту Реманна Эйвери, меняю таблички местами и возвращаюсь, чтобы проделать то же самое с табличкой Элиан. Ликую от собственной сообразительности. Уоррен и Элайджа, возможно, будут недоумевать, почему их рассадили будто шумных школьников, но спишут это на неосведомленность Гринграссов об их дружбе. Оглядываюсь и вороватым движением прячу в руках табличку миссис Трэверс, когда слышу за своей спиной смешок. Едва не подпрыгиваю на месте, но беру себя в руки и с выдрессированной элегантностью поворачиваюсь. На меня смотрит Элайджа, сложивший руки на груди и явно забавляющийся ситуацией и поимкой меня с поличным.

0

16

лорд волдеморт ждет

http://forumfiles.ru/uploads/0018/7e/b4/2/178257.gif http://forumfiles.ru/uploads/0018/7e/b4/2/700397.gif http://forumfiles.ru/uploads/0018/7e/b4/2/733437.gif

Maximilian Dietrichstein
[1943, дурмстранг, член международной конфедерации магов, пожиратель смерти; —// внешность: andrew scott]

максимилиан смотрит как пыль кружится на свету. шторы откинуты, окна открыты, пыль хаотично движется на золотых лучах солнца. максимилиан помнит: в старину сатанисты любили подобные образы, говорили о том, что лишь истинный свет отражает гнилое нутро, обнажает и вытягивает из теней на белый свет легионы проклятых душ. но максимилиан поднимает руку - солнце лижет запястье - кожа не вспыхивает и не горит.
                  тьма прячется на свету как ни в чем не бывало
                  максимилиан у л ы б а е т с я
второй сын из чистокровной австрийской семьи. их род - князья.
они проросли корнями по всей европе, они почти правят в австрии.

дитрихштейны прослеживают историю на столетия в прошлое и максимилиан помнит все имена: кто с кем в родстве, чем выделился каждый из славных предков. максимилиан - младший брат [ фюрста ] морица дитрихштейна, но ни в чем не уступает старшему. с блистательным образованием, головокружительной карьерой,  максимилиан - лицемер и двуличная гадина. он считает всех грязнокровок поганым отродьем, сбродом и падалью, но благостно улыбается всем им на министерских приемах.  когда слава темного лорда начинается расходиться за пределы великобритании, максимилиан одним из первых приглашает его на свою родину. и принимает метку.

за парадными залами скрывается черная гниль. если старший брат в министерстве магии австрии возглавляет партию либералов, то в кругу семьи с радостью поддерживает начинания младшего, вместе с ним пьет огневиски за здоровье пожирателей смерти. братья дитрихштейн всегда заодно и максимилиан знает на кого собрать компромат и кого продавить, чтобы помочь в карьере морицу. так же он знает кому заплатить и кому угрожать, если это понадобится темному лорду. « и личное и политика » - хрипло смеется максимилиан и вспоминает о том, что истинного света не существует и что тени прекрасно скрывает гнилое нутро. такой расклад подходит прекрасно.

на самом деле в происходящем нет ничего необычного. всегда находятся те, кто поддержит даже самые кровавые из идей, а идеи лорда волдеморта дитрихштейнам совершенно не чужды. у них есть финансы и власть, а еще скука и понимание того, что когда-то их семью геллерт гриндевальд не смог потопить - английский темный лорд не потопит тоже.


▼ если вам кажется что есть аналогии с мориарти, то вам не кажется.
▼ никаких особенных требований нет: грамотность, немного фантазии, любовь к прекрасному миру гп. а так же не пропадать и развивать персонажа.
▼ приходите, тут уютно. да и пожирателей много не бывает. 

пример  поста

власть под рукой и ластится, и калечит.

В австрийской столице яркое солнце и холодный воздух.
Том пьет горячий глинтвейн на открытой веранде одной из местный кофеен магического квартала и даже согревающие чары, пологом накинутые хозяевами заведения, не спасают от ледяных щупалец ветра. В Австрии весна холоднее, но солнце ярче; все туманы исчезают к утру, а не прячут улицы до полудня, как в родном Лондоне. Золотые блики соскальзывают по золоченым барочным шпилям домов, цепляются за изогнутые декоративные фронтоны, свет бежит по мозаичной крыше с цветастым орнаментом, по витражным стеклам готической церкви, прижатой боком к магическому кварталу.
        В Вене нет войны, нет агитационных листовок, мокнущих в лужах прямо на мостовых. Но это не значит, что в Вене мир и спокойствие. Темного Лорда встречают в богатых чистокровных домах с распростертыми объятиями, за ужином с ним пьют вино, говорят о политике. Австрийские чистокровные еще воспринимают Волдеморта как английскую редкость, особый выставочный образец, поговорить с которым все равно что поучаствовать в редком представлении и в ответ на это у Тома хватает сил продолжать тонко улыбаться всем им. Магам любопытно и Темный Лорд может  сделать вид что пляшет под их дудочку.  В благородных домах, среди золотой вышивки на богатых портьерах, тоже таятся черные змеи, есть место амбициям и жажде властвовать и подчинять. Темный Лорд заглядывает в чужие головы и не видит в мыслях никакой разницы с теми, к которым он успел привыкнуть на родине. Австрийцы открывают двери перед чужим Повелителем утром, а вечером часть из них привыкают склоняться перед ним в поклонах. Скоро все пляски закончатся.

                              но темный лорд знает: эта страна чужая ему.
                               и это всего лишь п о к а что

В Австрии он предпочитает проводить время вдали от своего привычного окружения, оставляя часть собственных действий и планов втайне даже от Ближнего круга. Не берет с собой Нагайну и других провожатых не берет тоже. Вне Англии, черных мантий, привычного уже статуса, Волдеморт пьет горячий глинтвейн на открытой веранде и ветер бродит по черным волосам, тянет дымные кольца сигареты своими прозрачными пальцами. Том читает местный магический вестник без особого интереса, в колонке светской хроники находит упоминание о вчерашнем бале, как и о том, сколь широкий был список приглашенных заграничных гостей, потом улыбается снисходительно, вспоминая что на приёме не было ни одного полукровного (кроме него самого).

Тени за Томом копятся черными резкими гранями, густые и объемные, они тем сильнее, что ярче солнечный свет. И Волдеморт подставляет ему лицо, переворачивает страницы газеты, кратким жестом отсылает молоденькую официантку прочь даже не посмотрев на неё и искоса. Где-то между светской хроники Лорд цепляется за имя Саломона Геснера и недовольно кривится. Старый маг был приглашен Морицем Дитрихштейном лишь по желанию Волдеморта и благодаря оказанной Повелителем милости, вот только милость оказалась напрасной. Разговор с Саломоном был бесполезным, неудовлетворительным; Темный Лорд еще неприязненно рассматривал бывшего сторонника Гриндевальда, когда тот напоказ вежливо раскланивался прощаясь.
                                - сожалею что ничем не могу вам помочь, -
                                         лживо прокаркал геснер. и том так же лживо отмахнулся,
                                         словно бы их разговор не имел никакого значения.

Теперь Волдеморт обдумывал дальнейшие действия и свой запасной план. Как удачно, разумеется, что его часть порталом прибыла в Вену накануне. алекто кэрроу Тому даже не понадобилось обращаться к магии темной метки, чтобы почувствовать что его Пожиратель Смерти находится неподалеку. Он только встряхнул газету и аккуратно ее сложил, отнимая взгляд от движущихся колдографий, чтобы увидеть ведьму чуть выше по улице.

У Алекто был взрывной характер, резкие движения, импульсивность и доля дикости, которую - удивительно - не смогли искоренить ни родители, ни образование. Волдеморт лишь изредка видел Кэрроу и едва ли уделял ей внимания столько же, сколько и миссис Лестрейндж, хоть и не так уж много женщин он допускал в ряды своих боевых сторонников. Теперь со стороны следил за девушкой пристально и внимательно, совершенно не скрываясь от Кэрроу. Даже допускает краткую тень улыбки, когда ведьма замечает его самого и все еще пристально-равнодушно смотрит, никак не выражая ни интереса, ни неприятия. В чужой стране Темный Лорд ведет себя человечнее, самую малость, но человечностью все равно обладает едва ли.

Алекто Кэрроу в Австрию отправили по его же приказу, как пушечное мясо, которым не жаль воспользоваться, если подобное выйдет на пользу. Тайно, не привлекая внимания, чтобы в чужой смерти Темный Лорд вдруг не стал виноват по нелепому стечению обстоятельств. И потому сейчас Волдеморт допускает улыбку и чуть склоняет к плечу голову, узнавая сторонницу. Он взмахивает рукой приглашающе и ждет когда Пожирательница подойдет к его столику.

- Мисс Кэрроу, - в качестве приветствия произносит Темный Лорд и указывает кивком на креслице напротив. Суетливая официантка даже успевает поднести белую вышитую салфеточку, положить пергамент с меню и с поклоном ускользнуть прочь, прежде чем Волдеморт вновь заговорил. - Какая неожиданная и приятная встреча.

В голосе прорезается тень иронии - в совпадения врядли из них двоих верит хоть кто-то. Под солнечным  светом австрийской столицы Волдеморт прячет багровые глаза за карими, но кровавые искорки у черных дыр зрачков прорываются все равно. 

- Может статься вы мне здесь пригодитесь. - Свои слова Волдеморт украшает холодной улыбкой, бархатом ровного голоса  и смотрит в чужие глаза.

         Алекто Кэрроу молодая, полная жизни.
                       Повезет (ей же) если всё так и останется.

0

17

патриция селвин ждет
- - - - -
i'm      gonna     
love      you      until      you      hate      me
and      i'm      gonna      show      you      what's      really      crazy
you      should've      known      better
then      to      mess      with      me,      heartache     i'm      gonna      lie      to      you

https://i.imgur.com/RUFY6QE.gif https://i.imgur.com/UXPwOEv.gif https://i.imgur.com/2nSvuKm.gif

queenie goldstein
[1903, пакваджи, место работы и лояльность на выбор; —// iggy azalea]

[indent]  [indent] родителей ты теряешь слишком рано - чертова драконья оспа, - вы с сестрой с детства вместе, рука об руку, плечом к плечу, пока она не вырастает и не устремляется в Аврорат, а ты не теряешься перед возможностями. в твоей голове раздаются голоса, которые обуздать не сразу удается, но к совершеннолетию ты понимаешь, что от тебя хотят и что ожидают, оттого переживать остается не о чем. ты сестру Ньюту доверяешь, удостоверившись, что глуповатое выражение лица - это не маска, которую британец на себя в ее компании натягивает. а потом принимаешь предложение Гриндевальда, попадаешь под его влияние и видишь плюсы в том, что, казалось бы, раньше презирала // помнишь Якоба?
[indent]  [indent] ты сбегаешь от Гриндевальда в Англию, когда тот с Альбусом сражается и проигрывает. у тебя не так много сбережений и слишком громкое имя: выходишь замуж за первого чудака, спустя время от него избавляешься и на наследство бизнес свой начинаешь. тебя никто по фамилии не знает, ты с каждым днем становишься все краше, и окружающие понятия не имеют, что во всем виновата магия, которой ты заигрываешься. гонишься за молодостью, сердце свое иссушая, к пятидесятым ментально тебе уже около сотни, но не останавливаешься: мази изобретаешь, лучшую косметику производишь и талантливых волшебников к себе зазываешь, чтобы потом в их окружении себя моложе о щ у щ а т ь.
[indent]  [indent] когда мы знакомимся, тебе уже семьдесят, а выглядишь ты все еще на свои двадцать пять; я замечаю несостыковки, правду у тебя выуживаю, еще на один секрет себя обрекая, но обещаю не оставлять. у тебя под рукой управление гостиницей b l a c k   w i d o w, а я пропадаю, не зная, что ты находишься на распутье: жизнь эту отпустить - чертова драконья оспа - или все-таки попытаться во второй войне принести пользу.


- да, это игги азалия, да, это куинни голдштейн, потому что второй фильм ее персонажа полностью сломал, втоптал в землю и прочие всякие всячести, а я думаю, что она намного сложнее_умнее_коварнее. она выживает, от сестры становится независимой, в Англии выживает, на ноги встает
- патриция - колдомедик в отделении волшебных вирусов, возможно, именно драконья оспа или же твое истощение нас вместе и свело; хочу дружбу с человеком, кто старше на несколько десятков лет, но может в проблемы молодежи
- хочу ролевую модель, человека, к которому патриция прибежит после предательства мужа (я расскажу тебе), найдет поддержку и сможет вновь воспрять духом
- у куинни врожденная легилименция, она очень классная, сасная и с в о б о д н а я. бери ее, делай все, что хочешь, можешь что-то в заявке спокойно поменять. могу и хочу в стекло, могу и хочу колени в кровь стирать, тебе помогая и не давая умереть, от жизни отказавшись
- все можем обсудить, заменить и так далее, ты приходи  https://i.imgur.com/7JlQj7p.png

пример вашего поста

Патриция осекается, потому что Доркас говорит правильные вещи: что ее ждет через год там, откуда она бежала, потому что когда-то всех окрестила монстрами, зверями, чьих лап опасаться нужно? Наверное, ничего хорошего, сто процентов - ничего_хорошего. Селвин скорее наказать себя хочет, с каждым годом ставки повышая. Сначала это было самобичевание, общение с теми, кого презирала до этого, а теперь вынуждена с ними равняться, после - побег, отчаяние, попытка скрыться от всего мира. Когда с этими тенями Патриция смиряется, она решается на следующую ступень: разговор с Нейтом, Кадом, теперь возвращение домой. Кажется, что еще чуть-чуть и ее на земле этой больше не будет, судьба наконец устанет бороться с яростными попытками с ней столкнуться и просто даст то, чего Селвин жаждет. Наверное, так было бы правильно, так было бы с п р а в е д л и в о.

— Я их не защищаю, — отвечает пристыжено, потому что не ради пожирателей смерти рискует всем, а ради семьи.
— Я уговорю их уехать, бросив все позади, — скорее себя успокаивает, чем Медоуз пытается предложить очередную сделку. Могла бы быть более убедительной: Доркас, только я могу их убедить, понимаешь, надо бежать, - было бы этого достаточно она уже никогда не узнает. За год ее отсутствия Орден Феникса никуда не сдвинулся: разве что оказался запрещен законом, что только усложняло ее сотрудничество с ним. Если теперь они наравне с пожирателями смерти, то в чем смысл, стоит ли ради этого рисковать?

Медоуз повторяет то, что ей твердят окружающие: ради блага, ради добра, ради светлой стороны. Но кто определяет то самое благо, кто диктует способы борьбы? Селвин догадывается, что орденовцы следуют за несколькими лидерами, судя по всему, один из них Альбус, раз она сама с ним договаривалась о сделке, второй - Аластор, потому что Фрэнк именно через него ее в Орден зовет, а третий Эдгар, потому что он баллотируется в министры. Патриция правда не понимает, попытка победить в выборах - это способ отвлечь внимание или на свою сторону перетянуть первенство, ведь если во главе министерства магии окажется свой человек, то посадить неугодных в Азкабан на пожизненное заключение будет в разы легче.
Но только магглы не догадываются, что министры магии - лишь куклы, власти особой не имеют, ибо все решает визенгамот, председателем которого еще нужно стать. Значок министра не дает подобной гарантии, поэтому планы Ордена Феникса для нее до сих пор остаются загадкой.

Да и Доркас задается тем же самым вопросом, переспрашивая то, на что Патриция и сама найти ответ не может. Столько лет между двумя огнями, столько переживаний и попыток понять, как_правильно приносят лишь мигрени и нервные расстройства, а не мудрости или хотя бы жизненные уроки.
Но Пэт палочку крепче пальцами сжимает, потому что от своей мысли отступаться не хочет - это последний разговор с орденовцами, больше она с ними не только сотрудничать не хочет, но и пересекается. Клятва связывает ей руки, она не может поделиться ни с кем важной для деятельности феникса информацией, поэтому они могут просто ее отпустить, в конце концов Селвин имеет право принимать решения самостоятельно.
— Я считаю, что нельзя верить одному человеку, — отвечает, чуть погодя, искренне и так, словно не прощается, — нельзя верить в одного человека настолько слепо, чтобы следовать его указаниям беспрекословно, — Патриция кивает на палочку, которую Доркас на нее направляет, потому что если бы не Альбус, - она в этом уверена, - то они бы уже давно разошлись с миром. Но он приказал следить и не отпускать, что понять можно, но принять - нет.
— Надежду нужно искать в нас самих, в семьях, которые разрушаются из-за чужих амбиций, — упрямо отвечает Селвин, своего артефакта не опуская и понимая, что следующие слова Медоуз вполне закономерны. Она не может предать своих, подставить того же Дамблдора или Хартли - любого, кто причастен к информации, которой Пэт обладает. Но все эти разговоры толка никакого не принесут, девушки все равно будут стоять на своем, оттого Патриция на месте остается, раздумывая, достаточно ли времени прошло, чтобы вновь прыгнуть в вихре аппарации.

В ответ Доркас она только кивает:

— Я не хочу тебя ранить, — предупреждает, а на самом деле показывает, что не отступится и ее решение окончательное. Приподнимает голову, губы поджимая, и не отводит взгляда от той, от которой зависит чуть больше, чем ничего. Орденовцы заставляют всех членов организации чувствовать себя важными, словно они и правда могут что-то исправить, но очень легко отличить оптимистов от дураков, и Патриция во взгляде Доркас видит то, что в свое время мечтала разглядеть в Нейте. П о н и м а н и е. Она не просто стоит посреди поля, не просто под прицелом держит ту, кто когтями себе вырывает путь домой, она словно сама рассуждает о происходящем, и это Селвин заставляет смягчиться, поэтому палочку опускает.
Сражаться она не будет, выдержит атаку, ее заблокирует, но сама наступать не станет; подбирает рюкзак, который по воздуху к ней летит, не выпуская Медоуз из видимости.
— Я не могу быть с теми, в кого не верю, как бы мне ни хотелось справедливости, но для всех она разная. То, что Альбусу принесет удовлетворение, разрушит несколько семей, и я не могу с этой мыслью жить дальше, потому что в войне нет победителей, — Патриция щит вокруг себя колдует, — мы уже все проиграли, Доркас, — а потом трансгрессирует несколько раз, прыгая из парка в Косой переулок и оттуда в гостиницу Бирмингема, пока наконец не останавливается в нескольких километрах от родового поместья с попавшим в нее заклинанием Доркас, упрямо за ней прыгающей до Бирмингема.

Патриция наверняка много ошибок совершила и еще совершит, в ней живет бунтарство, которое выражения еще не нашло, потому что боль и отчаяние окружающих в себя она впитывает и не знает, как с ним справиться. Она была на стороне нейтралитета, обратилась за помощью к тем, кто, казалось бы, свет олицетворяет, и теперь должно попробовать понять, что из себя тьма представляет.
Тени ее поглощают по мере приближения к дому, но Селвин шага не сбавляет, крепче лямки рюкзака пальцами перехватывая. Она очень устала и ее тошнит от столько трансгрессий подряд, поэтому у высоких кованных ворот Пэт останавливается, чтобы перевести дыхание. В некоторых окнах горит свет, а лужайка заросла непроходимыми зарослями; атмосфера двора не внушает доверия: слишком мрачно, слишком не_так. На крыльце не встретит мать, тяжелые руки отца ее не обнимут, а взгляды братьев не позволят расслабиться в своей комнате.
Патриция дышать опасается, когда толкает ворота, боясь, что защита ее не пропустит, но не чувствует в ладонях ни боли, ни сопротивления. Делает несколько шагов к дому, пока не замечает, что входная дверь открывается, а освещая теплым светом крыльцо.

0

18

патриция селвин ждет
- - - - -
and       now       that       it's       
over,       i'll       never       be       sober
i       couldn't       believe,       but       now       i'm       so       high
and       now       that       it's       over,       i'll       never       be       sober
i       couldn't       believe,       but       now       i'm       so       high

https://i.imgur.com/4akfaOq.gif https://i.imgur.com/fSnKjZE.gif

malik brocklehurst
[1950-1955, факультет и лояльность на выбор, вышибала 'кабанья голова'; —// donald glover]

[indent] что ты знаешь о неудачах?

тебя родители на улицу вышвыривают, когда в отца мать бросает несколько заклинаний; ты сестру младшую с собой забрать не успеваешь - дом загорается, твари, б л я д и. тебя трясет, ты злишься, кулаки в кровь разбиваешь, когда авроры определяют тебя в приют, потому что еще не дорос, еще нет и одиннадцати. о сестре слышать никто не хочет, тебе говорят, чтобы ты о ней забыл, и ты после нескольких воспитательных заклинаний урок усваиваешь, и об эсме ни слова больше не говоришь.

в хогвартс сбегаешь, думая, что там найдешь свободу, но клетка окрашивается забором вокруг замка. тебе это все не сдалось: ты ждешь эсме, надеешься в лицах первокурсников ее встретить, но не успеваешь - уже экзамены сдаешь. у тебя цель одна - ее найти, ты к ней идешь, в аврорат устраиваешься, в академию поступаешь. наивно полагаешь, что до документов двадцатилетней практически давности допустят без лишних вопросов, но спустя полтора года тебя из министерства выгоняют с припиской: "отсутствует субординация". ты в сторону начальников плюешь, на последние деньги снимаешь комнату в хогсмиде, потому что лондон тебя пугает своей живностью. в кабаньей голове работать начинаешь практически сразу же, связями обрастая и слыша обрывки слухов: эсме, есть такая, в юникорне появляется.

[indent] твой шанс ее найти?


- я щас по порядку разложу: во-первых, внешность очень сильно важна, вот прямо под нее все писалось. очень сильно рекомендую (!) обратить внимание на заявку сообщением выше, этот пейринг в голову вдарил, готова вам делать графику, повсюду преследовать и никогда не отпускать.
- на эсме заявка есть от вильмы, она вот тут находится прекрасная, ознакомься, мы тебе предлагаем драму, стекло и возможности вписаться в чистокровный_неочень волшебный мир, а я обещаю от себя игр.
- по поводу связи конкретно с Патрицией, давай лично обсудим? у меня есть пара идей, но все зависит от того, что ты именно ищешь с какими целями приходишь // пс, оф, мм и прочие всякие гадости.
- обо всем договоримся, что-то заменим, убавим, приходи  https://i.imgur.com/8gJaNka.png

пример вашего поста

Патриция осекается, потому что Доркас говорит правильные вещи: что ее ждет через год там, откуда она бежала, потому что когда-то всех окрестила монстрами, зверями, чьих лап опасаться нужно? Наверное, ничего хорошего, сто процентов - ничего_хорошего. Селвин скорее наказать себя хочет, с каждым годом ставки повышая. Сначала это было самобичевание, общение с теми, кого презирала до этого, а теперь вынуждена с ними равняться, после - побег, отчаяние, попытка скрыться от всего мира. Когда с этими тенями Патриция смиряется, она решается на следующую ступень: разговор с Нейтом, Кадом, теперь возвращение домой. Кажется, что еще чуть-чуть и ее на земле этой больше не будет, судьба наконец устанет бороться с яростными попытками с ней столкнуться и просто даст то, чего Селвин жаждет. Наверное, так было бы правильно, так было бы с п р а в е д л и в о.

— Я их не защищаю, — отвечает пристыжено, потому что не ради пожирателей смерти рискует всем, а ради семьи.
— Я уговорю их уехать, бросив все позади, — скорее себя успокаивает, чем Медоуз пытается предложить очередную сделку. Могла бы быть более убедительной: Доркас, только я могу их убедить, понимаешь, надо бежать, - было бы этого достаточно она уже никогда не узнает. За год ее отсутствия Орден Феникса никуда не сдвинулся: разве что оказался запрещен законом, что только усложняло ее сотрудничество с ним. Если теперь они наравне с пожирателями смерти, то в чем смысл, стоит ли ради этого рисковать?

Медоуз повторяет то, что ей твердят окружающие: ради блага, ради добра, ради светлой стороны. Но кто определяет то самое благо, кто диктует способы борьбы? Селвин догадывается, что орденовцы следуют за несколькими лидерами, судя по всему, один из них Альбус, раз она сама с ним договаривалась о сделке, второй - Аластор, потому что Фрэнк именно через него ее в Орден зовет, а третий Эдгар, потому что он баллотируется в министры. Патриция правда не понимает, попытка победить в выборах - это способ отвлечь внимание или на свою сторону перетянуть первенство, ведь если во главе министерства магии окажется свой человек, то посадить неугодных в Азкабан на пожизненное заключение будет в разы легче.
Но только магглы не догадываются, что министры магии - лишь куклы, власти особой не имеют, ибо все решает визенгамот, председателем которого еще нужно стать. Значок министра не дает подобной гарантии, поэтому планы Ордена Феникса для нее до сих пор остаются загадкой.

Да и Доркас задается тем же самым вопросом, переспрашивая то, на что Патриция и сама найти ответ не может. Столько лет между двумя огнями, столько переживаний и попыток понять, как_правильно приносят лишь мигрени и нервные расстройства, а не мудрости или хотя бы жизненные уроки.
Но Пэт палочку крепче пальцами сжимает, потому что от своей мысли отступаться не хочет - это последний разговор с орденовцами, больше она с ними не только сотрудничать не хочет, но и пересекается. Клятва связывает ей руки, она не может поделиться ни с кем важной для деятельности феникса информацией, поэтому они могут просто ее отпустить, в конце концов Селвин имеет право принимать решения самостоятельно.
— Я считаю, что нельзя верить одному человеку, — отвечает, чуть погодя, искренне и так, словно не прощается, — нельзя верить в одного человека настолько слепо, чтобы следовать его указаниям беспрекословно, — Патриция кивает на палочку, которую Доркас на нее направляет, потому что если бы не Альбус, - она в этом уверена, - то они бы уже давно разошлись с миром. Но он приказал следить и не отпускать, что понять можно, но принять - нет.
— Надежду нужно искать в нас самих, в семьях, которые разрушаются из-за чужих амбиций, — упрямо отвечает Селвин, своего артефакта не опуская и понимая, что следующие слова Медоуз вполне закономерны. Она не может предать своих, подставить того же Дамблдора или Хартли - любого, кто причастен к информации, которой Пэт обладает. Но все эти разговоры толка никакого не принесут, девушки все равно будут стоять на своем, оттого Патриция на месте остается, раздумывая, достаточно ли времени прошло, чтобы вновь прыгнуть в вихре аппарации.

В ответ Доркас она только кивает:

— Я не хочу тебя ранить, — предупреждает, а на самом деле показывает, что не отступится и ее решение окончательное. Приподнимает голову, губы поджимая, и не отводит взгляда от той, от которой зависит чуть больше, чем ничего. Орденовцы заставляют всех членов организации чувствовать себя важными, словно они и правда могут что-то исправить, но очень легко отличить оптимистов от дураков, и Патриция во взгляде Доркас видит то, что в свое время мечтала разглядеть в Нейте. П о н и м а н и е. Она не просто стоит посреди поля, не просто под прицелом держит ту, кто когтями себе вырывает путь домой, она словно сама рассуждает о происходящем, и это Селвин заставляет смягчиться, поэтому палочку опускает.
Сражаться она не будет, выдержит атаку, ее заблокирует, но сама наступать не станет; подбирает рюкзак, который по воздуху к ней летит, не выпуская Медоуз из видимости.
— Я не могу быть с теми, в кого не верю, как бы мне ни хотелось справедливости, но для всех она разная. То, что Альбусу принесет удовлетворение, разрушит несколько семей, и я не могу с этой мыслью жить дальше, потому что в войне нет победителей, — Патриция щит вокруг себя колдует, — мы уже все проиграли, Доркас, — а потом трансгрессирует несколько раз, прыгая из парка в Косой переулок и оттуда в гостиницу Бирмингема, пока наконец не останавливается в нескольких километрах от родового поместья с попавшим в нее заклинанием Доркас, упрямо за ней прыгающей до Бирмингема.

Патриция наверняка много ошибок совершила и еще совершит, в ней живет бунтарство, которое выражения еще не нашло, потому что боль и отчаяние окружающих в себя она впитывает и не знает, как с ним справиться. Она была на стороне нейтралитета, обратилась за помощью к тем, кто, казалось бы, свет олицетворяет, и теперь должно попробовать понять, что из себя тьма представляет.
Тени ее поглощают по мере приближения к дому, но Селвин шага не сбавляет, крепче лямки рюкзака пальцами перехватывая. Она очень устала и ее тошнит от столько трансгрессий подряд, поэтому у высоких кованных ворот Пэт останавливается, чтобы перевести дыхание. В некоторых окнах горит свет, а лужайка заросла непроходимыми зарослями; атмосфера двора не внушает доверия: слишком мрачно, слишком не_так. На крыльце не встретит мать, тяжелые руки отца ее не обнимут, а взгляды братьев не позволят расслабиться в своей комнате.
Патриция дышать опасается, когда толкает ворота, боясь, что защита ее не пропустит, но не чувствует в ладонях ни боли, ни сопротивления. Делает несколько шагов к дому, пока не замечает, что входная дверь открывается, а освещая теплым светом крыльцо.

0

19

алиса лонгботтом ждет

https://i.imgur.com/pjJFJFo.gif https://i.imgur.com/HoNbUkS.gif https://i.imgur.com/WT47eEB.gif

emmeline vance
[1954-1955, hufflepuff'73, аврор_ка, орден феникса; —// aubrey plaza]

(эммелина вэнс, 25 лет, аврорка, член ордена феникса, человек, без которого меня бы не было)
в твоей жизни нет драмы, в ней нет стекла и боли: родители тебя любят // оба, а потом и все трое, когда родители разводятся, а отец уезжает в америку, где находит_себя и съезжается с мистером норманом. у тебя нет причин для подростковых драм, но тебе хочется, и ты волосы обесцвечиваешь, потому что магглы переживают культуру хиппи, а ты за ними пытается подоспеть: все друзья твои так или иначе связаны с маггловским миром, и тебя к нему тянет. ты седлаешь свой первый харлей-дэвидсон, когда нам исполняется четырнадцать, и мы на каникулы обе едем в америку я к родственникам, а ты к отцу_ам. нас с тобой не рассорят ни пацаны (пытались), ни успехи друг друга (было, пережили), ни разные сборные по квиддичу, за которые мы болеем (до сих пор деремся).

в твоей жизни нет драмы ровно до того момента, как мы обе в аврорат работать устраиваемся, а потом в орден феникса вступаем. с каждым годом цвета с грязью смешиваются, а вера в будущее меркнет, потому что больше нет возможности сбежать в калифорнию, раскурить косяк и с не-магами укатить на противоположное побережье. я выхожу замуж // ты устраиваешь лучший девичник, я от мужа ухожу // ты меня у себя селишь, унывать не даешь, но я же вижу, что что-то не так: нет больше мечт, нет больше той лины, которая челку себе стригла раскаленными ножницами на кухне лонгботтома. дай мне возможность тебе помочь_не оставляй меня.
ведь я
[indent]  [indent]  [indent] не справлюсь без тебя


[indent] - да, все верно, ты видишь страшное слово "аврорка" в описании, потому что у_нас_есть_мем. в общем и в целом в нем нет ничего страшного, и его пора вводить в обиход ролевиков. если ты понимаешь, почему это важно, то приходи, я тебя уже люблю, ценю и солью посыпаю ♥
[indent] - если кратко, заявка на лучшую подругу, с которой и косяк раскурить, и парня проклясть, и мир спасти. орден феникса - это не сборище правильных девочек и мальчиков; это поломанные ребята, чьи жизни в какой-то момент надломились, пусть и не так очевидно, пусть и без каких-либо предпосылок. мы пытаемся выжить, каждый рефлексирует по-своему, твоя рефлексия мне видится в персонаже эйприл ладгейт (bye bye li'l sebastian miss you in the saddest fashion оценила? тебе точно сюда). одним из саундтреков для эммы/лины вижу elle king - ex's & oh's. ни на чем не настаиваю вообще, но ты крч badass
[indent] - цифры и активность меня не волнуют, играй так, как тебе удобно, а я подстроюсь
[indent] - можем изменить биографию, дружбу, всякие прочие прелести, даже внешность можем обсудить
[indent] - ты короче заходи, мы ждем  https://i.imgur.com/eZxDIFZ.png

пример вашего поста

[indent]  [indent] Паника тело охватывает кованными прутьями, но Алиса упрямо идет вперед, пальцами в кору деревьев впиваясь. Она знала, куда записывалась, ладони дрожали, когда Лонгботтом подхватывала несколько склянок зелий, которые обязательно не успеет использовать. В последнее время все сложнее оценивать опасность и невыполнимость заданий, и она вынуждена принимать участие в каждом, чтобы не оставлять в одиночестве тех, ради кого продолжает по утрам из постели теплой выбираться.
Утопая ботинками во влажной грязи, Алиса останавливается у линии леса, переводит дыхание и пот со лба стирает рукавом. Солнце уже скрылось за горизонтом окончательно, оставляя лишь разливы красного на границе неба с землей; за низкими домами видны бесконечные леса, и это Лонгботтом настораживает: местность тяжело будет покрыть им впятером.

[indent]  [indent] Она перехватывает артефакт из кобуры, которую прикрепляет теперь только к бедру, прокручивает древко между пальцами, укладывая в ладонь удобнее. Тихое «ревелио», направленное на дорогу от леса до первого сарая, позволяет им продвинуться вперед без видимых препятствий. Алиса успевает стереть следы за их компанией, в конце задерживаясь, вперед себя пропуская новичков.
Она ловит взгляд Фрэнка, который возглавляет их отряд, пытается улыбнуться, но вряд ли на губах появляется хоть что-то, похожее на улыбку. Кивает следом, мол, да, я за тобой, иди, а сама приседает на корточки, чтобы через ограду перелезть.

[indent]  [indent] Они должны добраться до деревянной церкви, в которой, судя по наводке, хранятся артефакты, используемые пожирателями смерти. Алиса предполагает, что кто-то из здешних является одним из тех, кто лицо за маской прячет, поэтому внимательно смотрит по сторонам, когда их отряд вперед продвигается. Не хочется терять своих бойцов, попадать впросак и вновь бежать с поля боя снова.
Артефакт перед собой держит, второй рукой поддерживая запястье, целится в двери и окна, шепча заклинания защиты и невидимости, которыми успевает задеть и Фрэнка. Мантия уже начинает сбоить на ее плечах, поэтому Лонгботтом шаг ускоряет, обгоняя одного из новичков, за руку его подхватывает и заставляет поспешить.
— На два часа, — указывает в сторону церкви, темной от недостатка освещения и скрытой за густыми тучами луной. Остальные кивают, разбредаются по сторонам, Алиса перехватывает рюкзак, открывая его на ходу и оттуда вытаскивая заколдованный камень. Запрет на трансгрессию - необходимость в подобной работе, ибо пожирателям смерти хватает и сил, и энергии, чтобы без передышки прыгать из одного места в другое, а орденовцы не могут рисковать взятыми в плен коллегами. Когда все пять камней касаются земли, Алиса активирует заклинание, куполом скользящее над церковью и замыкающееся над ней с характерным щелчком.
Именно он и служит позывным к действию, которое каждый из них понимает: Лонгботтом вновь приседает на корточки, волшебной палочкой подсвечивая себе проход к окну церкви, через которое хочет внутрь попасть. Заходить с крыльца может стоить оторванной ноги или расщеплением: она уже успевает это запомнить, останавливаясь у рамы и выдыхая на нее несколько раз, на затуманенной поверхности вычерчивает руну тишины. Когда стекло разбивается, то бесшумно падает на деревянный пол, а Алиса следом перелазит внутрь.

[indent]  [indent] Люмос использовать она не спешит, вновь проверяет территорию, оглядывается, в углах разыскивая или ловушки, или признаки присутствия посторонних. Когда внутри оказываются остальные орденовцы, она Фрэнка руку ненадолго сжимает в жесте, хорошо, что ты добрался. Они осматривают помещение, находят скрытый проход в подвал, который один из них спускается, чтобы проверить на наличие артефактов.
Алиса не сразу понимает, что Кевина нет дольше положенного, некоторое время смотрит на вход в погреб, подбираясь медленными шагами к нему. Люк открыт, поэтому в темноте она ожидаемо ничего не замечает, но, отправив шар люмоса в закуток, замечает отблеск серебристой маски, следом тут же отправляя обездвиживающее заклинание. Оно ударяет мимо, а в нее летит зеленый луч, от которого Лонгботтом успевает отскочить, в ответ выбрасывая связывающее заклинание.
— Черт, — ругается она, — ловушка, — кричит громче, чтобы остальные услышали, а топот подмоги пожирателя заставил насторожиться. Он пытается аппарировать — слышен резкий хлопок неудавшейся трансгрессии, — и Алиса палец к губам прикладывает, когда орденовцы останавливаются к люка.
— Выходи, — требует следом, в ответ получая лишь смешок, а затем из дырки в полу летит в их сторону куртка Кевина и его переломанная палочка. Она губы сжимает, пальцами палочку перехватывает и внимательно следит за отблесками света в щелях деревянного пола - пожиратель смерти двигается.

[indent]  [indent] Ивонн бросается в атаку, доски прожигая огненным шаром, вопит проклятья, потому что Кевина знает лучше остальных, отправляет по меньшей мере три заклинания без передышки, с воем отступая на несколько шагов, когда сипло вдыхает разгоряченный воздух.
Алиса ее хватает за руку, уводя за спину, в дыру отправляет обезвоживающее и колющее, когда слышит грузный грохот. Очевидно, тело падает, поэтому Лонгботтом замирает на месте и пытается прислушаться к вновь образовавшейся тишине.
Она Ивонн отпускает, скрипучими шагами продвигаясь ко входу в погреб и приземляется на утоптанную землю. Пахнет затхлостью, а темнота слепит хлеще, чем подобное заклинание.

[indent]  [indent] Алиса выступает против использования непростительных заклинаний, потому что они душу раскалывают, и орденовцев к пожирателям смерти приравнивают. Она спорит с Аластором, с Фрэнком, с Марлин, не отступает от своей позиции даже тогда, когда они одного за другим хоронят, во всем обвиняя случай и агрессивное поведение обеих сторон.
Поэтому когда она видит пожирателя смерти, стоявшего на своих двоих, то не сразу реагирует на его атаку, но успевает за коробками спрятаться. В него не попадало ее заклинание, он лишь их обманул, бросив бедного Кевина на пол для характерного звука.
[float=right]https://i.imgur.com/l1Xy3kR.gif[/float]— Он в сознании, — кричит вверх, пока выбрасывает жалящее и связывающее снова и снова, но пожиратель уже подтягивается на руках через дыру в полу. Она слышит яростные проклятья наверху, подбегая к лестнице и забираясь по ней обратно на поверхность. Труп Ивонн Алиса замечает первым: она лежит чуть поодаль от остальных, определенно сраженная Авадой, в ее руке все еще сжата волшебная палочка, а ноги подрагивают в конвульсиях. Силой воли она заставляет взгляд от нее отвести, чтобы выбросить взрывающее заклинание. В этот раз наконец попадает, и пожиратель отлетает на несколько метров на скамейки, когда Лонгботтом побегает к мужу, чтобы не отставать от остальных.

[indent]  [indent] — Две авады, — никак не комментирует это, хотя понимает, что они не могут уложить одного пожирателя, потому что он непростительным пользуется, а сама Алиса продолжает жалить его атакующими. Если бы в погребе не троила время на жалящее, а сразу выпустила бы кедавру, то Ивонн была бы жива. Зло сжимает волшебную палочку, выбрасывая на него Исцендио.
Лонгботтом пытается себя оправдать и не брать ответственность за тех, кого уберечь не может, но то и дело растерянно приседает от летящего зеленого луча в их сторону. От Авады не отбиться ни щитами, ни заклинаниями, ее можно лишь ею же отбить - как считает Муди. Но Алиса не будет, не будет уподобляться монстрам, она своих демонов держит в замке, прячет в глубине и выпускать не собирается.
[float=left] https://i.imgur.com/cyJwvEI.gif[/float]Джона хватает за руку, за собой в укрытие утягивая, спасая от авады и сталкиваясь взглядом со Фрэнком. Он против, он не одобряет, Алиса знает, чувствует_понимает, но не станет через себя переступать, не будет. Когда он зелеными лучами пользуется, упрямо не смотрит, потому что с последствиями боится сталкиваться. Может, она и не так отважна, как остальные, или ее принципы все-таки сильнее, чем принципы тех, кто пытается выиграть по-легкому //

[indent] [indent]  [indent][indent] неужели это и есть по-легкому?

0

20

алекто кэрроу ждет

http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/349854.gif http://forumfiles.ru/uploads/001a/c4/ff/55/410348.gif

KHektorina
[35-45 y.o, на выбор, владелица лавки темных артефактов в Эдинбурге, нейтральна; —// внешность: Christina Hendricks]


- Вообще тебя зовут не Хекторина, а Эдвард и ты раньше работал у Хекторины охранником. Охранял и ее, и ее мрачные артефакты ото всяких там волшебников, пока не пришли Алекто и Энид. Они научили тебя варить оборотное зелье и полностью изменили твою жизнь, ведь теперь ты вот уже как полгода женщина. Хозяйку ты бросил в подвал ее же поместья, кормишь ее, чтобы та ни в коем случае не умерла и потихоньку эксплуатируешь ее волосы. Зачем тебе все это? Ты всегда хотел быть любовником того мужчины, что так часто является в ее лавку, наблюдал за ними украдкой и думал о том, что никогда вам не быть вместе. Несмотря на свою суровую мужскую внешность, в душе ты парень ранимый очень и всегда романтики хотел, но романтику дарить было некому, поэтому на звезды тебе приходилось любоваться в полном одиночестве. Работа охранником тебя не устраивала, ты прекрасно знал, что можешь намного больше, но не решался сменить работу из-за него, ее любовника. Тут же является Кэрроу, учит тебя варить оборотное зелье, а за это ты отпускаешь ее из поместья живой и невредимой. Зелье ты уже сам научился варить, получается у тебя отлично, ведь в Хогвартсе зельеварение знал неплохо, просто сейчас подзабыл, да и вообще ты достаточно педантичный парень. Тело твое тебя и так устраивало, вот только Аарон Кэрроу мужчин не любил и пришлось тебе как-то выкручиваться из-за данной ситуации. Чтобы лучше прочувствовать себя женщиной, брал даже несколько уроков по любовным утехам в каком-то шотландском борделе. Лавку к своим рукам тоже прибрал и управляешь ей даже лучше, чем прошлая владелица, бизнес пошел в гору, твоя любовь тоже рядом с тобой, в общем, жизнь наконец-то стала складываться идеально. Тут у Аарона умирает жена и ты сразу же спешишь к нему в Британию, подставить свою крепкую мужскую грудь, чтобы его утешить. Даже приходишь на похороны его жены в этой нелепой черной фате и ярком платье. Одеваться нормально ты не научился, вот в этом ты еще мастерства не достиг, но Хекторина, по правде говоря, идеальным вкусом тоже не отличалась. Теперь же ты, под ликом Хекторины, переезжаешь почти насовсем в Британию, перевозишь с собой все свои мрачные артефакты и даже настоящую Хекторину перевозишь тоже. Выкупаешь небольшое, но уютное поместье где-то в пригороде Магического Лондона и продолжаешь подставлять Аарону свое крепкое мужское плечо. Ведь теперь у тебя есть все шансы стать миссис Кэрроу. Ах, да, Аарон Кэрроу прикрывает твой бизнес и никакие облавы тебя не пугают, твой брат-близнец смирился с твоим новым обликом. Ему даже нравится.


Да ладно вам, он очень забавный парень, со своими мечтами там, к которым он стремится. Я с удовольствием обеспечу тебя игрой, придумаем что-нибудь веселое, ведь Алекто все поняла на похоронах матери, но отцу рассказывать ничего не стала. Давайте окунеся в приключения наконец-то, а не в какую-то там войну. Ведь теперь ты не какой-то там охранник, а секси-ведьма.

пример вашего поста

Энид вела себя очень странно, Алекто прежде никогда не видела ее такой. Видимо, случилось что-то очень серьезное, если она сидит тут за столом и так странно выражает свои эмоции. Алекто даже отшатнулась, когда та крикнула что-то про двоих. Она никак не могла понять, какие двое так сильно беспокоят Энид. Может, что-то случилось с мужем и сыном, но она не может сказать об этом прямо и теперь рыдает? Кэрроу понятия не имеет, что ей делать, успокаивать она никогда не умела, поэтому продолжает в ступоре сидеть рядом с ней. Алекто даже тянет руку к Энид, чтобы успокоить ту, но Энид снова что-то вскрикивает и бесцеремонно хватает Алекто и зажимает ее в своих объятиях. Для Алекто такое крепкое выражение чувств — дико, но она не отталкивает Энид. Энид для нее чуть больше, чем просто женщина, которая поддерживает ее вот уже столько времени, Алекто видит в ней то, что не смогла найти в родителях, но сама этого до конца еще не осознает. Пока Энид держит ее в объятиях, Алекто почти не дышит, она даже закрывает глаза и пытается свыкнуться с такими прикосновениями. Она пытается в них расслабиться, но сама наоборот напрягается и расслабляется только тогда, когда Энид ее отпускает. Что здесь вообще творится?

Энид спрашивает про ее состояние, но у нее состояние явно будет получше, чем у Энид. Алекто перенесла смерть матери достаточно легко, хотя на душе до сих пор остался неприятный осадок, от которого так и хотелось избавиться за счет разговора с Энид. Только теперь Алекто не была уверена, что она сможет как-то облегчить свою участь этим разговором, Энид было заметно хуже.

— Я нормально, — хотя ей очень многим хотелось поделиться с Энид, - у тебя что-то серьезное? Я тебя никогда такой не видела, ты выглядишь...растерянной.

Алекто все пыталась подобрать подходящие слово для состояния Энид. Сейчас ее проблемы придется задвинуть на второй план и лучше привести в чувства миссис Лонгботтом. Кэрроу было неприятно смотреть на такую Энид, она знала ее совсем другой, а с этой стороны еще открыть для себя не успела. Ей хотелось поскорее вернуть Энид в привычное состояние, но та уже зачем-то начала просить алкоголь у домового эльфа. Алекто вообще не видела Энид пьющей и та пугала ее с каждым разом все сильнее и сильнее. Алекто не знала с какой стороны подступиться к ней сейчас и какой вопрос лучше задать. Она знала о положении Энид, поэтому была очень удивлена тому, что она готова выпить что-нибудь да покрепче. Энид, которая так сильно заботится о благополучии своей семьи, готова выпить алкоголь во время беременности. Может, она решила разойтись со своим мужем? Для нее это вполне может быть ударом, ведь у них нормальные отношения и даже, вроде как, любовь. Это у ее родителей любви этой не было, у Алекто не было, а вот у Энид была. И Алекто пыталась представить насколько тяжело может быть эту любовь потерять. Алекто предположила, что из-за этого Энид сейчас в таком странном состоянии, но все еще не знала, как можно ее утешить.

- Представляешь, — она пытается отвлечь ее какой-нибудь глупой историей, - знаешь кого я видела на похоронах? Угадай. Нашего старого знакомого — Эдварда. Хекторину точнее. Я понятия не имею, как он сейчас себя называет. В общем, стоит он такой, в каком-то дурацком пышном платье на похоронах моей матери и платочком глаза промокает. Вжился в роль парень за это время.

Она очень надеется, что эта дурацкая история с похорон сможет ее отвлечь. Когда сама Алекто увидела Эдварда на похоронах, то едва сдерживала смех и он изрядно поднял ей настроение, удивительно было то, что Аарон так и не заподозрил подмену в своей женщине. Видимо, за все это время, Эдвард успел поднатореть в любовном и не только искусстве. Рецепт зелья он записал явно верный и до сих пор держит где-то настоящую женщину. Рассказывать отцу правду она не стала, зачем портить их любовь? И вообще ей показалось странным, что Эдварда допустили до похорон Кристы, как вариант, просто слился с настоящими гостями, но то вычурное платье так и бросалось в глаза.

Домовик обращается к Кэрроу, но та отрицательно качает головой. Чай ее не интересует, алкогольные напитки тоже, ее интересует это странное состояние Энид. Алекто бы побеспокоилась о ней и подбодрила как-то иначе, но вариантов все никак не находила. Высказать ей свои предположения о ее странном состоянии тоже не могла, поэтому предпочла развлекать странными историями.

0

21

карадок дирборн ждет

https://imgur.com/vx2GcPf.gif https://i.imgur.com/GdUkH1b.gif

eira dearborn
[1931, хаффлпафф'49, магозоолог, мм; —// внешность: sarah paulson]

Эйра помнит маленького Карадока, которого постоянно таскала с собой, - и что с того, если этот мешок с пелёнками приходился ей племянником, а ей самой тогда было всего лишь четырнадцать лет? Просто решила для себя, что она в ответе за это чудо и всё тут; то и дело с трепетом в сердце наблюдала за тем, как этот несносный мальчишка бежал вниз по горке сломя голову, - и как только мама с ним управлялась?

Эйра всегда мечтала о другой жизни. Знала ведь, что этот мир куда огромнее, чем пишут в старых книгах, которыми она зачитывалась перед сном, рассматривая колдографии самых невообразимых волшебных существ. Она хотела большего. Они все хотели большего. Так уж довелось, что все три отпрыска семьи Дирборн мечтали о совершенно иной жизни, не скованной обязанностями. Если старший брат - отец Карадока - постоянно колесил по магическому миру со своей рок-группой, то Сайлас просто называл себя путешественником, не имея ни конкретной профессии, ни чего-то ещё; не нужна была ему семья, не нужны были ему границы волшебного мира, куда только его не заносило это неугомонное любопытство. Эйра то и дело перечитывала его письма, отправленные из какой-нибудь маггловской деревушку, о которой он рассказывал ещё более увлекательные истории, чем те, что ей доводилось видеть в Хогвартсе каждый день. Выпускница Хаффлпаффа, прилежная ученица, душа компании - такой была Эйра Дирборн. Такой и осталась по сей день, несмотря на то, что была и несостоявшаяся свадьба, что они откладывали из-за того, что ни у одного из них не было времени на это; был и несостоявшийся муж, который внезапно умер от драконьей оспы, и, кажется, был несостоявшийся ребенок, - Карадок не уверен в этом, лишь догадывается, когда Эйра невзначай упоминает детей; не своих и не чужих, а просто так, говорит о них, словно о несбывшейся мечте.

Эйра всегда была "где-то". Карадок никогда не жаловался на то, что такое вот странное у Дирборнов понятие "семьи", - смирился, чего уж там. Тем не менее, отношения у них всегда были очень теплыми даже несмотря на расстояние и редкие встречи. Карадок всегда помнил о ней, а она, в свою очередь, до сих пор волнуется за него и чувствует некий укол вины за то, что провела всё это время вдали от него.
Возможно, именно по этой причине она возвращается обратно, наведываясь к Карадоку как ни в чем не бывало. Он, конечно же, принимает её с радостью, про себя же боится, что происходит что-то и впрямь ужасное, если даже Эйра решила, что хватит с неё путешествий. Она мало что объясняет, почти не рассказывает о причинах своего возвращения, но всё больше расспрашивает его о войне, когда они остаются вдвоем, не забыв при этом вставить пару вопросов о том, не думал ли он когда-нибудь о том, чтобы покинуть - Великобританию, магический Лондон, своих друзей. Ведь знает ответ. Знает, что Карадок ни за что не оставит своих друзей, и, всё же, шутит о том, что хотела бы увидеть его детей, что он будет хорошим отцом, в отличие от Бэзила.

Эйра говорит, что не знает, почему она вернулась. Может просто стареет, чего уж там, ведь возраст уже не тот. Просто боится, что война приглашает смерть и в их дом; она уже дышит им всем в затылок, а Карадок - единственная семья, которая у неё осталась, всё рвется в бой, не боясь ничего.


я хочу тётку, да. внешность не менябельна, увы, потому что - ну, посмотрите на сару, она же богична. хочется отыграть много семейных отыгрышей, включая происходящее в настоящем времени; эйра не знает про орден феникса, хоть и это может измениться, в зависимости от ситуации. её главная цель - защитить карадока, да-да, хоть это и очень смешно. честно говоря, у меня в голове только образы и картинки, что я очень хочу отыграть. люблю самокопание, выяснение отношений и всё в этом духе, так что :3

пример вашего поста

Карадок не до конца понимает, на что рассчитывал, когда согласился на эту поездку. Импульсивный до мозга костей, он редко вникал в подобные вопросы, попросту отражая от себя все заумные гипотезы, относительно того, что же, в итоге, могло пойти не так, или, почему же эта поездка могла обернуться крахом. Признаться, он сильно сомневался, что, несмотря на бесчисленное количество родственников Бенджи и, конечно же, их бурный интерес к его персоне, - насколько он мог судить чисто по реакции Энид, - Дирборн и впрямь не думал, что семейная жизнь Фенвиков может утомить его настолько, что он соберет все свои вещи куда раньше, чем планировалось и махнет обратно в Лондон.
Была причина, по которой он не захотел вернуться на родину, при всей своей огромной любви к острову Скай и, она была довольно проста – даже несмотря на столько лет стараний со стороны своих родителей, они так и не прижились друг к другу. Честно говоря, в глубине души Карадок понимал, что это отчасти из-за его собственного упрямства, - он не хотел ни узнавать их, ни вникать во всё то, что они пытались наверстать. Впрочем, нельзя с уверенностью утверждать, что Бэзил с Коринной о чем-то сожалели или же пытались выстроить те мосты, которые должны были выстраивать, когда Карадок был ещё ребенком. После смерти бабушки, они были рядом, - они старались быть рядом, - порой даже напоминали самых обычных родителей, которые были у всех его окружа,ющих, что когда-то давным-давно вызывало у Дирборна нечто уж больно напоминающее на детскую зависть, когда он понимал, что на платформе все приходят с родителями, а его провожает бабушка. Стоя там, наблюдая за бесчисленным количеством путающихся людей, он прижимал к себе Эдельмиру, потому что уже тогда был намного выше неё, целловал в макушку и… нет, он был благодарен судьбе за неё. За каждый день, проведенный вместе с ней, - Карадок был искренне благодарен судьбе за то, что у него была такая чудесная бабушка. И, честно говоря, других родителей он никогда и не искал; не нуждался, говоря уж откровенно, но когда её не стало, когда мать с отцом зачастили в их дом, то ему невольно начало казаться, что они заполнили собой всё пространство, не оставив ни одного места для него.
Это было естественно – в глубине души, где-то очень-очень глубоко, где обида и ревностное отношение к своему личному пространству сходило на нет, Карадок понимал, что это было естественно; они должны были переместить мебель, должны были переделать комнату бабушки, должны были, конечно, должны были, приглашать своих друзей-музыкантов к себе домой и до самого утра распевать песни. Они так жили всегда. Они привыкли к такому образу жизни, и, пусть, пытались поменять что-то для своего единственного сына, всё равно получалось это как-то неумело, совсем уж неуклюже, особенно, когда сам Карадок не желал это принимать. Он мог понимать, что избежать изменений было невозможно. Он и сейчас это понимал, но, тем не менее, не желал это принимать и уж тем более мириться с этим.

Семья Бенджи всегда казалась ему чем-то похожей на сказочную, как например какое-то всеми забытое магическое существо, о существовании которой уже никто не может поручиться, - вроде и все прекрасно понимают, что есть неопровержимые факты того, что когда-то оно и впрямь было, но доказательств в настоящем не имеют. Так и Фенвики, чтоб их всех. Бенджи, ввиду того, что вырос в этой самой обстановке с самого детства, знал обо всём этом с разумных лет, и, конечно же, ничего особенного или же, тем более, волшебного в этом не видел, не мог понять чувств Карадока. Для Дирборна всё это было из разряда «должно быть, так живут нормальные семья», поэтому его нисколько не напрягала Энид, ни даже мысли о родителях Фенвика, о которых он, конечно же, был наслышан.

Ему нравилась своё детство с бабушкой, и он ни на что бы её не променял, но.
Но.

- Это так мило, ты пытаешься меня защитить от своей семьи, - Дирборн наигранно растекается в грустную улыбку, всем своим видом изображая, что его до глубины души тронула фраза Фенвика, вот только, выражение лица моментально сменяется на слегка озадаченное, когда дверь перед ними распахивается и его сразу же встречает мама Бенджи. - Здравствуйте… - Дирборн, который мысленно напоминает себе о том, что он морально уже подготовился ко всему этому, осознает, что от такого внимания к своей персоне, всё равно испытывает некое подобие неловкости. Это и правда забавно, учитывая то, что смутить Карадока всегда было той ещё задачей для окружающих, потому что он прекрасно справлялся с любой ситуацией, по-мастерски превращая всё в шутку, но, сейчас, стоя рядом с Бенджи – который, к слову, куда-то там смысля в сторону, явно кайфуя от того, что всё внимание его родителей приковано к Карадоку, - он как-то совсем уж неумело потирает рукой шею, чуть улыбаясь уголками губ, пока супруги не закончат пререкаться. – Приятно с вами познакомиться, Бенджи столько рассказывал о вас… - но кто ему дает договорить? Кажется, что его и вовсе никто не слушает, потому что миссис Фенвик называет его «красавцем», а мистер Фенвик настолько внимательно на него смотрит, что Дирборн не сразу догадывается, что тот просто оценивает его рост. Выдыхает, кашлянув в кулак, дабы не рассмеяться и тем самым не поставить себя в ещё более неловкое положение. Бенджи подает голос и оттого ему всё сложнее сдержаться, чтобы не засмеяться, - Правда? – спрашивает он мистера Фенвика, расслышав о том, что Бенджи рассказывал про него с восхищением, - На самом деле, думаю, что как раз я и заставил его напрочь отказаться от квиддича, как и Эдгара, который, к слову, никогда не проявлял особого интереса, но, даже если, они когда-то думали об этом, то вконец махнули рукой, из-за моей одержимости квиддичем, - Карадок говорит необдуманно, впрочем, свойственная для него черта, учитывая то, что он привык говорить и лишь потом думать о том, что несет. Не то чтоб он не говорил чистую правду, ведь квиддич был чем-то особенным для него ещё с тех самых пор, как он впервые узнал о нём, а потом и сам сел на метлу, когда был ещё маленьким. Но, когда ты из-за своей импульсивности и гордости, в которой с тобой мог посоперничать разве что гиппогрифф, уходишь из сборной своей мечты, то, наверное, разумнее молчать о квиддиче вообще, когда оказываешь в одном пространстве с женщиной, которая, к слову, обожает этот спорт даже больше, чем ты.

Снова кашлянув в кулак, расслышав это «воронёнок», Дирборн изо всех сил старается не пересекаться со взглядом Бенджи, потому что, в таком случае, его точно прорвет, но он точно это ему припомнит. На самом деле, при всей своей комичности этой ситуации, Карадок искренне радовался происходящему, ощущая себя на много лет младше, когда он лишь мог представить себе нечто подобное. Всё было наяву – все семейные перепалки, все комментарии, которых, обычно, родители необдуманно бросают в сторону своих детей, даже и не подозревая о том, что могут поставить его в неловкое положение. Всё это было настолько по-семейному, что Дирборн и вовсе на какое-то время забыл о том, что приехал сюда залечивать разбитое сердце, - ага, сердце. Алкоголем. И свежим воздухом. Вот.

- Уверяю, мы его отучили от этого, как только познакомились. У него была парочка выдуманных дружков, признаюсь, мы с Эдгаром даже пытались с ними поладить, но, в итоге, Бенджи решил, что ему с нами интересней, - отшучивается от, пнув плечом в плечо Фенвика, - Да нет, - расслышав слова мистера Фенвика, Карадок улыбается, - не волнуйтесь, я не из пугливых, но, обещаю запомнить эту встречу на всю жизнь, - только по другой причине, но, отцу Бенджи он, конечно, не скажет об этом.

Опускаясь на указанное место, он переглядывается со своим другом, а потом окидывает взглядом стол, думая про себя, что миссис Фенвик точно постаралась на славу, хотя и он успел проголодаться. Оказавшись напротив таких вкусностей, Дирборн невольно задумывается о том, когда в последний раз кушал нормально, учитывая, что последние пару дней он только и занимался, что заливал в себя огневиски, когда мама Бенджи как будто трансгрессирует рядом с ним, тем самым едва не заставив его поперхнуться и задает самый худший вопрос из всех, - ну, конечно же.

- Ну… - слегка запнувшись, Карадок бросает неуверенный взгляд в сторону Бенджи, как будто ища в нём хоть какой-то поддержки, а в голове пытается прикинуть, что же ему делать в таком случае. Дело в том, что он категорически не желает говорить о том, что ушел из сборной, потому что… да потому, что его не только начнут допрашивать, но и, вероятно, постараются убедить в том, что ему не следует это делать ни в коем случае. Но, вместе с тем, откровенно врать о том, что он всё ещё загонщик в Гордости Портри, как-то вообще. – Решил взять отпуск, - не то чтоб это было ложью, если так посмотреть, - Слегка вымотался. Тренировался как проклятый весь последний год и не брал ни одного выходного, - тоже правда, - так что, как-то так, - отвечает он так, как будто кочергу проглотил, не иначе.

0

22

бреннан маккливерт ждет

https://s6.gifyu.com/images/walden1c80288ba35507e9.gif

Walden Macnair
[1940, Слизерин'57, ММ, Бюро исследования и изолирования драконов, главный драконоборец, Пожиратель Смерти; —// внешность: Daniel Craig]

[indent] Мистер Макнейр - непосредственный начальник Брена, но уж слишком в малом пример для подражания.
[indent] Он жесткий до жестокости, мало что к драконам добрых чувств не испытывает - да драконоборцам и не положено, так и в целом магических существ недолюбливает. Что ж, у каждого из драконоборцев свои причины там быть, чем нелюбовь Макнейра хуже?
[indent] У Макнейра есть семья: жена и ребенок. Есть любимое хобби: каллиграфия и кружок Пожирателей Смерти. Макнейр - один из самых первых последователей Лорда.
[indent] Полезный человек: сильный маг, в чьих силах даже левитация взрослой драконьей особи, безжалостный убийца, упорный исполнитель. Мимика невыразительная, манера говорить - ленивая, он всегда точно делает одолжение своему недалекому собеседнику. Взгляд навевает мысли о мертвых рыбах.
[indent] Макнейр - приверженец четкого выполнения приказов, и сентиментальных дураков у себя в команде не держит. Не можешь убить дракона - тебе в соседний отдел, где сидят такие же слабаки и неженки. Он не стоит горой за подчиненных: каждый сам за себя, но иногда, в качестве исключения, может вытащить одного-другого из административных передряг - но только потому, что больше магических животных не любит только бюрократов.


Макнейры - еще один шотландский клан, отдаленно связанный с драконами. Приезжайте на курорты Шотландии, у нас есть пустые острова с огнедышащими зверушками!
Уолден Макнейр - дальний родственник Брена, кузен его бабушки.
После Первой Магической Войны его разжалуют в палачи. Впрочем, это место ему действительно очень подойдет.
Внешность сменяема
Появляется в нескольких постах у прямых подчиненных:

Свернутый текст

Но её одиночество не длится больше секунды — Ирма замечает, что вовсе не одна.
На неё, полураздетую, молча смотрит мужчина средних лет с короткой стрижкой и в очках. МакФасти не успевает испугаться, только натягивает повыше одеяло на грудь.
— Да больно нужно, — цедит мужчина и дёргает подбородком. — Одевайся.
— А вы... кто? — Мерлин, до чего тупой вопрос. Ирма никогда ещё не чувствовала себя так глупо и в такой опасности. Смотрит на волшебную палочку — она лежит на подушке рядом, но тянуться до неё дольше, чем того требует техника безопасности.
— Мистер Макнейр. И сегодня мы с тобой поедем оценивать пойманных драконов, — тут только Ирма замечает значок на лацкане его пальто. Ещё один драконоборец, но смотрит так, будто дракон — это она. Даже имени своего не называет.
Ирме сложно сосредоточиться, но она чувствует, что если ещё секунду проведёт в постели, она там останется навсегда. "Отвернитесь", — бурчит она неловко, но Макнейр даже глаз не прикрывает  [...].
Ещё один вопрос не даёт ей покоя, но она предпочитает сначала полностью собраться, и только потом расспрашивать драконоборца. Он выглядит невероятно самоуверенно, и Ирма не может понять, её это бесит или... успокаивает? Мужчина распространяет вокруг себя ауру властвования, молчит, но это молчание понятно до последнего слова.  [...]
Ирма молчит всё это время, пока они идут от палатки к портальной станции. Им отдают несколько ключей-порталов, и мужчина бесцеремонно хватает её руку и прикладывает к старому башмаку. [...]
— Я говорю, а ты записываешь, — впервые за это время подаёт голос драконоборец.

Ничего не остаётся, кроме как молча кивнуть, мол, я всё поняла, извините, и последовать за ним хвостиком к дракону. Блокнот в её руках слегка подрагивает, карандаш трясётся интенсивнее. Она старательно нажимает на бумагу, записывая цифры — сегодня он выполняет её работу, но, видимо, для Макнейра она слишком неквалифицированный специалист и даже с измерением дракона не справится.
Движения Макнейра точны, ни миллиметра лишнего, но слишком грубы. Конечно, дракон не почувствует, даже если его попытаться пнуть, но драконоборец вертит его как хочет, с помощью своей палочки. Обездвиживает, левитирует — Мерлин, он его левитирует... — накладывает сильное парализующее и открывает дракону пасть. Рассматривает зубы.
- Гнилые, но на месте, — безразлично диктует Макнейр, словно в маггловский диктофон, когда терпение Ирмы наконец заканчивается.

У Макнейра, даром что дальний Бренов родственник, до жути пугающий взгляд, и  Брен прилагает все усилия, чтобы его выдержать. Начальник смотрит безразлично, как мертвая рыба, и все же что-то до костей пробирает.
— Берешь на себя слишком много, МакКливерт. И работать будешь, с кем сказано. Подумай, что делаешь, и есть ли тебе куда податься. Побежишь в заповедник к МакФасти, когда мы тебя взашей выгоним?
Он так резко взмахивает палочкой, отменяя свое заклинание, что Брен едва успевает поймать падающую Ирму, охает, но все-таки выдерживает под аккомпанемент хмыканья со стороны палатки.
— Поработаешь завтра с Пейджем еще раз, и послезавтра, и каждый день, пока я не передумаю. Все ясно?
— Я и сам не собираюсь работать с МакКливертом, он стукнутый! — подает вдруг голос наконец появившийся Артур, и Брен, опуская Ирму на землю, яростно кивает в знак согласия. Макнейр усмиряет его так же — одним взглядом.
— И это, — мягко произносит он, — мне тоже малоинтересно.

И именно Макнейр встречал Ирму у палатки Брена (Ирма не боялась Макнейра в качестве драконоборца, об этом Брен знал прекрасно, но еще лучше знал, что как человек глава драконоборцев был неприятен до крайности и мог взглядом заморозить все внутренности собеседника, так что неудивительно, что Ирма МакФасти была не так быстра на ладное вранье). И, уж конечно, именно мистер Макнейр встретил их двоих у хозяйственного пункта [...].
Макнейр вздохнул так, точно увидел перед носом кучу драконьего дерьма, но с тех пор Брен ни слова не услышал от него об этом происшествии, и удивительным образом перестал встречать каждый день у входа в палатку. Это радовало: смотрите-ка, и у главного драконолога завалялось где-то чувство такта! Время было в целом удивительное: Брену вернули палочку без лишних разбирательств, и тот же приснопамятный Макнейр чудо как ловко обсудил проблему убитого без приказания дракона. Брен своими ушами слышал, как начальник пригрозил — в своем, прочем, стиле, то есть не меняя интонации, — что красочно распишет попустительство румынских коллег и отправит отчет в оба Министерства, и румынское, и британское, сразу. Брен после этого в течение получаса находил в себе силы только удивленно хмыкать, не издавая больше никаких звуков и интенсивно обдумывая какие-то свои мысли.

пример вашего поста

Конечно, Макнейр был недоволен. Бывает ли начальник Брена доволен хоть когда-то? Спорный вопрос. Так уж вышло, что он имел совершенно непостижимое свойство появляться в нужном месте в нужное время (а для того, кто, скажем, слегка проштрафился, это было обратным свойством видеть начальника в ненужном месте в ненужное время). И надо же такому случиться, что именно Макнейр буквально каждый день встречал Брена рядом с палаткой Ирмы («Мы вместе работаем, сэр» — Брен оправдывался так убедительно, что готов был аплодировать себе ежедневно, — «Иду поторапливать!», или — «Забыл отдать записи во время работы, сэр. Нет, сэр, я не думаю, что сейчас так уж поздно — все мы тут люди рабочие, какой сон»). И именно Макнейр встречал Ирму у палатки Брена (Ирма не боялась Макнейра в качестве драконоборца, об этом Брен знал прекрасно, но еще лучше знал, что как человек глава драконоборцев был неприятен до крайности и мог взглядом заморозить все внутренности собеседника, так что неудивительно, что Ирма МакФасти была не так быстра на ладное вранье). И, уж конечно, именно мистер Макнейр встретил их двоих у хозяйственного пункта, где все жители лагеря получали дополнительные одеяла, зачарованные чайники, экипировку взамен испорченной, ботинки, кружки, табуретки и новые палатки. Ирма и Брен пришли туда в несусветную рань вовсе не затем, чтобы заиметь свой чайник и обрести наконец возможность пить горячий чай с утра пораньше; каждый держал в руках свернутую палатку, чтобы поменять две на одну. но побольше. А утро было таким ранним только и исключительно потому, что Брен в очередной раз свалился с узкой кровати и расшиб затылок о будильник Ирмы. Да и сон их если можно было с полной уверенностью назвать счастливым, то с такой же полной уверенностью нельзя было назвать здоровым. Каждый день кто-то де потирал затекшую шею, или руку, или поясницу, и момент истины настал довольно быстро.
Макнейр вздохнул так, точно увидел перед носом кучу драконьего дерьма, но с тех пор Брен ни слова не услышал от него об этом происшествии, и удивительным образом перестал встречать каждый день у входа в палатку. Это радовало: смотрите-ка, и у главного драконолога завалялось где-то чувство такта! Время было в целом удивительное: Брену вернули палочку без лишних разбирательств, и тот же приснопамятный Макнейр чудо как ловко обсудил проблему убитого без приказания дракона. Брен своими ушами слышал, как начальник пригрозил — в своем, прочем, стиле, то есть не меняя интонации, — что красочно распишет попустительство румынских коллег и отправит отчет в оба Министерства, и румынское, и британское, сразу. Брен после этого в течение получаса находил в себе силы только удивленно хмыкать, не издавая больше никаких звуков и интенсивно обдумывая какие-то свои мысли.
Румынский лагерь стал для него одним сплошным отпуском, и, хотя Брен и предпочел бы впредь видеть в своих отпусках поменьше драконов, он не мог бы пожелать видеть еще больше Ирмы — они были вместе все время, и это было настолько прекрасно, что Брен приобрел плохую привычку петь по утрам. Сегодня перед заданием он тоже исполнил что-то в том роде, что кто встал ранним утром — тот молодец, бодро положив все это на мотив последнего, услышанного еще в Лондоне хита своей школьной знакомой Селестины Уорлок. Но в лесу по профессиональной привычке примолк: издавать звуки было чревато, и Ирму понемногу одергивал, чтобы не возмущалась колючкам так громко. Еще чуть громче, и возмущаться придется тому, что нас съест очередной незарегистрированный дракон,  — размышляет Брен и вдруг обрывает и себя. Это звуки не огромного зверя, тут кое-кто помельче. Брен молча вскидывает палочку, произнося про себя заклинание. Любое неверное движение и неосторожный звук будет стоить им стычки, и довольно грязной, насколько он может судить. Он знает, что Ирма готова броситься в бой, многозначительно делает большие глаза, пока стоит у соседнего с ней дерева. Есть браконьеры, которые находят умерших или умирающих драконов и ждут в кустах, чтобы спокойно вырезать то, что идет на продажу, позже. Должно быть, чем-то таким занимается его брат Кейрон, раз он так известен в самых паршивых скупках темных артефактов и запрещенных ингредиентов. Да, есть такие, и их преступление не по его части. Брен с силой сжимает челюсти, не переставая держать на прицеле тех, кто копошится перед ними, и коротко оглядывается на Ирму, всей душой желая, чтобы она тут сейчас не была и не видела того, что видит. Есть те, кто разрубает драконьи яйца, бессовестные моральные уроды, и они сейчас орудовали на поляне среди обширной кладки. Это уже за гранью.
Заклинания, сперва летящие только от них — Брен кидает спокойно, отрывисто, Ирма устраивает для браконьеров бешеную пляску, — очень скоро перекрещиваются: заметили.
Экспеллиармус! Флиппендо! — велит он, на каждое разоружающее успевая крикнуть Протего. И они, и противники перемещаются, как будто исполняют фигуры танца: вперед, влево, поворот, шаг назад. Брен теряет Ирму из виду, велит себе не паниковать и, отвлекшись на долю секунды, едва успевает отскочить от синего луча, который летит в него. Свирепеет — то ли от того, что браконьеры не сдаются, трусливо повесив хвосты, то ли от того, что не дают ему времени позаботиться об Ирме, — и следующую серию заклинаний выдает с завязывающей язык узлом быстротой. Конфундус летит в одного из Бреновых противников, еще один — в тощего придурка, который заклинания мечет в Ирму из-за спины приятеля. Скажите, какой стыдливый! Брен крутится, как волчок — потерял из виду своего недобитка, кидает заклинания во все окрестные деревья, и пропускает, как дурак, брошенное в его сторону Редукто. Отлетает в сторону, падает мешком, пытается подняться и рычит от злости и разрывающей ногу боли. В голове — страшный звон, а картинка размазана, и Брен пытается покрутиться, чтобы услышать, что происходит, но не слышит ничерта. Волна тошноты накатывает внезапно и без предупреждения, и потом Брен бесславно отключается. Ерунда это все, что говорят про вихрь мыслей перед тем, как ты теряешь сознание: он даже об Ирме не успевает подумать.

0

23

юджиния дженкинс ждет
we'll never get free
lamb to the slaughter
What you gon' do When there's
blood in the water?

https://i.imgur.com/k40Z7gu.gif https://i.imgur.com/I0djorp.gif

devlin whitehorn
[1945, hg house'64, nimbus racing broom company, ministry of magic; —// harry lloyd]

я могу начать с самого начала, но так не интересно, да и ты не такой эту жизнь задумывал, совсем не предполагал, что в одно мгновение все может измениться_сломаться_в пепел превратиться. тебе четырнадцать, и ты в квиддич влюбляешься. а потом, в 1967 году (спустя три года после выпуска из Хогвартса), основываешь свою компанию по производству знаменитых нимбусов. до этого ты работаешь в министерстве магии в отделе магического транспорта, я за тебя несколько раз поручаюсь, потому что мы с тобой - всегда друг за друга. / / я на твоей свадьбе - твой лучший друг, а ты меня никогда в одиночестве не оставишь, в этом я точно уверена.

у тебя дела идут в гору, с женой воспитываете двух сыновей, а я министром магии становлюсь и нет больше времени на дружеские вечера и ужины. потом и вовсе развожусь, и вам приходится выбирать, с кем отношения поддерживать. однажды ты домой возвращаешься, и никого не находишь; только пресловутая записка на столе кухонном лежит:
"исправь чужую ошибку, я верну тебе семью"

мы с тобой понимаем, что проблема в том, что я игнорирую угрозы пожирателей смерти, а ты - мой знаменитый друг, через тебя недоброжелатели пытаются подобраться ко власти. и ты принимаешь волевое решение не поддаваться уговорам шантажистов, самостоятельно поисками начинаешь заниматься, поддержкой друзей ( а у тебя их много ) заручаешься и веришь в справедливость.

проходит шесть лет, ты хоронишь и жену, и сыновей, все чаще начиная сомневаться в системе, в войне, которая вокруг разворачивается. я чувствую себя ответственной за тебя, и ты позволяешь мне тебе помочь - я тебя приглашаю к себе в предвыборный штаб. в марте 1980 года мне в квартиру подбрасывают драконье яйцо, как потом ты поймешь, завернутое в свитер твоей жены.

девлин, понимаешь, что это значит?


- если кратко, мне нужен друг, в идеи которого я верю без тени сомнения (пусть даже бизнес с метлами, дев, хочешь? делай, я тебя поддержу). в ответ ты меня никогда не подставляешь и никогда_не_подставишь. мне нужны люди, которые с юджинией будут до конца, каким бы этот конец ни был. похищение семьи на твое усмотрение (можешь, потерять брата или родителей, я не против), так же как их возвращение - если хочешь в стекло упасть, можем их убить. единственное, что мне очень хочется такую дружбу, в которой нет места обвинениям "это ты виновата", в этой истории я хочу юджинию заставить раскаяться и взять на свои плечи вину, а ты этого не допустишь и покажешь ей, что виновата не она, а продажная система - пожиратели или орденовцы. кстати, может, именно кто-то из них и причастен к похищению, мы можем придумать виновника непосредственно в диалоге, думаю, кто-то из игроков согласится;

- внешность давай оставим. гарри прекрасен в новом дивном мире, эти переживания, эти эмоции - то, что нужно для девлина;

- девлин - это каноничный персонаж, но мы можем все поменять, если хочешь. я тебя упоминать нигде не буду, чтобы, если что, мы могли обо всем договориться и все отыграть так, как тебе и твоей истории удобнее;

- цифры меня не волнуют, пиши так, как тебе хочется; первое или третье лицо, выделяй текст или н/е/т - на твое усмотрение, я под тебя подстроюсь. сама пишу в среднем 6к, в зависимости от со-игроков, спидпостингом очень редко заболеваю, так что пинать с эпизодами не буду;

- приходи, вливайся, всегда готова все обсудить, помочь с игрой и не оставить без графики;
очень жду ♥

пример вашего поста

[indent]  [indent] Юджинии должно быть больно_стыдно_жалко, но ни одной из этих эмоций она не испытывает, когда Эмма пытается свою обиду подобным образом выразить. У нее, наверное, слишком толстая кожа, броня, за столько лет выработанная, залатанная и заклинаниями укрепленная, поэтому слова уже не колют, разве что помогают лучше считать ситуацию. Дженкинс к юной Вэнити всегда испытывает что-то вроде симпатии, заботы, наверное, той, что не может в свое время дать собственной дочери, потому что кажется вполне незаслуженным подобное проявление эмоций. Нет, она не монстр, не социопат, Юджиния просто знает, что Имоджен сильнее этого и справится без ее объятий или длинных разговоров перед сном. Эмма же для нее была и есть ребенком чужих родителей, а когда ты смотришь со стороны, то подмечаешь то, что в себе не заметишь, оттого ее руки теплы и сама она к девочке намного добрее, чем к тем, с кем работает или проводит вечера.
Именно поэтому Юджиния не реагирует на колкости о гончих и о правдивости ситуации, потому что из раза в раз всех учит одному: нельзя делать выводы, основываясь на пересказах. Этого хватает в суде, в работе отдела, за семейным столом. Нужно научиться выражать собственное мнение, самостоятельно определять отношение к той или иной истории, чтобы потом не поплатиться за доверие к тем, чьи решение могут быть неправильно интерпретированы.
[indent]  [indent] Эмма переживает боль, она страдает и пытается справиться с эмоциями, с которыми не учат уживаться. Юджинии жизнь всегда казалась чересчур надуманной, слишком драматичной, потому что с детства всех учат лишь одному - все, что ни делается, все к лучшему. Но никто не предупреждает, что с каждым разом будет больнее. Кто-то продолжает верить в лучшее, кто-то ломается под обстоятельствами после первой же неудачи; а в Вэнити она видит стержень, который пытается поддерживать своим вниманием. Шивон - хорошая женщина, Юджиния ее уважает и в какой-то степени даже ценит, потому что у нее золотые руки и доброе сердце. Только когда всю себя отдаешь на работе, на пациентов разменивая последствие капли сострадания, то что от тебя остается дома, когда рабочие часы сменяются отдыхом? Дженкинс знает об этом не понаслышке, поэтому  подругу лишь одергивает время от времени (как и она ее) и пытается восполнить то, что Вэнити не додает своим детям.
[indent]  [indent] Новость о том, что Эмма вновь была в квартире Дарры Юджинию не удивляет. Нет, даже не так. Она ее удивляет, потому что казалось, что убийство // происшествие // несчастный случай остается фактом, с которым семейство Вэнити решает смириться. Дженкинс стоит извиниться, потому что со всеми проблемами внутри кабинета Министра и залов Визенгамота она забывает о главном: о людях. О тех, о ком должна заботиться, о тех, за кем должна наблюдать. Видя Эмму в подобном состоянии, Юджиния неловко задумывается и об Имоджен, которая… где? Она понятия не имеет. Мысль эта пугает, дрожью проходит по плечам, и Дженкинс пытается взять себя в руки, обращая внимание на аврора, который начинает эмоционально реагировать на слова «заключенной». Наверное, вчера_сегодня был сложный день, раз он наставляет артефакт на девушку, при этом обезоруженную и скованную в зачарованной от побега клетке.
[indent]  [indent] Но Юджиния им не мешает.
Юджиния не говорит и слова. Не останавливает Льюиса, не останавливает Эмму.
Она все так же сидит на ее постели, разглядывая баталию, происходящую перед ней молча, потому что добавить ей нечего.
Но, наверное, главная во всем этом причина, что она верит. Верит и знает, что Вэнити самостоятельно справится. Дженкинс не любит подтверждать стереотипы о волшебницах: леди могут за себя постоять, будь в их ладони палочка или кисть для рисования. Поэтому когда аврор на запястьях Эммы щелчком застёгивает наручники, наверняка зачарованные и успокаивающие, Юджиния пожимает плечами, отворачиваясь.
[indent]  [indent] — И правда увлекательная история, — начинает она, когда Льюис выходит из камеры, но не отходит от решетки, будучи на стороже. В этом нет необходимости, но Вэнити его раззадоривает, что теперь в его поведении и проявляется.
— Я не буду тебе врать, успокаивать и пытаться исправить то, что одними словами не залечишь, но попытаюсь быть с тобой честной, — этого Дженкинс далеко не всем может обещать, оттого своим словам придает чуть больше значения, чем требуется.
— Меня не волнует то, что ты пришла к Дарре, хотела что-то найти или просто отдохнуть от постоянного внимания со стороны. Меня не волнует, что тебя задержали за сопротивление, было оно или нет - тоже меня не особо интересует. Что мне непонятно, так это, почему ты проснулась в перевернутой вверх дном квартире окровавленная? — Юджиния ловит взгляд Эммы, не отпускает его, вставая с постели и подходя к ней. Наверное, она не то чтобы нежный человек. Хотя когда-то она и обнимала, и целовала, и горевала, пропуская сквозь себя эмоции всех, с кем как бы то ни было пересекалась. Это Дженкинс ошибочно считала эмпатией, возможностью понимать людей рядом с собой. Только потом, спустя года, она научилась различать сострадание от попытки почувствовать себя хорошо за счет горделивой мысли «я_умею_слушать». Лицемерие - это неосознанная привычка, практически каждый второй в той или иной степени врет себе и своим близким, говорит, что любит, а на деле лишь любит саму идею быть влюбленным.
Юджиния берет с себя обещание не говорить того, что от нее хотят услышать, и не произносить то, что хотят услышать. Поэтому и любит она теперь по-своему, так, как считает нужным, искренне, молча и сильно. Любит не за то чувство свободы и влечения, а за тепло и за тревогу, которые испытывает при мысли о тех, кем дорожит. Объяснить словами ей это трудно, да и она не пытается, потому что считает, что действия громче слов. Поэтому берет ладони Эммы в свои, сжимает чуть крепче, заставляя ее посмотреть на нее // действительно посмотреть, а не сделать вид.
[indent]  [indent] — Меня волнует, почему ты была ранена, кто тебя ранил и как это получилось, — говорит тише, заставляя_моля ее услышать.
— Твои родители сами разберутся с воспитанием, с последствиями этого поступка, а я хочу понять, кто тебе оставил те увечья, почему ты потеряла сознание и почему не скрылась с квартиры сразу же, когда появилась какая-либо опасность, — о последнем Юджиния догадывается. Тяжело оставаться в стороне, когда близким угрожает опасность, еще тяжелее уходить от риска, когда есть возможность добиться справедливость. Или же себя до конца сломить, чтобы больше не нуждаться в ней.
Дженкинс подозревает, что Вэнити двигало именно саморазрушение, но она не сможет ей помочь, если та не откроется, если та не доверится.
[indent]  [indent] — Ты думаешь, я не понимаю, что все это тебя не остановит? Ты знаешь, что или родители, или я тебя отсюда вытащим. Если ты захочешь продолжить себя уничтожать, тебе никто не сможет помешать. Я знаю тебя, Эмма, хотя пусть тебе, может, и кажется, что никто тебя не понимает, — Юджиния надеется, что она ее вниманием завладевает, оттого становится смелее и словами воздух разрезает без лишних на то переживаний.
[indent]  [indent] — Я не знаю боли потери брата, но знаю, как тяжело быть одной. Одной в окружении толпы, — сжимает ее пальцы сильнее, наверное, даже чересчур сильно, — меня не волнует, что ты решишь делать с жизнью дальше, потому что это твоя жизнь, и я приму любое твое решение будь то пожиратели смерти или орден феникса. Все, что сейчас меня волнует, почему_ты_не_ушла? Кого ты там увидела? — мысль, казалось бы, не очень важная, но именно с нее и нужно начать и ею же продолжить. Если Эмма оказалась в квартире Дарры, то она там была не одна: кто устроит погром в одиночестве? Существует шанс, что псих на такое способен, но Вэнити еще в своем уме. У нее увечья от сопротивления и вряд ли только из-за задержания. В квартире был кто-то, кто может помочь / сдвинуть с места расследование.
Юджиния это понимает, и она надеется, что и Эмма поймет.
[indent]  [indent] — Если ты хочешь таким образом пережить боль, то это поможет лишь ненадолго. По-настоящему попытаться жить дальше получится только, если ты разберешься с тем, что тебя мучает, — говорит еще тише, уводя Вэнити обратно к постели, усаживая ее на нее, а сама садится напротив на корточки, на коленях ее руки укладывая.
[indent]  [indent] — Что тебя мучает? Кто тебя мучает? — задает вопрос, наверное, наиболее важный во всем произошедшем. У Дженкинс не так много времени на подобные разговоры, но если бы что-то произошло с ее дочерью, то Эмма обязательно бы Имоджен помогла. Потому что они семья, может, не по крови, но по духу. Может, не такая громкая, но все-таки крепкая. Юджиния знает, что в мире нет ничего постоянного, кроме самого простого — любви к ближнему. Даже после десятков лет унижений или страданий можно продолжать любить человека искренне, извращено, себе на поражение, но все-таки любить. Дженкинс не хочет, чтобы Вэнити это чувствовала, поэтому давит на нее здесь и сейчас, в тюрьме, в клетке, в которую ее же демоны ее и заковали.

0

24

патриция селвин ждет
blishwick family;

у них в роду открыто первооткрыватели, за это их в Англии, Франции и Италии сначала считают чудаками, а потом первыми предателями крови; у них большой счет в банке, несколько замков по всей Европе и множество связей, которые рано или поздно, но помогают избежать возникших проблем.
быть другом блишвиков - это быть другом мира; пацифисты и контрабандисты, возможно, мафиози, что с них возьмешь.

https://i.imgur.com/S5KfWiY.gif
jay & gloria blishwick
[1915 / 1940, факультеты на выбор, blishwick enterprise, министерство магии; —// Ed O'Neill & Sofia Vergara]

это его второй брак, а ее - четвертый. он владеет компанией, которую построил с нуля, занимается созданием и распространением легальных артефактов на территории Европы и Северной Америки. она заведует благотворительным фондом, занимающимся помощью пострадавшим от войны и обездоленным беженцам. их зовут "спасителями", а они игнорируют всякие титулы, друг друга во всем поддерживая, не смотря на разницу в возрасте и навязанный ее мексиканскими родителями брак. он верит в справедливость, она - в него, и они ни за что не останутся в стороне, когда Митчелла укусит оборотень, а Мэнни решит податься к пожирателям смерти.

https://i.imgur.com/5AONnPW.gif
claire & phil finnigan
[1934, факультеты на выбор, министерство магии; —// Julie Bowen & Ty Burrell]

они женятся по любви / по залету; отец Клэр Фила не одобряет, но смиряется, потому что только Фил может разрядить обстановку в семье и при этом никому не причинить вреда. Клэр страдает ОКР, ей нравится быть у руля, и она работает заместителем отца в их семейной компании. Фил же занимается риелторским бизнесом и случайным образом обнаруживает штаб ордена феникса в одном из домов, который находит для продажи.

https://i.imgur.com/biXhb7E.gif
mitch & cam mckinnon
[1937, факультеты на выбор, министерство магии; —// Jesse Tyler Ferguson & Eric Stonestreet]

нет повести печальнее на свете, чем повесть о Митчелл и Кэме. Митчелл - адвокат Визенгамота, Кэм - тренер Сборной Англии по квиддичу. они - первая лгбт пара, которая из-за своих открытых отношений и усыновлении ребенка (!) оказываются на грани увольнения. тогда блишвика кусает оборотень, а маккиннон с командой прорывается к победе. что им делать - непонятно, но во всяком случае семья их не оставит.

https://i.imgur.com/Y2YEfHE.gif
hailey blishwick
[1951, факультет на выбор, министерство магии; —// Sarah Hyland]

мы с тобой учились вместе; ты с детства была оторвой: ни одна вечеринка в Хогвартсе не проходила без тебя. после окончания школы ты подрабатывала в семейном благотворительном фонде, устраивала балы и всякое такое прочее, а потом, повторяя судьбу матери, залетела от старого бойфренда, за которого пришлось выйти замуж. а потом я пропала, а потом ты родила, а теперь нам нужно разобраться со всем.

https://i.imgur.com/yn7eqb1.gif
alex blishwick
[1953, факультет на выбор, министерство магии; —// Ariel Winter]

тебе пророчили пост министра магии, и ты, в принципе, к нему и стремишься. сейчас работаешь в штабе юджинии дженкинс, орден феникса не переносишь, пожирателей смерти презираешь, завидуешь старшей сестре и никак не можешь найти свое место под солнцем. надеюсь, ты не вступишь в культ предсказателей, а то спасать тебя еще и оттуда нуемае. хотя уверена, что ты нападешь на след ордена феникса быстрее, чем авроры.

https://i.imgur.com/ZVq1fjg.gif
luke blishwick
[1959, факультет на выбор, орден феникса; —// Nolan Gould]

тебе уже давно не десять, но все почему-то продолжают в тебе видеть младшего внука/сына. ты вступаешь в орден феникса, чтобы бороться с несправедливостью, а на деле - чтобы что-то из себя слепить. ты не особо хорош в учебе, да и не то чтобы популярен, однако, ты парень добрый, и я, наверное, когда находилась под протекцией ордена тебя среди остальных увидела. а теперь перед нами проблема, как из этого-то выпутаться.

https://i.imgur.com/ezU54AZ.gif
manny delgato
[1959, факультет на выбор, пожиратели смерти; —// Rico Rodriguez]

ты - ровесник люка, а еще ты его дядя. тяжело, конечно, в тени блишвиков находиться, но у тебя сердце доброе, а желание выделиться всякую искренность отравляет. поэтому, когда ты узнаешь, что люк становится орденовцем, ты находишь свои выходы (наверняка через родного отца) к пожирателям смерти. станешь шпионом? разрушишь то, ради чего тебя мать из испании увозила в младенчестве? вернешься к корням, горячим, мафиозным?

https://i.imgur.com/VcmHDYN.gif
lily blishwick-mckinnon
[1960, факультет на выбор, мм; —// Aubrey Anderson-Emmons]

тебя удочеряют два папы из Англии, и ты понятия не имеешь, почему важна чистая кровь, как так получается, что ты выделяешь среди остальных. еще больше ты не понимаешь, как можно так сильно любить приемную семью. ради отца, которого кусает оборотень, ты вступаешь в орден феникса, чтобы понять, чья сторона тебе ближе (оборотней ведь в обществе не особо любят, и ты это исправишь). ну, и плюс, что-то мне подсказывает, что ты там в кого-то влюбилась.


// осознаю, что такой каст мало, кого заинтересует, но заявочка на три поколения, берите, разбирайте, всех забирайте
// я бы на вашем месте оставила внешности и характеры (если смотрели modern family, откуда весь костяк и взят, то вообще супер)
// хочу целый род, который вне войны, но рядом, всегда на стороже
// со всеми обеспечу игру, не оставлю, одену, обую и всячески поддержу
// биографию можно_нужно менять под себя, все обсудим, приходи!

пример вашего поста

Иллюзий по поводу своего возвращения Патриция не строила, поэтому не обижается, когда на себе ловит недоверчивые и чаще порицающие взгляды, находясь в окружении братьев и родителей. Мама руки заламывает за спину, потому что отец просит ее не мешать воспитанию, а Селвин молчит в ответ, ибо спорить сил нет и, если честно, права тоже нет. Она больше недели проводит взаперти: выходить из дома не спешит, боясь, что за ней следят; Нейт настаивает на разговоре, но Патриция не уверена, что сможет ответить на вопросы и объяснить. Ответов на «почему» у нее все так же нет, а те, которые заготовлены, никого не устраивают, потому что не видят логики в «это было правильно».
Патриция себя ищет и находит там, откуда сбегает год назад. Стены согревают, уютом веют, пусть и дом больше не является ее_родным, но все-таки воспоминания играют свою роль. Она не уверена, что почувствовала бы такое же спокойствие, если бы вернулась домой, ибо сталкиваться с незавершенным разговором все еще не готова: Нейт о ребенке не знает, недоверчивые взгляды на нее бросает, и Пэт голову опускает // заслужила.
Но судьба, кажется, над ней издевается, потому что Патриция вновь становится свидетелем разговора, которого услышать не должна была. Братья, по началу от нее отстраненные, спустя неделю стали забывать закрывать двери: Селвин, по дому передвигающаяся от скуки, у одной из комнат останавливается, когда «Хартли» разрезает шепотом звенящую тишину.
Наверное, ей стоило уйти, отвернуться и не наступать на те же грабли, но у Трэвиса голос взбудораженный, а Теодор молчит, что ничего хорошего не означает. Патриция стоит у двери некоторое время, пока не осознает, во что они снова ввязались, пока одно с другим не сопоставляет и не понимает, что эту ошибку исправить будет не так-то просто.
— Веритасерум, Трэв, верита-блядь-серум, — Тео зол, он бьет ладонью, кажется, по столу, а Пэт вздрагивает и, едва шаркая тапками, скрывается в своей комнате.
Паника накрывает собой лишь на несколько часов, пока Селвин судорожно выписывает все плюсы и минусы на пергаменте, пытается понять, что произойдет с их семьей, с ними, если вдруг до Ордена Феникса дойдет, что арестованный Кассиус Трэверс — не тот, кого Патриция все это время защищала. Альбус знает, он не так глуп, да и остальные подозревают ее родственников — это вполне логично, что братьев и родителей в первый же вечер возвращения из себя выводит. Селвин судорожно по комнате ходит, из угла в угол шагами ее меряя, а когда слышит разговоры в коридоре, замирает на кровати, молясь, чтобы никто к ней не зашел.
Она не_готова, Медоуз была права, конечно, была права: дрожь вновь бьет по рукам, и девушка их между собой переплетает, успокаивая.
С планом Патриция определяется не сразу, боясь, что очередное неповиновение указаниям старших для нее обернется или крупным скандалом, или последним наказанием. Она все газеты за предыдущие дни внимательно читает, надеясь успеть бурю предотвратить вовремя, но достаточно быстро догадывается, что у Тео все схвачено. Трэвис поступает умно, приходя к министру и уводя от себя подозрения таким образом, но Патриция знает, что Кассиус сомневается, как и Кадмус, как и (она надеялась) Нейтан будет сомневаться. У него слишком много информации на них всех, одна капля сыворотки правды, и все Паркинсоны, Селвины, Трэверсы попадут в Азкабан за многочисленные преступления, возможно, даже ими не совершенные.
С утра она отказывается от завтрака, но одумывается, решая не игнорировать остальных. За столом спрашивает, как у всех дела, в ответ получает что-то похожее на мычание @ все больше в своем плане укрепляется — Патриция искупит свои грехи.
В комнате все бумаги сжигает, потому что не может скомпрометировать Непреложный обет, данный Альбусу, долго раздумывает о том, как пробраться в Аврорат. Если обратится к Алисе или Доркас, то они сразу же ее поймают и вернут туда, откуда так упрямо бежала, а может и того хуже. Пэт может по пальцам пересчитать тех, в чьей причастности к Ордену уверена, что ее задачу не упрощает.
В Атриум Селвин из камина выходит ближе к семи вечера, ведомая тишиной в новостях, обходит Министерство с другой стороны и пользуется входом для авроров.
— Гиббинс, — здоровается с парнем, о котором постоянно слышит на собраниях Ордена Феникса, но знает, что он отказывается к нему присоединяться. Он спрашивает, что она тут делает, и Патриция врет — нагло врет, — что пришла встретиться с Фрэнком. Аврору этого достаточно: очевидно, оборотное зелье сработало, а спрятанные волосы Алисы ни с чьими другим не перепутались. Селвин проходит в тускло освещенный коридор, некоторое время идет прямо, а потом сворачивает в уборную.
Дверь на замок закрывает дрожащими пальцами, в зеркало себя оглядывает, удостоверяясь, что зелье все еще работает, и взволнованно поглядывает на наручные часы. Патриция остается в туалете несколько часов, пока не слышит громкие голоса в коридоре: за дверью отчетливое «камеру, живо», голосом Марлин произнесенное, узнает и губы поджимает — его привели.
Селвин давно не виделась со старшим Трэверсом: когда она проводила каникулы дома у Кадмуса, молила о расторжение помолвки, то он своего племянника_ее поддерживал, оттого никаких негативных чувств к нему Патриция не испытывает. Наверное, из-за этого топчется на месте, не зная, стоит ли, нужно ли, способна ли.
Но сидит в туалете еще несколько часов, пока стрелка часов не останавливается на двух часах ночи. В отражении зеркала Пэт уже видит саму себя, волосы приглаживает, пытается уговорить себя, что поступает п р а в и л ь н о.
В коридоре ей никто не встречается: а когда она доходит до тюрьм, расположенных на этаже ниже, то останавливается у поворота. Глупо полагать, что Кассиуса оставили без охраны, и Селвин из сумки достает стеклянный пузырек. Она в зельеварении не то чтобы плоха, но крадет у Вильмы из запасов усыпляющий порошок, смешивая его со взрывающим снадобьем; прицелившись, склянку бросает в стену над головой охранника, и тот на звук реагирует, тут же вскакивая на ноги. Но зелье уже подействовало (Патриция успевает нос прикрыть влажным платком), и он по стене медленно скатывается:
пятнадцать минут.
Она осторожно идет вперед, через тело переступая и заставляя себя не оглядываться, спешит вперед. В первой же камере замечает человека, прислонённого к стене.
— Патриция?
Она на мгновение на месте замирает, а потом делает шаг вперед: будет ли магия работать в тюрьме, сможет ли Селвин воспользоваться заклинанием, чтобы лишить жизни того, кто угрожает всей ее семье, всему тому, что она столько лет пыталась из темноты вытащить? В его глазах она замечает удивление, неловко пальцами обхватывает прутья клетки, но не чувствует никакой магической защиты.
— Здравствуйте, — знает ли он, что Пэт не было с Нейтом около года, знает ли он, кто его сдал, знает ли он, что стал пешкой в своей же игре? Селвин его жалко: она улыбается_грустно, пальцами до его руки дотягивается, осторожно сжимая.
Она должна.
   Она обязана.
     Ради семьи, ради себя.
Патриция никогда не была эгоисткой: так получилось, что с детства она или в тени старших братьев, или за спинами Кадмуса с Натаниэлем. Она всегда чувствововала_вует себя в безопасности, оттого с проблемами-то и не сталкивалась никогда. Все началось с правды, услышанной случайно, закрутилось, завертелось, когда в муже разочаровалась, когда на его руках видела лишь кровь, а своего лицемерия не замечала: ты не такой, Нейт, — твердила она ему в тот вечер, когда он от нее пытался отстраниться, а она молила о понимании. Но как он ее понять мог, если она сама себя до сих пор не понимает?
— Прости, — просит прощения, руку из клетки убирая, а в другой ладони зажимает волшебную палочку.
Патриция Паркинсон когда-то мечтала о большой семье, о счастливых вечерах в объятиях мужа, звала себя не_такой, в Натаниэле души не чаяла, за Кадмуса была готова любого на части разорвать. Но все это лишь на словах, в фантазиях, в иллюзиях, в которые она верить могла потому, что все это время была от настоящего мира убережена ложью_во_благо.
Теперь же она смотрит в глаза, полные непонимания, сочувствует, но вины не ощущает. Очерствела ли, возможно, просто поняла, что важно. Важно быть собой, Патрицией Селвин, женой, сестрой, дочерью. Она должна уберечь свою семью, пусть ей и потребовалось три мучительных года разобраться в своих причинах, но теперь Пэт не отступится.
— Авада Кедавра, — слетает уверенным шепотом с ее губ, а из волшебной палочки лишь пара зеленых искр появляются. Она мешкается, взволнованно пытается еще пару раз заклинание вызвать, пока не понимает, что на тюрьмы все-таки наложена защита. Патриция старается на Кассиуса взгляда не поднимать, в сумке роется, палочку туда бросая и доставая следом кинжал.

0

25

алкмена дерст ждет

https://i.imgur.com/BrN8vPT.gif https://i.imgur.com/feeDYKO.gif

thomas & philippa durst
[49/55, всё на выбор; —// внешность: robert pattinson & imogen poots]

томми:
он смотрит на младших сестёр и смеётся — ну за что ему такое наказание? — он хмурится, но всегда не всерьёз, пытаясь играть в того самого старшего_брата, которого все хотят от него увидеть. но томми никогда не был таким, как нужно; на его плечах куча ожиданий — старший из дёрстов, единственный хранитель семейной истории и фамилии, он должен быть первым и лучшим во всём — староста, отличник, передовик производства. мать хотела от него прелестных голубоглазых внуков, отец — карьеры в министерстве, сёстры — защиты и поддержки / а чего хотел сам томми? — он никогда не говорил. он никогда не был ни с кем из семьи до конца откровенен. понуро опуская голову, он плёлся, куда ему скажут — за значком старосты, на стажировку в министерство, на свидание с очередной дочерью_маминой_подруги. когда уже томми не выдержит?

пиппа:
поппи всегда была самой сознательной из всех сестёр дёрст, даже не смотря на то что не самой старшей — эффект среднего ребёнка — она хорошо училась, слушалась маму и всегда доедала тушёные овощи. поппи всегда была старательной девочкой, только старания едва ли окупались. она хотела быть первой, но всегда приходила второй. она хотела быть лучшей, но всегда уступала кому-то. она играла в квиддич и была одной из лучших на своём факультете — но лишь «одной из» — её это мало устраивало. поппи всегда пыталась всех строить, уже с детства будучи самой серьёзной / поппи — тоненький [единственный] голос разума в семье. она нутром чувствует подвох и знает, как уберечь всех от беды — она вечно пытается всех спасти. но хватит ли её на повзрослевших сестёр и брата?

томми и мена:
у этих двоих всегда был особый контакт: небольшая разница в возрасте, смежные комнаты с одной ванной на двоих, у обоих в голове — вечный ветер. в детстве прыгали от лютой ненависти с драками и поджогами волос/любимых книг до невыносимой любви с общими подлянками, заговорами и секретным языком. у томми и мены много общего — они оба не знают чего хотят, а поэтому довольно долго поступают, как сказано. правда, обоих надолго не хватит. мена всегда рассказывала свои секреты томми, а он ей — свои; он никогда не был для неё тем старшим братом, которого каждая маленькая девочка хочет видеть — он не защищал её от хулиганов и не водил за руку по запутанным коридорам хога — он обычно в сторонке стоял и посмеивался, мог пустить по школе слушок о скудной на ум младшей сестрице или подмешать в тыквенный сок кислющего зелья, но, тем не менее, он всегда был рядом и, взлохматив непослушные волосы сестрицы, говорил: «ну чо ты, менни, губы надула, не обижайся, я же любя» — алкмена знала, он и правда любя.
[indent] когда мена сбежала в голландию — томми был единственным, с кем она поддерживала связь, но, тем не менее, он злился на неё сильнее всех.

пиппа и мена:
им всегда было трудно найти контакт — слишком разные; мена, переняв модель поведения томми, над младшей вечно подшучивала, подначивала ту, в шутках своих, зачастую, не зная границ. и, если в случае с томме всем было понятно, что он из любви, у мены это донести не получалось — поэтому поппи долго время в детстве думала, что никакой любви сестринской у них нет. а, может, это и правда. они, когда выросли, так и не поладили — пошли путями слишком разными, выросли едва ли не противоположными. поппи, когда мена чудила, пыталась ту воспитывать и учить, что так поступать нельзя — мена всегда лишь глаза закатывала и рявкала, чтобы та отстала; а поппи, что, больше всех надо? — она вскоре эти попытки оставила. к тому же, у неё всегда лучше выстраивались отношения с младшенькой дёрст — клио.
[indent] поппи была единственной, кто нихуя не удивился побегу алкмены.

семейство дёрст:
они частично берут своё начало из соединённых штатов [по линии матери], они не многовековой древний род, всего пару поколений назад в древе встречались и магглы. они никогда не поддерживали идеи о чистой крови и не вертели нос от магглорождённых или сквибов; дёрсты — вполне прогрессивных ребята. в их доме царила вполне обычная атмосфера большой семьи — не слишком дружной, но и не слишком дистанцированной, у них были и конфликты поколений и драки между сиблингами, у них была делёжка территории и война за время в ванной, у них были игры в квиддич на заднем дворе и какао перед сном — у них было вполне счастливое детство, поэтому, когда смотришь на то, какими они выросли — возникает масса вопросов. они все: от томми до клио очень разные, но им как-то не_удаётся уживаться друг с другом.
их отец пять лет назад был убит, его смерть связана со статусом крови и каждый в семье дёрст в этом уверен.
их младшенькая — клио — является членом оф и придерживается довольно радикальных взглядов.


так-с, я попыталась, но попытка в адекватные зарисовки безнадёжно проёбана. я хотела обрисовать семью, которая прошла через многое и которой ещё пожрать стекла только предстоит — планирую смерть клио, просто здравствуй просто как дела. вы можете подредактировать ребят на своё усмотрение: внешности, имена, характер, можете что хотите добавить или, наоборот, убрать — как угодно. я описала период, когда ещё всё было хорошо — в настоящем предлагаю пустить жизнь по пизде  https://i.imgur.com/HYus2bj.png 
я буду счастлива, если кто-то из вас придёт  https://i.imgur.com/iMwTGG1.gif
одену, обую вот это вот всё. любить буду, ебанёсся.

пример вашего поста

i t ' s  l i k e ,   a l l   d a y   m y   v a n i t y   i s   f o r   s a l e
t a k e   i t   a w a y ,   m y   h e a d   i s   i n   m y   o w n   h e l l

Sing to me 'cause I can't hear myself
t h r o u g h   t h e   l o u d n e s s   o f   m y   o w n   h u r t s
https://i.imgur.com/4kHWDIt.gif https://i.imgur.com/gglyPne.gif
[indent] Ей в комнате всё знакомо и всё слишком чужое; её не было несколько лет — всё слишком изменилось / не изменилась только она сама. Алкмена хочет, чтобы всё было как прежде, чтобы все вдруг забыли её поступки мерзкие и необдуманные, чтобы всё её вокруг снова полюбили, как прежде — она готова даже обратно ту роль забытую примерить. Алкмена сожалеет о многом, ей перечислять всё ни одной ночи не хватит — она мучается кошмарами, она засыпает долго, рисуя на податливом мягком дереве изголовья ногтём узоры — от скуки; она даёт каждому из них имя, она привязывает каждый из них к одному из событий, которое не хочет вспоминать, надеется, может, они тут и останутся, в дереве, может, её вина хоть ненадолго отпустит и жить позволит, как прежде.
[indent]  [indent]  [indent] Вина цепляется в Алкмену когтистыми лапами крепко; не отпускает, как бы та не рвалась на свободу. Мена хочет грехи свои принять, Мена хочет себя простить — но у неё не получается, Мена хочет всё вернуть, но бороться не способна уже / вина врезается в неё крепче, перебирает косточки по одной и, обгладывая с причмокиванием, выплёвывает под ноги. Вина её перемалывает, стирает в порошок, не оставляя живого места.
[indent] Алкмена не может спать; она на месте вечно крутится, вертится, путаясь в широких простынях с детским рисунком, она репетирует слова добрую часть ночи и старается не смотреть на часы — они участливо подскажут: три часа ночи — она придумывает слова и заучивает их, оттачивая каждую фразу, она донести хочет мысль ясную, чёткую, она извиниться хочет и получить прощение долгожданное / она хочет, чтобы её снова любили, как прежде.

[indent] Алкмена старается быть сильнее — снова притворство;
[indent] Алкмена старается не поддаваться панике — внутри всё клокочет;
[indent] Алкмена мало выходов из ситуации видит — она притворяется, что ничего не произошло.

[indent] Этих шести лет не было — она наивно надеялась, что все станут в эту игру с ней играть; она по-детски мыслила, так ничему и не научившись. Алкмена на ошибках не учится, она их не запоминает попросту, старательно от них избавляется и заставляет себя забыть / она не сможет с виной этой жить постоянно.
[indent] Этих шести лет не было — она не хочет видеть их в глазах Макса и выросшей дочери, она не хочет натыкаться на это в облике Мары и слышать из уст Марлин. Она не хочет сталкиваться с последствиями, она себя сама загрызть хочет — чужих зубов чувствовать на собственной коже не привыкла; всегда умело от наказания увиливала.
[indent] Этих шести лет не было — пожалуйста, блять, п о в е р ь т е.

[indent] На пороге прежнего дома стоя, она верила всем сердцем, что ничего не изменилось; за дверью её ждёт всё тот же Макс, в глазах которого всегда обожание читалось, и всё та же двухлетняя дочь, не отлипающая от матери вечная непоседа. Алкмена верила, что так и будет, что встретят её они, что примут с распростёртыми, словно её не было всего пару дней — мамочка просто уезжала на выходные.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Мамочке просто нужно было кое-кого навестить.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Мамочке просто нужно было немного задержаться.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // Мамочки не было шесть ёбаных лет.

[indent] Алкмена судорожно поправляет теперь_светлые волосы, закладывая их уши, потирает озябшие предплечья и шумно втягивает носом морозный воздух — в Англии климат кусачий. Она прокручивает в голове слова, которые придумала ночью; она их все растеряла по дороге — роется в карманах, а там сплошь перепутанные буквы, лезет руками за шиворот — а там только предлоги одни, она нащупывает застрявшие в горле извинения — выдавить их не может. Её встречают две пары глаз, в которых ни любви, ни тоски, ни жалости.

[indent] Малышка Мэй смотрит с непониманием, Алкмена пялится на неё в ответ — они друг друга не узнают, не чувствуют, не понимают. Малышка Мэй смотрит на отца, цепляясь за его широкую ладонь, немой вопрос: «кто эта тётя» — Алкмену вот-вот вывернет наизнанку.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // зачем я только пришла?
[indent] Сердце рвёт на куски, душонки остатки скребутся, чтобы тело грешное покинуть и вознестись [погребёнными стать под толщиями земли] — Алкмена не дышит и не шевелится [может, получится исчезнуть], Максвелл смотрит холодно, но без ненависти — слишком добр к ней; пускает её внутрь, наливает горячего чая, предлагает тёплый плед, пока Мэй за ним хвостиком бегает. Алкмена глаз от дочери оторвать не может — кто эта девочка / почему она, чёрт побери, такая взрослая? Мозг подсказывает:
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] шесть ёбаных лет.

[indent] Алкмена для неё чужая, посторонняя, девочка её почти не помнит, но узнаёт по фотографии / обиды и ненависти Мена в глазах больших голубых не читает, это позволяет вновь дышать начать. Алкмена пытается о себе напомнить — дарит припасённый подарок, тянет руки осторожно и кличет «малышка Мэй» — прямо как шесть лет назад, но малышка Мэй, её маленькая малышка Мэй держится холодно и отстранёно, к собственной матери особенного интереса не проявляя. Мене хочется вновь исчезнуть, уехать куда-нибудь в Египет или соединённые штаты — только бы подальше от этого места, где она теперь ч у ж а ч к а.

[indent] Она протягивает Мэй руку, та хватает её неуверенно, но крепко; Алкмена попросила Максвелла отпустить дочь погулять с ней хотя бы немного, она знала — он хороший, он не будет запрещать им видеться и Мэйгрид от матери ограждать. Чья-то мать и чья-то дочь выходят на мощённую улочку перед домом, Мена нервничает, пытается говорить — но всё сбивчиво, отрепетированное забывается тут же, — девочка отвечает ей редко и коротко — она стесняется, замыкается, говорить не хочет. Алкмена не знает, с ней она такая или просто замкнутая ото всех, но попыток расшевелить не оставляет, рассказами не_интересными ребёнка пичкая.

[indent] Мару она не видит, но будто бы чувствует; стыд накатывает огромный волной, топит, Мена в нём захлёбывается и спасти не пытается даже. С губ срывается короткое имя, разобранное давно на кусочки, из которых вся жизнь её состояла: «Мара?».
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] // з а ч е м   я   т о л ь к о   п р и ш л а ?

0

26

ремус люпин патронусит
хочу видеть
HANNAH SIMONE & MICHAEL B. JORDAN
https://i.imgur.com/uytb7op.gif https://i.imgur.com/573OrkW.gif

мы с доркас бродили по тамблеру и случайно нафанкастили родителей ли джордана. отдаем в добрые руки, возьмите пожалуйста и избавьте нас от соблазна набирать твинков хд

0

27

ремус люпин патронусит
хочу видеть
JAMIE CHUNG
https://i.imgur.com/qbL7hAd.gif https://i.imgur.com/6yiKKfO.gif

та же история, что и с предыдущей заявкой, только с мамой чжоу чанг. джейми прекрасна же, бож мой, берите <3

0

28

доркас медоуз патронусит
хочу видеть
DEEPIKA PADUKONE
https://i.imgur.com/7dkx7Bx.gif https://i.imgur.com/ZXDpMAX.gif

идеальная мама для близняшек патил. приходите, сделайте ее кем угодно, а я буду любоваться и сильно любить

0

29

флоренс паркинсон ждет
волшебное радиовещание ищет своих кукушек!

https://i.imgur.com/udOMzHG.gif

pango romana
[1940, S'1958, владелец ВР; —// внешность: taika waititi]

ты родился в великобритании, но корни у тебя естественно другие: семья по тем или иным причинам из новой зеландии сбежала - больно неспокойная ситуация в магическом сообществе назревала. да-да, нашли куда бежать: в лондоне дела обстояли не намного лучше, поэтому после выпуска из школы ты, недолго думая, рванул вслед за старшим братом, мутить революцию на родине. ты сам удивился, когда дело закончилось победой вашей стороны: посидел, посмотрел на успех и решил, что пора возвращаться.
в англию приехал и обалдел от того, насколько тут все плохо, но заморачиваться сильно не стал: жизнь слишком коротка, чтобы воспринимать все слишком серьезно. с палочкой ты может дружишь не близко, зато вот журналистика всегда была твоим основным инструментом - поэтому в 1975 ты выкупаешь в свою собственность волшебное радиовещание и зовешь к себе самых на голову отшибленных ребят: истина где-то рядом.

https://i.imgur.com/F8qxMMk.gif

beata chambers
[1954, R'1972, главный технический спец ВР; —// внешность: olivia dudley]

ты - единственный адекватный человек в этом кошмарном бедламе. технически ты должна была следить за тем, чтобы работали микрофоны и свет не отключали за неуплату. по факту ты становишься правой рукой панго. спектр задач у тебя широкий - как же без этого. счета ты конечно все равно оплачиваешь, ну и заодно, во внеурочное время, следишь за тем, чтобы то, что ляпают ведущие в прямом эфире совсем границу не переходило - все-таки не хочется, чтобы в офис ворвались пожиратели (панго определенно гений в том, что делает но божемой здравый смысл - не его).
у тебя странное прошлое - слишком дерганая и замкнутая для такой молодой девушки. кажется, ты жила в лютном. кажется, у тебя была не самая лучшая компания. хорошая штука в волшебном радиовещании - свое прошлое можно оставить позади.

https://i.imgur.com/Wt9yagO.gif

evelyn grant
[1952, G'1970, ведущий радиовещания; —// внешность: inbar lavi]

ах какая женщина, всем б такую! в паре с эрин ты ведешь колонку, которая посвящена общественной жизни - люди слышат это и фыркают в ответ с некоторым предубеждением, но какое тебе дело до дураков, которые не понимают, что всю мировую историю можно по сплетням и модным журналам проследить? ты заводишься с полуслова: когда узнаешь о том, что кандидат дженкинс начинает инициативы по поддержке меньшинств - машешь своим трехцветным (розовый фиолетовый синий) флажком и мутишь акцию в ее поддержку. не знаю, оценила ли юджиния то, что акция эта заключалась в проведении фотосессии в стиле нюд с тобой в главной роли, продаже этих фото на аукционе и пожертвовании на счет ее кампании. знаю, что робин боунс оскорблен был до глубины души. но главное - иметь гражданскую позицию!

https://i.imgur.com/AR4hiDl.gif

erin davies
[1954, R'1972, ведущий радиовещания; —// внешность: melissa fumero]

с тобой люди знакомятся и думают: вот она, полная противоположность эвелин. ты строже, ты ответственнее, ты пунктуальнее (если бы за эфир отвечала одна грант, вы бы в принципе никогда не выпускались). это в принципе все правда, но тем не менее: вы смеетесь над одними и теми же вещами, понимаете друг-друга с полуслова, по жизни идете в одном направлении. да, расхождение темпераментов придает вашей передаче шарма, но в общем и целом вы не так уж различны. ты, пожалуй, более осторожна в своих высказываниях, потому что боишься сильнее - все-таки обручилась не так давно и не очень хочешь, чтобы сказка заканчивалась трагически и преждевременно. и все-таки: на прошлой неделе именно ты пошутила, что темная метка намного лучше смотрелась бы в качестве клейма в нижних регионах поясницы, так что кто знает.

https://i.imgur.com/PirKQKC.gif

ethan bell
[1961, H'1979, ведущий радиовещания; —// внешность: ross lynch]

нет, ты не школьник; нет, ты не сбежал из хогвартса; да, ты уже устал повторять это всем, кому не лень спрашивать. ты радиовещание слушал еще в родных стенах гриффиндорской гостиной: проникся ярким стилем и значимым мессенджем, который за ним скрывался. ты вообще парень спокойный, но радикализировался поневоле: магглорожденным сейчас сложно. ты очень стараешься: обязанности начинающего ведущего по факту совмещаешь со священным долгом стажера - и кофе принесешь, и спросишь, не нужна ли кому помощь с микрофонами. в общем - лапа а не человек.
фан фэкт: изначально тебя нанимали в напарники к рейгану, но честное слово, боже мой, посмотри какой он зануда, посмотри как задорно девочки высмеивают костюм одного из кандидатов. дался тебе этот фишер?

https://i.imgur.com/Ty7wjMA.gif

elliot sharp
[1943, H'1961, ведущий радиовещания; —// внешность: bill hader]

ты, честно, до сих пор понятия не имеешь, как сюда попал и что здесь забыл. ну серьезно, все ведь шло хорошо: был себе хит-визардом, патрулировал улицы, наводил в городе порядок. достойная профессия, между прочим, несмотря на стеб со стороны авроров. потом война началась и тебя что-то за мягкое место укусило. сам не понимаешь, почему именно сюда пошел: с панго случайно познакомился в баре и он в тебе какое-то обаяние разглядел, а может еще что-то. вот и позвал (он у нас со странностями, я знаю). ты не в курсе, как здесь оказался, но с каждым днем все более уверенно себя чувствуешь, да и ваша с рейганом передача (где ты по большей части рассказываешь людям о том, что происходит в англии, сравниваешь статьи различных газет и пытаешься что-то анализировать) популярностью пользуется. может быть ты на своем месте, наконец? еще бы фишер так не бесил, но это мелочи, да и ты - человек-дзен.

https://i.imgur.com/gkKCDaP.gif

regan fisher
[1942, S'1960, ведущий радиовещания; —// внешность: daniel bruhl]

ты - журналист серьезный™, возможно даже с большой буквы. если честно, мы все уверены, что панго тебя привлек для того, чтобы радиовещанию придать немного веса, показать его с более профессиональной стороны. ты раньше в пророке работал, вел там колонку о международных событиях, переговорах, ситуации в других странах и прочей чепухе (и о движении, которое романа поддерживал в родной зеландии отзывался не особенно положительно, но кто старое помянет - глаз вон). после десяти лет опыта, видимо, заебался и заявил во всеуслышание, что все куплено, а газета - просто флаер пропаганды (и очень оскорбился, когда никто не был удивлен). на радио пошел назло, совершенно открыто и не стесняясь считаешь его чем-то ниже себя, но платить за дорогую квартиру в центре лондона чем-то нужно, а другие издания после твоего пророческого финта тебя брать желанием не горят. ну и хрен с ними - их проблемы.


вы скажете мне: флора ты совсем куку зачем ты пишешь заявку на нужных для нпс а я вам отвечу что вы мне сделаете я в другом городе.
к тому ж - есть ведь у нас и робин, который работает на радиовещании так сказать на полную ставку хд
ваще хочу сми. и из всех представленных у нас волшебное радио имеет потенциал быть наиболее ебнутым и открытым. понятно, что какая-то доля осторожности быть должна, иначе пожиратели придут и всем пезды раздадут. или орден они на секундочку те еще террористы и беззаконники. в общем, положиться можно только на юджинию.
мы все будем коллегами, а еще я хочу вводить вот этого пацана во всякие расследования и газетножурнальнорадио дела, так што нужны связи (пиздеть не буду - панго бессовестно задумывается как его школьный друг, no regrets)
давайте мутить и без того беспокойную магическую великобританию! давайте раскрывать заговоры! давайте обсудим who wore it best и в процессе обнаружим метку на предплечье какой-нибудь пикантной особы! сила пятой власти!
приходите. внешности меняются по мановению волшебной палочки и предупреждению в гостевой, имена тоже, да и на смену концептов буду смотреть сквозь пальцы хд лояльность оставила пустой - взрослые люди, сами выбирайте, за кого голосовать! меня в любом случае порадуете одним своим присутствием.

пример вашего поста

Энни одержима газетами с детства. Их читает отец, развалившись в глубоком кресле; хмыкает периодически, зацепившись взглядом за особенно интересную заметку. У нее свой небольшой мир - в их квартире, в их доме, на их улице. В детстве кажется - больше ничего другого и нет. Но газеты доказывают обратное - за стенами их вселенной тоже существует что-то. Судя по отцу - что-то крайне интересное.

Это забывается, когда приходит письмо из Хогвартса: еще бы не забылось. Отвлекает своей яркостью, неожиданностью: Энни - волшебница, что точно в рамки и границы привычного мира не входит. Все вдруг кажется немного чужим, даже родители, которые любят ее безусловно и сильно. Все вдруг кажется немного чужим - таким же представляется и замок, но это - другое: неизведанное, загадочное. Столько нового, что предстоит узнать - неудивительно, что она на Рейвенкло попадает, вечно исследовать, вечно разгадывать. Она не переживает из-за своего "статуса". В школе ей кажется, что это и вовсе смысла не имеет - дураки, которые разделяют предрассудки, привитые их идиотами-родителями - не считаются. Это не важно: в мире слишком много интересного, того, что к ним не имеет никакого отношения. И заклинания, и зелья - при упоминании последнего в первое время особенно сложно удержаться от мыслей о стереотипной ведьме в специфичной шляпе. Энни воодушевлена, Энни заинтересована. У Энни комплекс отличницы: она должна быть лучше во всем и всегда. Наверное, поэтому таким неожиданным оказывается откровение последних курсов: из всех профессий, которые есть в магическом мире, ей интереснее всего те, что мир этот делит с маггловским.

Делит, но не совсем, как и в школе. Выпустившись из Хогвартса, Эдисон понимает вдруг: предрассудки существуют не только в стенах Хогвартса. Это забавно: большинство людей, с которыми она контактирует, заявляют четко: они против магглорожденных не имеют ничего, они разницы не видят. Но разница эта все равно существует: неощутимая, неосязаемая для тех, кто не сталкивается с ней каждый день. Для нее разница ясна, очевидна как день - в каждом небрежно опущенном комментарии редактора. И вдруг, в этом "взрослом" мире, эта самая разница становится совершенно невыносимой. Все просто: предрассудки, существовавшие в школе, легко было отмести как временное препятствие, мелочь, с которой потом не придется иметь дело. Но теперь, на реальных улицах магического Лондона, становилось ясно - эти взгляды берутся откуда-то, наследуются у старших поколений, которые их транслируют, распространяют старательно и прицельно.

И, Мерлин, это не может не раздражать.

Заметьте: Энни - спокойный человек. Первому магу, который пытается доказать ей факт превосходства чистокровных магов над магглорожденными, она отвечает. Рассудительно, основательно - расписывает отличия, доказывает отсутствие непреодолимого барьера. Справляется с первым десятком, и со вторым. Но со временем - все это начинает казаться настолько очевидным, настолько естественным, что все вопросы и комментарии лишь раздражают. Эдисон устает объяснять, потому что это элементарно, потому что это должен понимать каждый.

И она начинает злиться: не показывает это всякому прохожему, скрывает за слоями наигранной вежливости, но и в пространные тирады о равноправии больше не пускается, усвоив, наконец, это беспощадное "бесполезно". Остается только учиться у старших - учиться злиться на того, на кого нужно. "Власть имущие" в их кружке становится почти ругательством, почти молитвой. Только на них и остается надежда - на тех, кто может привнести реальные изменения, на тех, в кого действительно можно верить. Увы - играют издержки профессии, и к восьмидесятому году Энни не верит ни в кого.

Знает, что нужно: реальные изменения достигаются только через тех, кто к законам имеет прямой допуск, кто может их менять (или, хотя бы, предлагать этим самые изменения). Знает, но все же даже эту толику доверия предоставить существующим кандидатам не может: кто-то слишком, кто-то недостаточно. Энни следит с задних рядов, не лезет в разгоревшуюся шумиху, не доверяет никому, кто свои имена в бюллетень вписывает. Как можно: у каждого из них - свои провалы, каждый успел высказаться и высказать что-то, что с Энни не резонирует совершенно. И все же.

И все же у ее радио акция, а Эдисон не может не поучаствовать, потому что такие возможности встречаются редко. Потому что министерство их по большей части игнорирует, на выступления ссылаясь исключительно дискредитации ради. Единственное утешение - начальник во взглядах ничуть не уступает самой Энни, а потому ему можно (в разумных границах) доверять, что само по себе забавное слово. Доверять - в границах разумного, в смысле "он бы предупредил" - максимум на который в сложившихся обстоятельствах можно рассчитывать. Этого тоже недостаточно, но она пытается закрывать глаза - особенно когда начальник говорит о коллаборации с Пророком, что само по себе является Большим Делом.

Пророк - болото; это Энни понимает еще тогда, когда абсолютно бессмысленную практику у них проходит. Уже тогда, в первые недели, понимает: газета существует лишь для того, чтобы давать людям успокоение. Она не похожа на маггловкие эквиваленты, в ней нет внешнего мира. Есть только то, что свойственно всем, что происходит на каждой улице. Мягкость, привычка, иллюзия - вот и все, что остается в ассоциативном мышлении после трех недель сотрудничества. Это неважно, это - мелочи, особенно тогда, когда Энни знает (верит), что все может быть лучше: прогрессивнее, прямее. Радиовещанию интервью добыть сложнее, но разговоры получаются более искренними, более настоящими - она это ценит (больше, чем должна, со своей независимой башни). И все идет хорошо, абсолютно прекрасно, когда (неожиданно) в редакцию поступают новости.

Она "за", всеми руками и ногами: предложение абсолютно неожиданное (полезное; то, что их выведет наконец на общую карту). Наверное, не стоит быть такой удивленной: радиовещание всегда пытается привлечь на свою сторону кого-то, кто будет представлять другую точку зрения. Наверное, не стоит это все того шока: когда Энни узнает, что сама она будет вести Эту Самую передачу - Эдисон была одним из двух основных корреспондентов радиовещания, наиболее (иронично) традиционным. Так что, в общем-то, она не должна быть настолько удивлена, когда редактор призывает ее в кабинет и озвучивает свое предложение.

Предсказуемость этих событий совершенно не облегчает диалог, особенно когда начальник кажется абсолютно расслабленным. Может быть из-за этого все и случается. Может его вопрос о том, что мог бы стать из оппонентом, был совершенно ожидаемым. И возможно ее собственный ответ оказался настолько же предсказуемым.

Не то, чтобы она когда-то собиралась озвучивать собственное резкое "нет". Второй-по-значимости политический корреспондент радио, она, разумеется, была готова к этому, но все же. но все же: когда редактор объявил о предстоящей акции, Энни оказалась неготова - слишком, слишком, слишком. Слишком сильно настаивающая на том, что магглорожденных в их обществе должны были принимать давно и беспристрастно, например. Да и вообще - множество всяких чересчур, которые скорее всего затормозили бы ее карьеру где-то еще. Но, слава Мерлину, ее редактор был человеком далеким (крайне и беспрецедентно) от предрассудков, а потому и на сам обзор выдвинул именно ее. И к этому Энни была готова - более-менее, под коучингом со стороны старших коллег.  Шоком стало другое, а именно - необходимость выбора собственного соведущего.

Ладно, у нее было множество кандидатов. Ежедневный пророк в принципе на них скуп не был, особенно теперь, когда темы, которые поднимало радиовещание, с народом резонировали особенно. У нее был выбор - широкий, хотя, конечно, не каждый из них рвался освещать выбранную тематику в компании радио-коллег. И все же - выбор был: Пророк постарался, видимо, желая отвести от себя подозрения в какой бы то ни было предвзятости. У Энни был выбор. Выбор был простым.

Как только она увидела его имя - дело было сделано. Энни чуть краснеет, отводит взгляд, потому что дело совершенно не в этом. И все же: не мстительное, но неприятное чувство просыпается внутри. Джеффа Энни не видела несколько месяцев (во всяком случае - не напрямую). Джефф Энни не нравится - не это ли идеальное соответствие двух ведущих, говорит она себе, проверяя его микрофон. Раньше-был-чистокровен: идеальная позиция для критики того же Лестрейнджа. И она именно об этом думает, когда он оказывается в студии:

- ...Эдисон, и, совершенно неожиданно для нас самих, мистер Джефф Вингер, - и, да, его имя произносит больший фурор, нежели ее собственное, но Энни не собирается фокусироваться над этим, предпочитая обратить все внимание на гостя, игнорируя все остальные эмоции, существующие, возможно, в реальном мире, но точно не в этой студии, - Джефф, расскажи, каковы твои впечатления от прошедших дебатов, - она сама его выбрала, настоятельно и прицельно, сама направила ему темы сегодняшних дебатов, но почему-то видеть Вингера в студии - также непривычно, как было бы застать саму Эдисон за печатными станками.

0

30

сириус блэк ждет

https://i.imgur.com/xnrJdQa.gif https://i.imgur.com/54aXtKA.gif

walburga black
[1925, slytherin'1943, место работы & лояльность на выбор; —// natasha o'keeffe]

вальбурга - это боль, вальбурга - это нрав, вальбурга - это мать / / двоих детей, вальбурга - это жена. у нее множество статусов, но только орион знает, что из себя она представляет; он ее переживания убаюкивает, он ее лучше делает, острые углы сглаживая. вальбурга учится жить и любить рядом с ним с детства, она по-другому не умеет. первого сына рожает в агонии, проникается нежностью сразу же и не может не видеть в нем ориона. но чем старше сириус становится, тем больше она себя в нем замечает; у него слишком много желания ее вниманием завладеть, она это видит и игнорирует_специально, думает, что так будет лучше. регулус ей мужа больше напоминает, она его от себя не отпускает, иногда ради того, чтобы успокоиться, в другие моменты просто из-за привычки.

вальбурга - это осколки, судьбой в пыль стертые. она мечтает о большой семье, о карьере, о чем-то, чем никогда ни с кем не поделится. но к 1980 году блэк в одиночестве в огромном особняке травит себя воспоминаниями, запивая их алкоголем. орион умирает вскоре после пропажи регулуса, у нее руки дрожат, она может не может на публику играть - ее жизнь идет по наклонной, она больше
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] н е          м о ж е т


- хочу все сломать, хочу обойти устоявшийся фанон, хочу с матерью отношения наладить, когда в 1980 году остаемся только она и я. хочу спасти ее от пропасти, поймать у края, попросить не оставлять в одиночестве; надоедать хочу своим присутствием, за тяжелыми вздохами замечать благодарность. хочу сириусу м а т ь, а вальбурге - с ы н а. хочу, чтобы после всего, что между ними было, одержало верх одиночество, которое их и сведет. у него много обид, но вальбурга воспитывает его хорошим (да), и он ее не оставит одну в доме, как бы рана ни болела.
- внешность можно сменить, но посмотрите какая наташа красивая + очень много графики из острых козырьков.
- все можно поменять, можем оставить ориона или альфарда живым (есть идея), можем все исправить, давай это сделаем вместе  https://i.imgur.com/TI8aUXI.png

пример вашего поста

Он себя уговаривает успокоиться — ничего необычного не происходит, у него просто ладони потеют, и Сириуса это раздражает, потому что волнение не про него, он всегда в себе уверен. Даже когда из рук выскальзывает букет цветов, который он наспех собирает с/а/м/о/с/т/о/я/т/е/л/ь/н/о. Поле, куда Блэк аппарирует, усыпано хризантемами и дикими ромашками, но ему хочется отыскать колокольчики: «они мне напоминают твои глаза» — планирует сказать в процессе, но чем дольше по полю ходит, пачкая ботинки, тем сильнее сомневается в фразе.
Сириус ерошит волосы, недовольно рыча, когда оглядывается по сторонам, а потом приседает на корточки. Четырьмя лапами намного быстрее добраться до нужного места, а в стебли цветов, в пасти зажатые, и того целее будут. Лишь к обеду он справляется со всем, посреди поляны сидя и связывая букет вместе. Солнце непривычно сильно припекает в начале ноября, и Сириус сомневается, что Луна достойна подобного к себе внимания: порт-ключ в Арабские Эмираты, подписание документов и обоснование поездки посреди рабочей недели. Она с каждым днем все мрачнеет, и как бы Блэк ни пытался игнорировать упаднический дух, даже для него Флеминг становилась чересчур меланхоличной. Она обычно была той, кто видел оптимистичный свет впереди, а теперь ему приходится ей напоминать о том, что время лечит.

Оставшись довольным своим деянием, Сириус подпрыгивает на своих двоих, ищет в карманах порт-ключ, который работает еще около получаса. Было бы слишком хорошо, если бы все шло по плану; ему приходится вновь ипостась менять, чтобы отыскать открытку отыскать, из кармана его выпавшей в процессе первого превращения.

Англия встречает его дождем и насвистывающим ветром. Блэк букет аккуратно трансформирует в книгу, чтобы не испортить хотя бы что-то за сегодняшний день. Натянув повыше воротник, он ныряет в толпу, спеша домой. Флеминг должна была вернуться к вечеру: день рождения было решено праздновать в субботу, поэтому сегодняшний день должен был посвящён только им двоим. Но Сириус знает, что Ремус все равно организовывает вечеринку, которой его удивят ближе к девяти. Именно поэтому ему хочется ответ на вопрос услышать до того, как вся орава друзей разгромит установленный Луной порядок.

В темном коридоре он ориентируется без проблем: скидывает туфли у двери, книгу осторожно кладет на тумбочку. Судя по тишине, никого нет в доме, который когда-то принадлежал Альфарду, а потом являлся холостяцким пристанищем мародеров. Сначала Джеймс сказал что-то вроде «с меня хватит», подарив кольцо Лили, потом Ремус начал встречаться c Доркас. Сириус не то чтобы хочет за всеми поспевать, ему просто кажется, что Луне пойдет на пользу следующий шаг. Он в руках крутит коробку, которую покупает на свои деньги; по-хорошему, должен был к матери сходить, спросить, даст ли кольцо ему или решит оставить его Регулусу. Но он не дурак, прекрасно знает, что на пороге особняка на площади Гриммо никто его не ждет; у него другие планы, и важная составляющая сейчас вбегает в дом, скрываясь от усилившегося дождя.

Сириус ее слышит, но не спускается на первый этаж, перерывая рубашки на втором. В последние пару недель Луна решает поиграть с его терпением: молчит, не идет на контакт, а когда наконец что-то отвечает, то услышать от нее что-то кроме проклятий сравни хорошо прожитому дню. Блэку наивно кажется, что проблема решается так же, как и в прошлом году — «я тебя люблю» достаточно, чтобы заставить ее перестать хмуриться от одного его появления на пороге комнаты.

— Привет, — ловит ее в коридоре, со спины обнимая и к себе прижимая, вдыхает аромат влажных волос, зарываясь в них носом. Но Флеминг все так же напряжено пытается вырвать, на что Блэк уговаривает себя не обращать внимания, он лишь сильнее ее к себе прижимает, не давая упрямо настаивать на своем.
— У меня сегодня день рождения, и я имею право на немного нежности от своей девушки, нет? — шепчет в шею, следом поцелуй на коже оставляя, прежде, чем отпускает. Он обещает себе не вздыхать, никоим образом раздражения не выдать, потому что успевает усвоить — Луна заводится с одного лишь слова. Сегодня ему хочется хотя бы на мгновение вернуть их лето, время до того, как она случайно человека убивает. Хотя сколько бы раз Сириус ни повторял одно и то же, она все равно отказывается принимать его точку зрения. Но этим их отношения и хороши — ему давить нет смысла, а ей ожидать от него этого, у него все под контролем, поэтому Блэк просит Флеминг подождать.

Он добегает до тумбочки, книгу трансфигурирует обратно в букет, волосы в отражении зеркала приглаживает — словно студент, который идет просить прощения у Макгонагалл за взорванную картину.

— Лу-уна, — зовет ее, когда в гостиной не застает, прислушивается к ее недовольному ответу, но не позволяет себе настроение портить. Она наверняка по-другому заговорит, когда его на колене увидит; Сириус на правое прыгает, букет на пол кладя, чтобы успеть справиться с коробкой, в которой прячется спасение от этого унылого выражения лица.
Ее шаги приближаются, он замирает на месте, глубокий вдох делая.

Когда Флеминг показывается в проходе, он тут же в улыбке расплывается:
— Луна Беатрис Флеминг, я знаю, что сейчас не подходящий момент, но, если честно, его и никогда не будет. Ты меня знаешь чуть больше семи лет, я знаю тебя столько же. Мы оба не любим креветки, а я ради тебя научился слушать джаз и танцевать фокстрот, — Сириус речь готовит, от зубов она отскакивает, и он игнорирует удивление, смешанное с_ненавистью, на ее лице, — я хочу, чтобы ты стала моей женой, — оставляет в воздухе висеть, хмурится, замечая ее реакцию, напрягается, потому что внутри злость начинает клокотать, — ты_выйдешь_за_меня?

0


Вы здесь » blind faith » перекрёстки сумерек » hp: finite incantatem


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC